Лия, Алеша и Наташа

Страница: 3 из 10

рукой она направ — ляла член в себя. На лице ее была улыбка. На другой изображена стоящая на каком-то возвышении на четвереньках девушка. Сзади нее стоял мужчина и вводил свой член между ее ягодицами. Я сначала была удивлена разве можно не в то отверстие? Но Наташа меня просветила, что в такой позе как раз удобно вводить член именно туда, куда надо. Девушка была очень миловидной и с ка — ким-то неопределенно-трогательным выражением смотрела на сто — ящего сзади нее юношу, сложением чем-то напоминающего незна — комца. Третья фотография окончательно вогнала меня в краску. На ковре лежала женщина, над ней лицом к ее ногам — на четве — реньках — мужчина. Губами он прильнул к лону женщины, а голов — ка его члена была у нее во рту. Выражение неописуемой страсти было на их лицах. Наташа сказала, что подобные картинки ей знакомы. Я поняла, на что она намекает и пристала к ней, чтобы она рассказала подробности. Рассказ ее произвел на меня необы — чайное впечатление. С одной стороны действия казались мне страшными, с другой — возбуждали острое любопытство и желание испытать самой это.

В тот день мы долго обсуждали взаимоотношения мужчины и женщины: — я теоретически, а Наташа — с учетом своего практи — ческого опыта и поздно разошлись по своим комнатам. Я лежала в темноте с открытыми глазами, передо мной проходили интимные картины. Мысленно я ставила себя на место этих женщин. Между ног стало мокро. Я встала и сняла трусики, чтобы их не испач — кать. В этот момент открылась дверь и со свечой в руках вошла Наташа. Ветряной двигатель сломался и света не было.

 — Лия, разреши мне полежать с тобой, я никак не могу уснуть, а одной тоскливо.

Я подвинулась, освободив место Наташе, обняла ее и поце — ловала. На своих губах я ощутила Наташины слезы.

 — Наташа, что с тобой?

 — Лия, я больше не могу! Если я как-нибудь не успокоюсь, я просто сойду с ума!

 — Что же делать, Наташенька?

 — Дай мне твою руку. Потрогай!

Моя рука скользнула между ног. Я провела пальцем, не ощу — тив никакого сопротивления. Там было скользко, раскрыто и го — рячо. Наташа всхлипнула.

 — Еще, Лия!

Я стала пальцем гладить губки, слегка погружая его во влажную податливую глубину. Тело Наташи напряглось и в такт моим движениям, оно как бы стремилось навстречу пальцу.

 — Лия, поглубже, — прошептала Наташа.

Я вся горела, чувствовала как напрягшиеся соски грудей трутся о сорочку. Это меня раздражало. Я сбросила ее с себя и осталась совсем голой. Грудь мою ломило, кровь стучала в вис — ках, рука стала мокрой и от нее исходил волнующий запах. Я скользнула вниз к бедрам Наташи и, широко раздувая ноздри, с наслаждением впитывала в себя этот ни с чем не сравнимый за — пах. Руками я схватила левую грудь и соском стала водить у Наташи между ног. Острый сосок иногда выскальзывал, задевая жесткие курчавые волоски, что доставляло мне еще большее нас — лаждение. Наташино тело вздрагивало. Руки ее судорожно комкали горячую простыню.

 — Лия, хватит! Я сейчас стану бросаться на стену.

Она встала, нащупала в темноте свечу и зажгла ее. Нес — колько мгновений остановившимися глазами она смотрела на меня и, вдруг, погасив, сунула мне ее в руку. На меня как бы сни — зошло озарение. Я сразу поняла, чего хочет делать со свечой Наташа. Откусив обгоревший фитилек и придав теплому воску по — лукруглую форму, я нащупала вход во влагалище Наташи, осторож — но ввела туда конец свечи и стала потихоньку двигать ее там. — Поглубже, попросила Наташа. Свеча уже больше чем наполовину ушла вглубь и встретила легкое сопротивление, Наташа счастливо застонала.

 — Еще так, Лия!

Я стала двигать свечу быстрее, еще быстрее так, что дви — жения превратились в судоружную вибрацию. Наташа вздохнула, тело ее расслабилось. Я прекратила двигать свечу.

Подожди, не вынимай, — голос Наташи был чуть слышен. Прошло несколько минут тишины, нарушенной только нашим учащен — ным дыханием. Потом я услышала чмоканье — звук извлеченной свечи. Наташа села на кровати и стала осыпать меня поцелуями. — Хочешь я сделаю тебе такое? — сказала Наташа, проведя рукой по моему животу и потрепав шерстку. Но у меня не было уже сил. Возбуждение прошло. Я чувствовала себя полностью опустошенной. Мы улеглись и скоро спали глубоким сном. Наташа проснулась первая и разбудила меня. Я сразу вспомнила, чем мы занимались ночью. Наташа почувствовала мое смущение, ласково обняла меня, поцеловала и сказала: — Вставай, дурочка! Целый день я вспоми — нала, что было у нас ночью, думала о будущих ночах и вообще довела себя до такого состояния, что Наташа поняла все и, в ответ на мой вопрощающий взгляд, обещающе улыбнулась. Перед сном я тщательно вымылась, одела чистую сорочку, надушилась. Вообще готовилась, как невеста в первую брачную ночь. Я первая ушла в свою комнату. Наташа возилась с рацией, передавая пос — леднюю сводку. Как это будет и, что я при этом буду чувство — вать? Наташа постаралась побыстрее управиться и со свечой в руках вошла в мою комнату. — «Наташа, только не надо при свете « — Глупышка, — сказала она и погасила свечу. Руки Наташи нащу — пали мое тело. Она несколько раз поцеловала меня, проведя теп — леньким языком по зубам и деснам. Я еще не умела так целовать — ся. Погладив меня через сорочку, она опустила брительки и спустила ее до пояса. Горячими руками стала гладить мои груди. Груди моя гордость. Они высокие, крепкие и всегда останавлива — ли на себе взгляды мужчин. От Наташиных ласк у меня внутри все трепетало. Потянув она сняла с меня сорочку. Я ждала, что бу — дет дальше. Руки Наташи ласкали мое тело, касаясь самых интим — ных мест. Губами она захватила мой сосок, теребила его и, иногда, легонько покусывала. Потом губы ее перешли на другую грудь, живот, бедра и продолжали медленно бродить по телу, мне было очень приятно. Наташа опустилась перед кроватью на коле — ни, развела мои бедра и, вдруг, поцеловала меня. Я инстинктив — но попыталась сдвинуть ноги. Но ее голова не давала. Она пос — тавила мои ступни себе на плечи и губы ее и мои (только не рта) слились вместе. Теплый язык Наташи заскользил, остренько вонзаясь во влажную глубину. Ласка была ни с чем не сравнима, щекотанье языка отзывалось во всем теле, что-то подкатывалось к горлу, как-будто какая-то невидимая нить соединила Наташин язык с моим сердцем. Я замерла, боясь каким-либо неосторожным движением разрушить ощущение блаженства.

 — Лиечка, а ты кисленькая. Ах ты моя конфетка! — проговори — ла Наташа, на мгновение отрываясь от меня. Ее горячее дыхание обжигало меня. Поцелуи продолжались, я уже не могла лежать спокойно, ноги мои судорожно сжимались, мешая ей. Наконец, она от меня оторвалась и села рядом. Я нетерпеливо ждала, Наташа шарила по столу.

 — Холодная, — сказала она и вдруг засмеялась, — сейчас я ее согрею.

Она потянула руку к своим бедрам и, я поняла, где она согревала. И вот теплый скользкий конец коснулся меня и плавно скользнул внутрь. Свеча двигалась, но ожидаемого удовольствия почему-то не достовляла. Она была твердая, неподатливая и больно упиралась во что-то. По напряженному телу Наташа поня — ла, что мне больно. Я сделала движение и освободилась от све — чи.

 — Миленькая, — сказала Наташа, — ты же не проснулась еще для этого, бедненькая моя, один раз в пьяном виде, что было у тебя с Толькой, можно не считать.

 — Ну ничего, я попробую помочь тебе по другому.

Она опять стала меня целовать и гладить и, когда почув ствовала, что у меня опять между ног мокро, ввела туда палец. Палец нежно касался разных уголков внутри меня, был гибким и понимающим. Наташа время от времени справлялась у меня:

 — Так хорошо?

И получив утвердительный ответ продолжала. Снова ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх