Настя (Сказка для юных девушек и не только)

Страница: 7 из 11

Настя залезла в ванную и помыла себя под душем везде, куда могла дотянуться (исключая лишь злополучные застежки, так как испугалась, что они могут заржаветь). Прохладная вода освежила все ее тело, набралась в туфли и смочила чулки, от чего ноги немного отяжелели. Намылившись как следует, Настя смыла с себя всю грязь, накопившуюся за эти два дня. Выйдя из ванной в махровом халате поверх всего своего «великолепия», Настя вернулась в комнату — к цоканью каблуков теперь прибавились тихие хлюпающие звуки. На удивление вода в обуви сейчас не доставила ей неприятных ощущений — напротив, ноющие боли в пальцах и пятках уменьшились. Это было лучше, чем ее импровизированный массаж, отметила про себя Настя.

Рассудив здраво, Настя решила, что к экзамену готовиться будет. По крайней мере, это поможет ей отвлечься от дурацких мыслей. Она позвонила Тане и сказала, что уезжает из города и приедет, возможно, только на экзамен. Та удивилась сперва, но Настя наплела ей что-то про бабушку в селе, и та успокоилась. Последующие дни Настя провела, выхаживая с учебником по квартире. Ее задачей помимо подготовки к экзаменам было решить проблему с хождением на этих высоких каблуках. На четвертый день она уже почти не вспоминала об их существовании — хождение на цыпочках с вытянутыми книзу ступнями стало для нее настолько привычным, что теперь ее ноги лишь пару раз за день давали о себе знать нытьем и онемением пальцев внутри туфлей. Настя справлялась с этим при помощи массажа, который она делала прямо сквозь толстую глянцевую кожу. Раздражение от предмета в ее заду постепенно стихало, и хотя Настя по прежнему не могла сидеть прямо, но при ходьбе он ей уже почти не мешал. Более того, благодаря его наличию ее таз приобрел особую подвижность при ходьбе, словно у топ-моделей, которым она раньше втайне завидовала. Бюстгалтер теперь ее тоже беспокоил значительно меньше, за исключением того, что она довольно часто кололась об шипы на своих грудях и шее. Вобщем за последние дни перед экзаменом у нее случалось от силы по паре непроизвольных оргазмов, которые Настя научилась переносить стоически: остановится, едва заметно качнется пару раз на своих точеных ножках — и снова продолжает вышагивать, заучивая чуть ли не наизусть фразы из умных книжек. По ходу дела она научилась аккуратно пользоваться клизмой и содержать соответствующее место в опрятном состоянии. Когда у нее кончились продукты, она даже предприняла вылазку в магазин, что ей удалось практически без потерь — лишь один раз ее разобрало на обратном пути, но рядом, к счастью, никого не оказалось. Раз в два дня звонили папа с мамой, и она, тихо стоя у телефона, чтобы родители не слышали цокот ее каблуков, рапортовала им, что все в порядке.

И вот, наконец, наступило утро 30-го числа. День экзамена. Она до сих пор не была уверена, стоит ли ей идти на экзамен, хотя относительно себя была куда более спокойна, чем в тот злополучный день. В конце концов, она решила идти. Ведь если родители думают, что у нее тут все хорошо, то как она объяснит переэкзаменовку? Ее смущал только собственный внешний вид, однако погода сегодня, как по заказу была довольно прохладной, даже хмурой, и Настя решила, что ее «зимний» наряд особенно никого не шокирует. «Сдать этот дурацкий экзамен, а затем быстренько улизнуть, не дожидаясь результатов — и в лавку за ключами!» — составила она для себя план действий. Тщательно надушившись, Настя надела все ту же юбку, однако вместо зеленой водолазки она нашла чудестный черный гольф — он был довольно тонким, из блестящей синтетической ткани, но зато сверху на него можно было одеть мамин белый пиджак с воротником-стоечкой. Чтобы скрыть шипы на своих грудях, она на этот раз поступила несколько иначе — на внутренней стороне гольфа в соответствующих местах она несколькими стежками закрепила самодельные марлевые подушечки. Это нехитрое изобретение и лацканы пиджака достаточно хорошо маскировали ее «оружие», но зато груди выглядели вполне естественно. Повязав на шею лучший шейный платок, что она нашла у себя за эти дни, покрыв ногти алым лаком с блестками, припудрившись, подкрасив ресницы и наведя темно-бардовой помадой губы, Настя подошла к зеркалу, чтобы оценить результат. Сейчас все выглядело гораздо лучше. Подумав, она все же добавила солнцезащитные очки — просто ей было спокойнее за темными стеклами, не боясь, что кто-нибудь заметит в ее глазах что-нибудь неладное. Взяв с собой сумочку с деньгами и конспектами, Настя вышла из дому.

На улице было довольно прохладно, дул ветер, так что Настя даже испугалась, не задерет ли он ей юбку в самый неподходящий момент. Но та была достаточно тяжела, чтобы не бояться такой неприятности. Несмотря на ранний час, прохожих на улице было много. Встречая среди них знакомые лица, Настя приветливо здоровалась. Сейчас она думала только о том, как побыстрее покончить с институтскими делами. В автобус она решила не садиться, боясь, что в тесной толпе пассажиров с нею может произойти что-либо непредвиденное. Вместо этого она решила пройтись пешком, благо что институт был всего в двух остановках от ее дома. В этот раз длительная ходьба не принесла ей сюрпризов — она уже знала, чего ожидать от своего «обновленного» тела, привыкла переносить стеснение и дергающую боль в грудях, ноющую боль в ступнях и икрах, раздражение и ощущение полноты сзади между ног, сдавливание в области шеи. Теперь она была почти экспертом по терпению — ничто не отражалось на ее хорошеньком курносом с веснушками личике, пока она ощущала всю эту боль. Она даже немного гордилась собой за это.

В сквере перед главным корпусом института она увидела множество студентов, среди которых заметила свою группу, и сразу направилась туда. До начала оставалась пара минут, а ее группа шла по списку первой. Когда она подошла к своим ребятам, в ее голове уже не было ни одной лишней мысли. Первой ее заметила Татьяна, которая сегодня по случаю экзамена преобразилась — вместо обычных джинсов и блузки на ней теперь было шикарное красное платье до колен и босоножки под цвет. «А, Настюш, привет... Ну как, готова? Классный прикид...» — но было видно, что внешний вид подруги ее несколько обескуражил. Пока Настя здоровалась с остальными одногруппниками, Степа, староста группы, сразу заявил:"Настюха у нас самая умная — пойдет первой. Как ты, Насть? Идешь?» В иной раз девушка, возможно, и отказалась бы, причитая, что знает меньше всех, но сейчас у нее была одна задача — справиться с сдачей максимально быстро, чтобы не произошло ничего неожиданного и перед ребятами не раскрылась ее «маленькая» тайна. Поэтому она лишь коротко ответила:"Хорошо».

Тем временем объявили начало. С волнением Настя подымалась по ступенькам вместе со своими ребятами. Когда они оказались у массивных дверей экзаменационного класса, все пожелали ей ни пуха ни пера, на что она от души послала их всех к черту.

Когда Настя вошла в комнату, ее сразу же подозвал один из двух экзаменаторов — лысый толстяк преклонных лет, работающий доцентом на кафедре уже двадцать лет. Про него давно ходили слухи, что он тайный извращенец, и что на эказаменах часто пристает к молодым девушкам. Конечно же, Настя не хотела идти к нему, но выбора у нее не было. Взяв у нее зачетку, он раскрыл ее и, словно сверяя черно-белую фотографию с живой Настей, сказал писклявым тенором: «Берите билет, э-э... Анастасия Петровна... И снимите очки, пожалуйста... Ну-с, что там у вас?... Ага, хорошо, садитесь, готовьтесь.» Стараясь ступать как можно тише, Настя прошла к ближайшему столу для подготовки и принялась отвечать на задания в билете. Часы исступленной подготовки все эти дни плюс нормальная учеба в течение года сказывались: она знала ответы на все пункты билета. Пока она готовилась, второго экзаменатора — миловидную женщину лет сорока с каштановыми волосами в строгом сером костюме и классических «лодочках» на низком каблуке — зачем-то вызвали из кабинета. Настин экзаменатор ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх