Настя (Сказка для юных девушек и не только)

Страница: 9 из 11

не было! Сумма была несравнима со стоимостью всего купленного ею набора, она не набрала бы ее, даже если бы сейчас заняла денег у всех своих знакомых. Все еще не доверяя услышанному, девушка переспросила дрожащим голосом:"В-вы шутите, да? Скажите мне, что вы пошутили.» Парень улыбнулся еще шире и ответил:"Наоборот, я вполне серьезно. Как ты полагаешь, красотка, сколько должен стоить ключ от сейфа, в котором лежит миллион зеленых?». И тут Настя все поняла. Мерзавец прекрасно знал, что ей тогда продавал, и еще тогда знал, что все этим кончится, и теперь наслаждался своей безграничной властью над нею. Хорошо, что он не мог видеть слез, которые заполнили глаза девушки под очками. Она снова стала слабой и беспомощной — ведь теперь именно от этого негодяя зависело, как сложится дальнейшая настина жизнь. «Они мне очень нужны, пожалуйста!» — попросила она."Понятное дело, что нужны!» — усатый гад нехорошо ухмыльнулся, — «Не были б нужны — не приходила бы наверное, а?» Настя в отчаянии спросила, что же ей тогда делать. Ну, есть выход, сказал продавец, если она, Настя, согласна, конечно. Девушка понимала, что предложение будет самым неприятным из тех, что она слышала в жизни. Но делать было нечего. «Что вы хотите от меня?» — спросила Настя. «Я — ничего,» — ответил продавец, скептически поглядывая на Настю, с ног до головы задрапированную в бесформенные вещи, — «а вот у меня есть знакомые, которые тобой, возможно, заинтересуются. Ты, кстати, не девочка часом?» «Что-что?» — непонимающе переспросила Настя. «Ты что, дура? Я тя спрашиваю, пользованная ты или нет?» — «Я: нет, наверное:» — «Ну ты даешь, старушка! Ты че, сама не знаешь?... Ладно, потом проверим. Если нет, то хорошо — больше дадут: Вобщем, так,» — парень начал загибать пальцы, — «во-первых: ты попалась, это и так ясно. Во-вторых: я собираюсь заработать на тебе бабки. Есть масса людей, которые готовы неплохо платить за таких курочек вроде тебя. В-третих: если будешь вести себя правильно — разойдемся по-хорошему. Поработаешь подстилкой пару недель и отпущу. Ну и, конечно, поснимаю с тебя всю эту фигню. Поняла?» С этими словами он прошелся со своей стороны прилавка, закуривая сигарету. Настя не знала, что ей делать. Эта сволочь оставила ей выбор: либо она сейчас уходит, и продолжает жить со всем этим, либо отрабатывает на него минимум полмесяца, причем о том, чем ей предстояло заниматься, она боялась даже подумать. В любом случае это означает конец ее теперешней жизни. Или нет? Она вспомнила доцента, которого «изнасиловала» в институте, собаку, которую чуть не убила в отместку за прошлые грехи. Если она будет действовать решительно, то у нее все получится. Она добудет эти ключи. И добудет их тут же, сегодня! Слезы высохли у нее на глазах, безволие покинуло ее. Главное, чтобы он не догадался, на что она способна, не понял ее намерений. Она окинула пристальным взглядом содержимое полок и прилавка — ни ключей, ни чего-либо подобного. Ясно, что сама она их не найдет. Зато теперь она точно знала что ей делать!

Стараясь, чтобы ее голос прозвучал как можно мягче и беззлобнее, она сказала, что согласна. Он захлопал в ладоши, как бы одобряя ее выбор, и сказал, что о деталях они договорятся в подсобном помещении. Закрыв входную дверь лавки и повесив на ней табличку «перерыв», он прошел в темный проем в дальнем углу помещения, скрытый зановеской. Она последовала за ним в полумрак хранилища, где на полках лежала масса всякой всячины, какой не увидишь даже в порнофильмах. Намеренно громко цокая каблучками, так как Таня когда-то рассказывала ей, какое действие это производит на мужчин, она подошла стулу, стоявшему посреди хранилища, и села на него, высоко закинув правую ногу на левую. При этом как бы случайно ее ноги оголились до колен. Рассчет был прост — если ее ноги нравятся ей, то уж мужчине они понравятся и подавно. И она была права: единожды бросив беглый взгляд в ее сторону, продавец уже не переставал пялиться на ее ноги самым откровенным образом. Он ходил вокруг нее и повторял все то же, что сказал ей перед этим, но в подробностях. Ее это сейчас мало интересовало. Чтобы раззадорить его, Настя стала поигрывать носком правой туфли: вверх-вниз, вправо-влево. Через минуту подобных упражнений, она краем глаза заметила, что у парня в штанах образовалось что-то новое, довольно внушительных размеров. Довольная своим опытом, она нагнулась, якобы чтобы поправить надоевшие ей широкие «браслеты» на ногах, и заодно едва уловимым движением провела рукой по своей правой голени. В этом месте негодяй запнулся на полуслове, но она даже не посмотрела на него — и так все было ясно. Она продолжала свои действия, прибавив к этому еще и плавное раскачивание ноги в колене. Неясные блики, исходившие от закрашенного белой краской окна в глубине подсобки, перебегали с носка туфли на ее боковую часть, оттуда — на кабук, и — обратно. Призывно поблескивали пряжки-замочки на «браслетах». Сама она смотрела то в сторону, то на свои ноги, стараясь сохранять безучастное выражение лица и лишь время от времени облизывая верхнюю губу самым кончиком языка — у нее и вправду пересохло во рту от сдерживаемого внутреннего волнения. Парень уже запинался во всю. В конце концов он совсем запутался и, чтобы скрыть это, обратился к ней:"Ты меня вообще слушаешь или нет?» Настя ответила, что конечно, она его слушает. «Просто тут очень жарко,» — добавила она. — «И я слегка разгорячилась. Я, наверное, сниму с себя кое-что.» С этими словами она развязала и изящным движением сняла с шеи платок и опустила воротник гольфа, обнажив при этом поблескивающий хромом шипов и матовой «кожей» ошейник вокруг ее нежной тонкой шеи. Женственно, насколько она умела, сняла с себя пиджак, открыв взору продавца стройный стан и пару соблазнительных выпуклостей. Еще выше приподняла край юбки, чтобы показались края чулков и резинки от пояска на ее изящных бедрах. Она хотела соблазнить подонка, хотела получить над ним контроль — пусть таким, совершенно новым для нее способом. Нет нужды говорить, что делала она это впервые в своей жизни, единственным указанием к действию для нее были несколько сцен обольщения, виденных ею в фильмах, да собственная интуиция, которая подсказывала: то, что нравится тебе самой, тем более понравится ему. То в тебе самой, что заставляет тебя сейчас дышать глубже, будет заставлять дышать глубже и его. Только гораздо сильнее, чем тебя! В то же время она боялась перестараться, боялась вспугнуть его. Он долен думать, что инициатива исходит от него! И он, сам того не подозревая, помог ей. «Намаялась ты, наверное за эти дни?» — почти участливо спросил он ее, пододвинув второй стул спинкой вперед и сел напротив Насти, расставив ноги в стороны от спинки. Он сложил руки на спинке стула и уперся в них подбородком, словно ленивый школьник за партой. Он был ей виден весь через древянную, перекладинками, спинку — и то самое, у него в штанах, тоже. Судя по размерам, он ее хотел. Как тот кобель в парке, как толстяк в экзаменационной комнате. Теперь нужно было переходить с ним на «ты». Ничего, что он старше ее — так надо, он и не заметит. Она помнила: когда входишь в поток желания, то утрачиваешь ощущение реальности, осторожность. И с ним должно быть так же. Настя готова была пойти до конца: так или иначе, а за недели «работы» на него она все равно натерпится большего. Откинувшись на стуле и отбросив челку со лба, она сказала:"Да нет, ничего. Сначала было туго, а теперь, знаешь, даже приятно. Очень стимулирует, знаешь ли». И, демонстративно поменяв ноги местами — теперь «атаковала» левая — улыбнулась ему очаровательно-застенчиво. Она видела это в «Основном инстинкте», и тогда это на нее саму произвело впечатление. Он судорожно сглотнул. А она продолжала:"Представляешь, я испытываю наслаждение везде — дома, на улице, да даже сейчас (Настя отметила, что при этих словах у него на лбу выступили капельки пота). Я и мечтать о таком не смела! Ты может, не поверишь, но я тебе где-то ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх