Женское счастье

Страница: 2 из 3

хмыкнул Николай и его рука на коленке стала тверже. — Скажи, ты согласна?

Уже на лестнице, когда они поднимались к ней в квартиру, Николай вдруг навалился плечом и прижал Марину к стене. Его рука внезапно проникла под пальто и нашупав край юбки, резко двинулась наверх, задирая подол. Сжавшаяся от стыда женщина, молчала и только дышала часто и тяжело.

 — Как это? — вдруг удивился он, с возмущением глядя в лицо Марины, от стыда опустившей глаза к полу:

 — Ты что, явилась в колготках и трусах? Ты посмела прийти на свидание к господину во всей этой дряни?

Он ударил ее ладонью по лицу — не слишком сильно, но больно и неожиданно. Звук пощечины гулко разнесся по лестнице. Оцепеневшая от обиды Марина задрожала всем телом. Ей даже не могло прийти в голову, что наличие нижнего белья вдруг так взбесит ее нового знакомого.

 — Что ты молчишь? — прервал молчание Николай. — Ты провинилась с самого начала. Ты что, совсем не уважаешь своего господина, раз явилась к нему в трусах и колготках?

 — Простите — убито пробормотала женщина, все еще тяжело дыша и не смея поднять глаза:

 — Простите меня, я же не знала...

 — Сними их немедленно — тут же приказал Николай — Здесь. Сейчас же. Слышишь?

Марина была ошеломлена. Требовательный властный голос будто завораживал ее, лишал воли. Трясущимися руками она расстегнула пальто, и забравшись руками себе под юбку, стащила вниз колготки с трусами.

 — Ниже — произнес мужчина — До колен спусти. Пусть болтаются на сапогах.

Это требование заставило женщину вскинуть лицо к Николаю.

 — Но как же? — испуганно спросила она, и голос ее сорвался:

 — Как же я так пойду? А вдруг увидят?

Она с ужасом представила себе, как пойдет сейчас по лестнице к себе в квартиру в таком вот виде и ей встретится кто-нибудь из соседей...

Но мужчина был неумолим. Резко повернувшись, он один стал подниматься наверх, и Марина волей-неволей двинулась следом, чуть не плача от обиды. Идти быстро она не могла — спущенные трусы с колготками путались в ногах, заставляя семенить мелкими шажками.

Уже в прихожей Марина облегченно вздохнула — на лестнице пронесло, ей никто не встретился. Теперь она уже легко стащила сапоги, а затем и нижнее белье. Николай же скинув с себя куртку и шарф, сразу по хозяйски прошел в комнату и сел в кресло. От его ботинок на полу и ковре остались грязные следы, но Марина не посмела ничего ему сказать.

 — Принеси мне кофе — сказал мужчина, вытаскивая пачку сигарет и закуривая:

 — Только поживее. Вообще привыкай шевелиться быстро, поняла?

Пока Марина трясущимися руками готовила для гостя кофе, в ее голове метались сразу несколько мыслей, а в сердце — несколько чувств. Она чувствовала, что встретила настоящего господина — властного, твердого, даже жесткого. О, он сумеет поставить ее на место, Да что там — уже сумел. А сумеет ли она сама привыкнуть к новой роли? Не сломается ли? Да и вообще — готова ли она к такой жизни, того ли она хотела?

Сначала сорок минут на холоде в ожидании, потом пощечины и необходимость снять с себя белье прямо на лестнице... А теперь в ее квартире расположился мужчина, которому она сейчас как служанка понесет кофе. Ее щека уже горит от пощечины, ее зад уже голый под юбкой. Что же будет дальше?

 — Поставь вот здесь — приказал Николай, когда женщина влетела в комнату с чашечкой в руках. — И иди сюда. Надо тебя поближе рассмотреть.

Он вытянул вперед руку и крепко схватив Марину за голую коленку, притянул к себе. Рука его быстро и властно скользнула наверх и цепкие пальцы схватили волосы на лобке, женщина чуть слышно охнула. Лицо ее было багровым от стыда и от ощущения собственной беспомощности.

Она стояла перед мужчиной, чувствуя как его палец медленно проникает в нее...

За первым пальцем последовал и второй. Мужчина наощупь раздвинул внешние половые губы и проникал все глубже, так что от этого Марина сьежилась всем телом и задрожала. Уже год у нее не было мужчины, и теперь она испытывала странно-смешанные ощущения: было стыдно, страшно и сладко одновременно...

 — Что ты стоишь как засватанная? — вдруг раздраженно сказал Николай:

 — Не видишь что ли, мне неудобно. Юбку задери повыше и ноги расставь. Да нет, выше... Еще выше. И ноги шире. Вот так, теперь хорошо.

В этот момент Марина не выдержала и в первый раз застонала. По ее телу пробежала судорога и она изогнулась в талии, зажмурившись и запрокинув голову. Уже вся ладонь мужчины находилась в ней — это было невыносимо... Она стояла, держа обеими руками поднятую до пупа юбку, ее дрожащие ноги были широко расставлены.

 — А, ты уже почти готова — засмеялся Николай, увидев состояние женщины:

 — Уже потекла. Ну что ж, давай посмотрим, как ты умеешь работать ртом.

Он вытащил из женщины руку, и несколько секунд Марина приходила в себя — она не могла понять, было ей хорошо или плохо, и что вообще с ней происходит. Но, как оказалось, медлить было нельзя...

Николай встал на ноги и тотчас же голова Марины мотнулась в сторону от сильной оплеухи.

 — Ты что, не поняла, сучка? — грубо спросил мужчина:

 — Кажется, я тебе ясно сказал. Что ты должна сейчас делать?

 — Работать ртом — пробормотала Марина, вспомнив последние слова своего нового повелителя, за что тотчас же получила вторую оплеуху — по другой щеке.

 — Ты должна отсосать у меня — смачно произнес Николай, с презрением глядя на сжавшуюся перед ним женщину:

 — Поняла, как нужно говорить? Твой господин разрешил тебе отсосать у него твоим поганым ртом. Теперь запомнила? Повтори.

От волнения в горле женщины встал комок, она задохнулась от унижения. Так вот что ее ждет, вот на что она подписалась, согласившись стать рабыней! Об унижении она раньше не думала, не представляла себе, а теперь уж обратного пути, кажется, нет. Или есть? Да нет, какой уж тут обратный путь, когда стоишь вся мокрая с задранной юбкой...

Багровое от стыда лицо Марины было влажным — ведь мужчина бил ее по щекам той самой рукой, которую только что вытащил из ее потекшего влагалища...

После очередной звонкой оплеухи ноги женщины подкосились и она встала на колени.

 — Я должна — пробормотала она обреченно, опустив голову в пол:

 — Я должна... Должна от... от... отсосать у вас

Она произнесла это заикаясь, подавленная, и в голосе ее звучали слезы. Так вот каково быть рабыней!

Марина уже потянулась к торчащему перед ней громадному члену Николая. Ей хотелось скорее заглотить его, ощутить в себе эту крепкую мужскую плоть. Хотелось прервать это словесное мучительство, когда она вынуждена была сама оскорблять себя...

 — Ты сказала не все — раздался над ней голос Николая. — Скажи все как положено, до конца.

Да, ей предстояло унизиться до конца, мужчина требовал от нее именно этого. Теперь Марина не могла больше сдерживаться, ее глаза были устремлены только на вожделенный и казавшийся спасительным член.

 — Я должна отсосать у вас — повторила она снова задрожавшим голосом, — Моим поганым ртом...

Произнеся это, она заплакала. Стояла на коленях перед мужчиной и плакала, давилась слезами унижения. Ей хотелось сказать, что у нее совсем не поганый рот, что ротик у нее красивый и ласковый, Что губки нежные, а язычок проворный. Что собираясь на встречу, она дважды почистила зубки самой ароматной пастой, а губы накрасила специально купленной французской помадой. Она ведь думала, что будет целоваться...

Сосала она долго, елозила коленками по ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх