Настя (Сказка для юных девушек и не только)

Страница: 4 из 11

рассудив здраво, Настя решила, что такого быть не может — она понаслышке знала, что человек не может испытывать оргазм бесконечное количество раз подряд — рано или поздно запас внутренних «наркотиков» истощится. Следовательно, все, что ей нужно сделать — это «разрядить» себя по максимуму перед походом в эту проклятую лавку. Тем более, что ей все равно нужно хоть немного поучиться ходить на таких высоченных каблуках, с которых она сейчас может упасть в любой момент. Теперь другая проблема — Настя не могла показаться в таком виде на улице. Обычная ее одежда не скроет ни этих кошмарных туфель-шпилек с «браслетами», ни шипов бюстгалтера, ни ошейника. Значит, ей придется подобрать себе соответствующий гардероб для этой «прогулки».

Позавтракав на скорую руку и умывшись, Настя занялась приготовлениями. Прежде всего, она взяла обычный ливчик, туго набила его чашки ватой и одела поверх своего «шипастого» бюстгалтера. Потом она отыскала в мамином гардеробе плотный темно-зеленый свитер-водолазку с высоким воротником. Натянув его на себя, она повращалась перед зеркалом — груди словно увеличились раза в полтора, однако шипы не проглядывали. Если поднять воротник до подбородка, то ошейника не было заметно спереди, однако кольцо сзади явно проступало, острия шипов пробили шерсть и торчали наружу, поблескивая хромированной сталью. Чтобы скрыть все это, Насте пришлось повязать шейный платок поверх воротника. Затем она нашла старую мамину юбку — длинная, до земли, черная, она была сделана из тяжелого бархата и оставляла открытыми только носки туфель. В ней явно будет очень жарко, но ничего другого не оставалось. Настя решила не поддевать трусики, чтобы не увеличивать раздражение в области промежности, и чтобы было не так жарко. Глянув на себя в зеркало, она поняла, что похожа на кормящую грудью монашку. Для полноты картины не хватало только соответствующего головного убора. Хорошо же она будет выглядеть в таком виде в тридцатиградусную жару. Но сейчас ей было не до смеха. Тут зазвонил телефон. Настя по привычке сделала несколько нормальных шагов в направлении аппарата, но, неловко поставив ногу и зацепившись за край юбки, упала. А поднявшись, поняла, что слегка подвернула правую ногу. Присев на диван и потирая правую лодыжку, девушка сняла трубку. Звонила Таня. Спрашивала, как быть с сегодняшним пляжем. Стараясь, чтобы голос звучал как можно естественнее, Настя сказала, что сегодня она, наверное, будет занята и никуда не пойдет. Видимо что-то в Настином голосе выдало ее, потому что Татьяна недоверчиво переспросила:"Ты не заболела случайно? У тебя голос какой-то странный сегодня.» Настя захотела рассказать подруге обо всех своих злоключениях, но вовремя сдержалась. Вместо этого сказала, что ничего страшного, немного простыло горло, но это скоро пройдет..."Хотелось бы мне верить, что это действительно скоро пройдет,» — с сарказмом подумала она про себя. Попрощавшись с подругой и положив трубку, Настя осторожными шагами вернулась к зеркалу. Она явно не хотела, чтобы ее кто-нибудь узнал в таком виде. Поэтому она добавила к своему «костюму» солнцезащитные очки. Не бог весть что, но лучше чем ничего, подумала она.

Следующие два часа ушли на тренировку. Настя ходила перед заркалом взад-вперед, стараясь держаться как можно естественее. В конце концов, манекенщицы на подиуме тоже носят такие каблуки, а чем она хуже их? Но они и учатся этому дольше. И никто не начинает с ТАКИХ каблуков! Ноги ныли, особенно подвернутая правая, кончики пальцев на ногах онемели и ей пришлось массировать их прямо сквозь туфли. Это помогло. Кроме того за это время Настя еще три раза испытала оргазм — к последнему она уже была настолько готова, что лишь едва пошатнулась, стоя на месте, когда он пришел. Ощущения были уже значительно слабее первых, и это ее успокоило. Поработав над собой еще немного и нанеся на усталое лицо поверхностный макияж, Настя решила, что откладывать поход дальше не имеет смысла. Поэтому, сложив в сумку все деньги, что она нашла дома, девушка вышла на лестничную площадку.

Когда она закрывала за собой дверь, у нее было такое ощущение, словно она сжигает за собой мосты. Переборов минутный приступ страха, она стала спускаться вниз по ступенькам. Она жила на шестом этаже, лифт не работал, и ей предстояло довольно серьезное испытание. Неприятности начались сразу же. Каблучки цеплялись за ступени, поэтому спускаться приходилось полубоком, издавая при этом громкие цокающе-скребущие звуки. Вдобавок в грудях и между ног снова начало зарождаться то самое томительное ощущение, которое в конце концов должно было перейти в экстаз. Она серьезно подумала о том чтобы вернуться, но отбросила эту мысль. Со всем этим пора кончать, и чам быстрее, тем лучше.

Когда она проходила по лестничной площадке этажом ниже, щелкнул замок двери квартиры, которая как раз находилась под Настиной. У девушки перехватило дыхание:"Только этого не хватало!». Дверь распахнулась, и в дверном проеме показалась их соседка, Антонина Павловна. Она держала в руках авоську, вероятно, собиралась в магазин. Настя отвернула голову и пыталась пройти мимо, словно та ей незнакома. Но не тут то было. «Настюша, здравствуй!» — Скрипучий голос старой матроны прозвучал за спиною бедной девушки подобно грому, — «А я тебя сразу и не узнала. Отчего не здороваешься?» Настя нехотя кивнула. Соседка продолжала:"А ты куда идешь, милая? Подожди, сейчас дверь прикрою, и пойдем вместе. Поможешь мне спуститься, а то стара я стала, тяжело мне самой.» Управившись с замком, старуха, цепко взяла Настю за руку и потянула к лестнице. «Ты сейчас на каком курсе учишься?» На первом, ответила девушка нехотя. Как только она представила, что должна спускаться с соседкой целых пять этажей, да еще и помогать ей при этом, ей стало дурно. Это она то, которая и сама-то едва держалась на своих бедных ножках, обутых в супер-шпильки, которые она не снимала со вчерашнего вечера! Уже не говоря о той штуковине... Рехнуться можно. Насте захотелось плакать, но, с трудом проглотив свои слезы, Настя даже попыталась улыбнуться. А старая женщина, повиснув на ее руке чуть ли не всей своей тяжестью, запричитала спускаясь по ступеням: вот-де, были раньше времена, была и она молодая да здоровая, а теперь уже не то, ноги не ходят. «Это хорошо, Настюша, что ты мне встретилась. Вот у вас, молодых, ножки то здоровые, не болят поди совсем,» — продолжала она скрипучим голосом, пока Настя пыталась подавить в себе растущее с каждой ступенькой возбуждение. Еще бы, думала она, конечно не болят. Она представила себя русалочкой из сказки. Та тоже ходила на своих прелестных ножках словно по ножам. Она терпела эту боль ради своего любимого. А ради чего терпела сейчас все это Настя?"Раньше вот были тимуровцы, помогали пожилым, больным людям, а теперь нет ничего — кругом один бедлам,» — причитала старуха, медленно спускаясь вниз по ступеням. От тяжести, с которой старуха давила на ее руку и от того, что Настя старалась изо всех сил идти прямо и не шаркать каблуками, ноги Насти стала раздирать адская боль. Остальные причандалы делали свое дело, и девушка уже чувствовала себя на пороге нового оргазма. Она старалась идти еще осторожнее, боль в ногах усилилась. Они уже прошли несколько этажей, спускались по предпоследнему пролету. Старуха меж тем, не унимаясь, начала задавать Насте вопросы: «А родители твои скоро ли вернутся?... Что-то ты сегодня больно бледная, Настюша. Уж не заболела ли? И оделась как-то странно — жарко ведь на дворе-то: Ты, конечно девушка скромная. Я сама была такая. Не то что эти нынешние, размалеванные, ходят по улицам в чем мать родила, прости Господи... А очки эти ты зря надела, Настенька, не идут они тебе...» Настя односложно отвечала:»... да, Антонина Павловна, вы п... правы... Д... да, приболела немного, на пляже перележала... Д... да...» Еще несколько шагов, и икру правой Настиной ноги свело судорогой, от чего она непроизвольно вскрикнула и дернулась, ухватившись за перила с такой ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх