Настя (Сказка для юных девушек и не только)

Страница: 3 из 11

Она попыталась снять с себя этот проклятый бюстгалтер, но тут ее ждала та же проблема — те застежка, которая соединяла между собой чашечки для грудей, теперь не хотела открываться. Теперь Таня уже различала и на ней маленькую дырочку для ключа. То же было и с «ошейником». «та-ак, приехали,» — подумала Настя. — «Душ откладывается.» Подумала и сама удивилась, откуда у нее взялись силы для черного юмора. «А впрочем,» — решила она, — «все это можно разрезать и снять по частям. Займусь этим позже: главное — решить основную проблему». Распирание в заднем проходе не давало ей покоя, и она осторожно, держась за стены, пошла в ванную, чтобы избавиться от этой идиотской штуковины. Вот тут ее ждало самое ужасное потрясение — «инструпент» не вынимался! То есть он засел там как влитой и не хотел даже шевелиться. Пока Настя, сидя на краю ванной и постанывая, пыталась извлечь из себя эту пластмассовую гадость, ее разобрало во второй раз. Все тело свела томная судорога, глаза заволокло пеленой, сквозь которую она наблюдала, как ее ноги беспорядочно скользят каблуками по кафельному полу. Анус вокруг «штуковины» болезненно сжимался, что доставляло Насте несказанное удовольствие. В конце концов она едва не упала внутрь ванной, рискуя свернуть себе шею. Когда экстаз отошел, девушка принялась осторожно ощупывать пластикового «мучителя». Нащупав по краю наружной части металлическую пластинку с дырочкой посередине, Настя поняла, что попалась всерьез. При этом все у нее внутри оборвалось — что теперь будет с ней, правильной девочкой, прилежной студенткой, любимой дочерью... Какое позорище! Нет, это невозможно... Но это уже случилось. И случилось именно с ней. Таня на-четвереньках добралась до кухни, взяла со стола нож, и принялась резать тесемки, удерживающие бюстгалтер — те не поддавались. Она затупила нож о петли и ремешки, которыми, как кандалами, она была прикована к туфлям. Тот же результат. Очевидно, что материал, из которого были изготовлены эти вещи, был практически неповреждаем. Возможно, это было нечто вроде кевлара, из которого теперь делают бронежилеты. Она попыталась открыть замки при помощи шпильки, но у нее ничего не получалось, и она решила, что, еще чего доброго, сломает замки и тогда уже никакой ключ не подойдет. Попытавшись снять бюстгалтер через голову, она едва не закричала от боли — соски ее грудей словно намертво вросли в чашечки мерзкого нагрудного изделия. Боже мой, думала она, чтоже ты наделала с собой, Настенька, во что ты превратилась?... И слезы ручьем полились из ее больших карих глаз...

Спустя несколько часов, опустошенная, она лежала на своем диване и перелистывала инструкции, что прилагались к этим дьявольским вещам. Инструкции, которые она не удосужилась просмотреть как следует, пока было еще не поздно. Из полупонятных для нее английских надписей при помощи словаря она поняла, что из трех коробок, купленных ею, две относились к одному набору под названием «Уздница по своей воле» или что-то вроде этого. В комплект должен был входить еще набор ключей, которые то она как раз и не купила. Почему продавец не предупредил ее — не знал ли сам об этом, или же намеренно захотел сыграть злую шутку над глупой девченкой — Настя этого не знала. В любом случае, единственным выходом для нее было снова пойти в ту лавку и достать ключи к своим «кандалам». Но как, она ведь едва может ходить? И потом сейчас на дворе темно, лавка наверняка закрыта, и потом... Тут она осознала, что давно хочет в туалет. По-большому. Живот сводили болезненные спазмы. Она в ужасе схватила инструкцию к той самой штуке у нее в заднице — может ли быть, что она больше не сможет... В спешке она перелистывала схемы, объясняющие, как вводить «прибор» в задний проход, как он самостоятельно, под воздействием сокращений ануса, расправляется внутри подобно бутону, не давая извлечь себя оттуда. Вот схема, показывающая, как он приводится в исходное состояние ключом...

Наконец она нашла то, что искала — внутренняя часть пластикового фаллоса попросту вывинчивается, создавая при этом суженное подобие заднего прохода. После отправления нужды затвор ввинчивался обратно, словно нарезная пробка. Добравшись до туалета, Настя поняла, что без клизмы у нее ничего не выйдет. В сознательном возрасте Настя никогда не пользовалась клизмой, поэтому эта процедура была для нее вдвойне грязной и унизительной. Положение осложнялось несоответствием диаметров кончика клизмы и пластиковой «трубы» в ее заду. В конце концов Настя справилась с этим довольно оригинальным способом: взяв резиновый шланг от старой стиральной машины, один конец она вставила туда (благо диаметр как раз подошел), а второй просто надела на кран и открыла воду. Пока холодная вода наполняла ее, затрудняя дыхание, она предавалась размышлениям относительно ее безрадостного будущего. Как ей добыть ключи, чтобы освободиться от этой напасти? Успеет ли она сделать это до экзаменов и приезда родителей? Как ей показаться на улице в таком виде и сможет ли она вообще передвигаться по улице в таком состоянии? Да что там, как ей пережить эту ночь? Может быть, позвонить Татьяне и посоветоваться с ней?"Да ты что, с ума сошла,» — упрекнула себя Настя за глупую мысль. — «Да проще пойти в деканат и рассказать обо всем сразу декану.» Может, вызвать скорую? Ей сразу вспомнились жуткие рассказы однокурсников, работавших на скорой, про голубых, сующих в зад всякую дрянь и вызывающих потом неотложку. Ее передернуло от мысли, что она оказалась сейчас на их месте. И потом, что врачи смогут сделать? Эти размышления настолько утомили и расстроили ее, что, покончив с неприятными делами, Настя выпила таблетку анальгина и завалилась спать на диване в гостиной, свернувшись калачиком под теплым пледом.

Утро принесло ей новые мысли и новые ощущения. Всю ночь ей снились кошмары, но проснувшись, она все сразу позабыла. Осталось только смутное чувство душевного и физического дискомфорта. Сперва она решила, что это объясняется плохим сном. Потом удивилась, почему она спит не в своей постели. Но когда скинула плед и увидела себя под ним в сексуальном белье и туфлях, сразу мрачные воспоминания захлестнули ее. Однако в ярком солнечном свете вчерашние проблемы представились ей не настолько пугающими. Выход из ситуации был, пусть и непростой, и то, сможет ли она им воспользоваться, зависело в первую очередь от нее самой. Для начала ей нужно поесть — она не ела почти сутки. Она поднялась с дивана — боль в ногах была ощутимой, но терпимой. Груди и промежность также давали о себе знать, но все это можно было терпеть. Неразрешимых проблем с естественными потребностями, как выяснилось, не было. Ей необходимо достать ключи. Для этого ей нужно добраться до магазина. И она сделает это, как только сможет.

Она прошла только половину пути до кухни, как дьявольские причандалы напомнили о себе по-настоящему. При каждом шаге «инструмент» вызывал болезненно приятное сокращение меж ягодицами, соски грудей подавали томительно-сладостные импульсы, ремешки сдавливали щиколотки, а ошейник — шею. Все это вместе взятое снова привело ее на порог экстаза. Ее захлестнула волна жара, грудь вздымалась часто и тяжело, отчего в сосках усилилось ощущение распирания, а влажное местечко между ног набухло, половые губы раскрылись. Настя еще не успела сообразить, в чем дело, а ее правая рука уже потянулась к низу живота и парой решительных движений довершила дело — снова невероятное ощущение удовольствия, дрожь и слабость в ногах, веки сами собой смыкаются в томной неге. Девушка едва удержалась на ногах, ухватившись рукой за дверной косяк. И опять опустошение, нежелание куда-либо идти и что-то делать. Чуть ли не ползком добравшись до кухни, Настя сидела некоторое время в сладостном оцепенении, а затем, словно опомнившись, стала готовить себе нехитрый завтрак. Да уж, добраться до лавки будет очень непросто. А если такое случится с ней прямо на улице? И не один раз, а через каждые двадцать метров? Потом,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх