Гипноз

Страница: 3 из 5

День двенадцатый. Медсестра.

Костя опять был в ночную смену. Он вошел в палату с каким-то халатом, сунул его в тумбочку и по-хозяйски похлопал меня по ноге.

 — Как здоровье ноги? — Меня достала уже эта шутка, повторяющаяся каждый раз.

 — Нормально! Ты перевязывать меня будешь или уже поздно? — Костя внимательно посмотрел мне в глаза и медленно перевел взгляд на Рустама. Тот как-то сразу сжался, сник, и опять меня поразили его глаза, которыми он по-собачьи преданно глядел на Костю. Пауза затянулась, и вдруг я увидел, что Рустам, не отводивший взгляда от Кости, мелко дрожит.

 — Выйди! Придешь через десять минут! — Костин голос звучал ровно, без эмоций. Я ничего не понимал. И почему он так с ним говорит и почему вообще Рустаму нужно выходить, когда максимум, что предстоит, это осмотр ноги. Но тот встал и послушно вышел деревянными шагами, с застывшим лицом и собачьими глазами.

 — Что это с ним? — Я повертел пальцем у виска.

 — Не знаю. Он мне будет мешать. И ты будешь мешать. Я хочу основательно прогреть тебе ногу, а ты пялишься на меня, как идиот. Давай-ка улягся поудобнее, закрой глаза. Вот так! Сейчас опять ноге будет тепло. Так, как ты любишь. Ты снова почувствуешь, что она жива, что по ней разливается тепло. Много тепла! Оно заполняет всю ногу, переливается во все тело, затопляет, захватывает. Оно ласковое и доброе. Оно обнимает, успокаивает и убаюкивает. Тебе ничего не надо, только пусть так будет всегда — тепло и спокойно. Вечно. Тепло и голос. Мой голос. Ты слышишь только его. Ты знаешь, что должен ему верить. Полностью и безотчетно. А сейчас ты уснешь, и ничто не сможет тебя побеспокоить, потому что здесь — я, и ты доверяешь только мне...

... Было очень страшно! Это была почти паника! Спасало только то, что родной, до боли родной голос Кости, был где-то рядом. Но он молил меня о помощи! Я здесь! Я спасу тебя, Костя! Если надо, я жизнь за тебя отдам! Не сомневайся! И кто посмел на тебя покуситься? Вот эта медсестра? Вот эта образина в белом халате? Бр-р-р! Какая мерзость! Чернявая, с мужиковатым лицом! Вылитый Рустам!. Да, я ее в клочья за тебя разорву! Гадина, я вытрясу тебя из этого халата! Господи, да у нее же вся грудь волосатая! Вот выродок! Что же тебе от Кости надо? Пошла вон, убью! Она насилия боится? Так она его получит! Ты узнаешь его в полной мере, сука! Будешь орать благим матом, когда тебе засадят до самой селезенки!... Как же ты умудрилась, стерва, мужское хозяйство между ног приделать? И куда же я тебя теперь... ? Как, в задницу? Костя! Ко-о-о-с-тя! Я не умею! Я не смогу! Каким раком? Становись, гадина, так, как тебе говорят! Мне больно, Костя! Мне самому больно! Но она за все поплатится! Пусть поизвивается подо мной! Как мучается, стерва, даже стонет! На, тебе! На, тебе! На! На-а-а!!!...

... Он спасен! Он со мной! У тебя все в порядке, Костя? У меня тоже! Почти! Очень член только болит! Но она получила сполна! Да, я вижу, что она озверела! Ишь, рожу даже перекосило! Говоришь, что она опасна? Даже очень? Зачем же бежать от нее? Нас же двое!

И куда бежать? Нет, туда я боюсь, там же трупы! Ну, хорошо, хорошо, но только не оставляй меня, я прошу, мне страшно!...

... Ой, здесь же совсем темно! Костя, я не хочу ложится на топчан. Ты посмотри, кто рядом лежит? Да тут их много! Мне страшно! Хорошо, но ты ложись где-нибудь недалеко! Она нас здесь никогда не найдет! Это чьи шаги? Костя, это же она! Настоящий монстр! Она ко мне идет, Костя! Я ей не дамся! Я не могу, Костя! Я так никогда не делал! Зачем мне на живот? Костя, я не хочу! Мне больно! Вот сволочь! Хорошо, я попробую потерпеть, но только ради тебя! Мне больно, мне очень больно!...

... Мне не встать, Костя! И, кажется, все напрасно — она добралась до тебя! Вот сука! Как настоящий мужик трахает! Я бы помог тебе, но мне не встать! Борись сам! Да скинь ты ее со своей спины! Не можешь? Тебе тоже плохо? Почему же ты стонешь? Гадина! Зверь! Что же она с тобой делает? Вот, ублюдок! Она же тебя изуродует!... Кажется, отвалилась! Давай уйдем, пока она без памяти валяется! Пошли скорее!... Прячься ко мне, ложись рядом! Прижмись, сюда она больше не сунется. Все будет теперь хорошо. Ты в безопасности. Ты мой. Я только очень устал, Костя. И спать хочу. Я очень хочу спать!... Я уже засыпаю!... Нет-нет, я слышу тебя!... Я понял, что должен все забыть!... Все и навсегда!... Ничего не было!... И никого!

... И никогда!...

7. День тринадцатый. Пробуждение.

... Сквозь щелки век мутно всплывала кровать Рустама. Сам он раскидался по кровати в полном беспамятстве. По мне, кажется, проехал танк! У меня все болело! Каждая мышца, руки, ноги. А в задницу как будто засунули раскаленный прут. Я помотал головой, возвращая себя к действительности. Что это со мной? Что же это было? Халат! На стуле белел чей-то халат. Откуда он взялся? Он просто лежал, а меня медленно охватывал ужас. Что-то очень плохое было с ним связано. Что-то злое и опасное. Я перевел взгляд на Рустама. В глаза бросилась его волосатая грудь. Халат и волосатая грудь. Голова шла кругом. В мозгу замелькали жуткие картины, похожие на кадры из триллера. Я вдруг с отчаянной ясностью увидел лицо Рустама, склоняющееся ко мне в сумраке морга, ощутил, как вдавливает меня его яростная тяжесть в жесткую поверхность топчана. И Костя! Он был там! Рядом! Я отчетливо увидел его широко раскрытые сумасшедшие глаза, жадно впитывающие детали насилия надо мной! Я схватился за голову. Наверное, у меня поехала крыша. Этого всего не могло быть! Я вскочил с кровати, подскочил к Рустаму, стал его трясти, бить по щекам. Он замотал головой, замычал, продрал глаза и неузнавающе уставился на меня. — Рустам! — Я тряс его изо всех сил. Наконец в его взоре появилось что-то осмысленное.

 — Ты чего, сдурел? — Он меня оттолкнул, уселся, взялся рукой за лоб. — Слушай, что это со мной? Мы вчера не пили? Голова просто чугунная.

 — Нет, не пили! А что мы делали? Вспоминай! Посмотри на этот халат! Ну, дурень, включайся скорее! Тебе знаком этот халат? Ты надевал его?

 — Что я, идиот? Зачем мне его надевать? Да и женский он. Хотя... Я вспоминаю, что ты его с меня срывал! Что за чушь! Как он на мне оказался? — Он вытаращил на меня глаза.

 — Ладно, черт с ним, с халатом! Костя здесь был? Или где-нибудь мы были вместе с Костей?

 — Костя? Кажется, нет. Конечно, нет. Откуда ему взяться? Мы были здесь вдвоем и ты... ты... меня... — Он мотнул головой. — Слушай, какая же галиматья иногда в голову прет!

 — Стоп! С этого момента помедленнее! Что тебе прет в голову?

 — Ерунда, чушь, я это даже обсуждать не хочу! Отстань от меня! Не хо-чу!

Я взял его за ворот рубахи, приблизил его лицо к своему и прямо глядя в глаза спросил...

 — Рустамчик, ведь тебе вспоминается секс со мной, да?

 — Да... нет! Нет! — он вырвался из моих рук и рухнул на кровать. Я силой повернул его голову к себе...

 — Да, Рустам, да! И как я тебя трахал и как ты меня. Все так, не спорь. И это все было на самом деле. Ты когда-нибудь раньше трахался с мужиками? — Рустам молчал. — Говори, говори, родной! Ей богу я никому не скажу, это во мне умрет! Ну, пожалуйста, прошу тебя!

 — Да! — выдавил он наконец.

 — И ты это любишь?

 — Когда меня — нет!

 — Ну, вот видишь! А я вообще никогда! И ни с кем! Нас заставили! И тебя и меня! Нас обоих можно сказать изнасиловали! И знаешь, кто это был? — Рустам уставился на меня широко раскрытыми глазами, разинул рот, несколько раз конвульсивно сглотнул и, наконец, выдавил... — Костя? Нет! Быть не может!

 — Ну, вспомни, был он вчера с нами?

 — Кажется, я ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх