Гипноз

Страница: 4 из 5

начинаю вспоминать. Да, пожалуй, был! Точно был! Но я его помню как-то урывками.

 — Тогда не мели чепухи! Если он был с нами и мы, не желая этого, проделали друг с другом то, чего не хотели, значит этого хотел он! Другой вопрос, как он этого добился! Давай-ка, медленно вспоминай весь вчерашний день. В деталях. Все, что помнишь!...

... Постепенно картина прояснялась. Мы вспомнили все дни, когда ощущались странные последствия чьих-то действий над нашими телами, и все, что этому предшествовало. И всякий раз всплывал в том или ином виде сеанс гипноза, проведенного с нами Костей. Иногда участниками действий были только я и Костя. Иногда — Рустам и Костя. Иногда — мы все втроем. И только однажды, в день, когда Рустам онанировал, под гипнозом был только он. Зачем это нужно было Косте, оставалось только догадываться.

Все стало очевидным и омерзительным. Воспользовавшись нашей доверчивостью и возможностями своего влияния на нас, Костя утолял свои сексуальные, а точнее, гомосексуальные, желания и интересы. Нужно было что-то придумать, чтобы навсегда отбить у него охоту к подобным штучкам. И мы придумали!

14. День пятнадцатый и последний. Подготовка.

Костя ввалился в нашу палату как всегда ближе к вечеру. В последнее время он вообще зачастил выходить в ночную смену. Теперь становилось ясно, почему.

 — А этот чего спит? — Он кивнул в мою сторону. Рустам пожал плечами... — А какая разница?

Пусть спит. Целый день кашлял тут.

 — Ну и черт с ним! Ложись-ка! Будем готовить тебя к операции. Психологически, так сказать.

 — Ладно. Только давай сначала соку выпей. А то запарился, наверное. — Рустам налил стаканчик сока и протянул Косте.

 — Манго! Бр-р-р! Ну и гадость ты пьешь! — Он заглотил сразу полстаканчика. — Да еще и с привкусом каким-то! — Он быстро допил. — Ну, давай, только разденься сначала.

 — Опять догола?

 — Ну, да! Как всегда! Ну и духота тут у вас! — Костя стащил с себя рубаху, потом — футболку, затем сел на стул рядом с изголовьем Рустама и положил ему руку на лоб...

 — Все, затихни! Закрой глаза! Успокойся. Представь, что ты в родном Дагестане, на берегу Каспия. Ты слышишь, как тихо, перебирая камни, набегают на берег волны. Одна, потом еще одна, потом следующая и еще и еще. Они ласково обнимают тебя, качают, убаюкивают, и тебе мерещатся до боли знакомые с детства песни, чуть слышно напеваемые мамой. Какой дивный у нее голос — добрый, милый, родной. Под него ты всегда засыпал, под него ты уснешь и сейчас. Тебе хорошо, просто и спокойно. Никаких проблем нет. Остался только голос. Верь ему. Верь только ему. Ты твердо знаешь только одно — нужно полностью ему верить и подчиняться! Без раздумий и колебаний! Чтобы ты не услышал!...

И тут я понял, что уже пора, а то, не дай бог, он его опять усыпит или как там у них это называется. И с Рустамом ничего нельзя будет уже сделать. Я сел на кровать и начал дико кашлять, сотрясаясь всем телом, роняя с тумбочки бутылки с водой и стаканы. Гневно вращая глазами, Костя обернулся ко мне... — Заткнись! — Но как можно быстро унять кашель? Я продолжал сотрясаться, кося глазом на Рустама. Тот незаметно подмигнул, мол все в порядке. И снова закрыл глаза. Приступ сразу закончился и я, тяжело дыша, упал на подушку и закрылся одеялом с головой. Костя долго смотрел на меня, потом перевел взгляд на Рустама. Была полная тишина. Слышалось только тяжелое дыхание Кости. Он вытер обильный пот со лба, наклонился к Рустаму... — Ты меня слышишь?

 — Да!

 — Ты знаешь, что должен выполнять все, что я тебе приказываю?

 — Да!

 — Хорошо!... Господи, что у меня с башкой!... — Он, качаясь, подошел ко мне, откинул одеяло...

 — Пойди-ка погуляй часа два, мне с Рустамом нужно провести процедуру, а ты мешаешь своим кашлем... Что же это со мной? Голова кружится. Вроде такого никогда не было!

 — Ладно, иду! — Я встал, оделся, взял костыли и заковылял в коридор. Я знал, что действие снадобья, которое мы ему налили в сок, рассчитано от силы на двадцать минут. А нам все нужно успеть. Поэтому ровно через пять минут я вернулся. Костя без памяти лежал на моей кровати, а Рустам быстро его раздевал. Голого мы положили его на живот и крепко привязали его руки и ноги к спинкам кровати.

15. День пятнадцатый. Кара.

Минут через десять, которые мы потратили на некоторые приготовления, веки у Кости задрожали, затем появились щелки глаз. Он дернулся, затем полностью открыл глаза и приподнял голову...

 — Где я? Кто здесь? Что это значит? Развяжите меня, идиоты!

 — Гляди, она очнулась! — Рустам повернулся к Косте и сделал зверское лицо.

 — Сейчас все узнаем! — Я демонстративно поигрывал веревочной плеткой. Рустам стянул ремень.

 — Не городите чепухи! Вы же видите, что это я, Костя! — Он опять попытался вырваться, но привязан он был на совесть.

 — Коварная гадина! Но она скажет нам, куда спрятала Костю! — Рустам подошел к кровати, к которой Костя был привязан, и резко сдернул одеяло. Тот сжался.

 — Рустам, ты же помнишь, что должен мне полностью верить! Я — Костя! Костя я!

 — Перестань, сука! На этот раз ты нас не проведешь! — он с оттяжкой полоснул по Костиным ягодицам ремнем. — Говори, куда Костю дела?

 — Ай! — Костя сжался, ожидая следующего удара. — Ну, вы же видите, что я мужик. Что вы идиотизмом занимаетесь? Развяжите меня!

Я резко перетянул его по спине плеткой, и сердце замерло... а не перестарался ли я? На спине явственно проступили рубцы.

 — Ты скажешь нам все! — я сделал морду кирпичом. Костя не заорал только потому, что боялся, что кто-то из медперсонала может услышать, придти и застать всю эту картину.

 — Ладно, ребята! Я все, все понял! Ну, извините! Я не буду больше вас использовать! Развяжите, пожалуйста!

 — Она упорствует! — Рустам перетянул его по заднице еще раз. — Придется, видимо, пытать!

 — Рустамчик, милый, хороший! Я же тебе операцию буду делать! Ну, пожалей меня! Вы меня уже проучили! Ну, хватит! — Костя не прекращал попыток вырваться.

 — Чего она боялась, не помнишь?

 — Пыток! Только после этого все рассказала! — Я плотоядно потер руками.

 — Тогда давай, начнем! — Рустам достал из тумбочки нашу заготовку.

На свет была извлечена морковь. Огромная свежая морковь, обточенная в виде большого члена. Рустам неторопливо стал намазывать ее кремом. Костя с ужасом следил за нашими приготовлениями. Рустам уселся ему на ноги и с силой стал вдавливать овощ в Костину задницу. Тот взвизгнул, рванулся, стал биться в наших веревках, но Рустам упрямо продолжал нажимать. Чтобы не орать, Костя схватил зубами подушку. Его выпученные глаза явственно свидетельствовали о переносимых страданиях. Постепенно вся морковь ушла в Костю, и я поразился возможностям человеческого организма. Рустам начал обратное движение, а затем резко вернул морковь обратно. И опять по ушам резанул Костин визг. Рустам уже не обращал на него внимания и с силой вгонял овощ в задницу. Постепенно визг перешел в непрерывный стон.

 — Заткни ему глотку! — прорычал Рустам.

Я схватил полотенце, но тут мне пришла в голову другая мысль. Я давно уже не помещался в штанах. Быстро оголив свой бешеный стояк, я уселся перед лицом Кости и, в момент очередного стона, вогнал член ему в рот. Наши движения с Рустамом вошли в некий ритм, но я все больше понимал, что такой темп мне мал. Схватив Костю за затылок, я вонзался все чаще и все глубже. Костя давился,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх