Лия, Алеша и Наташа

Страница: 8 из 10

не могла довести Алешу до конца. А я обращалась с Алешиным членом нежно, глубоко забирала его в рот, осторожно глотала, трогая его языком. Оказывается, его конец, хоть он и очень толст можно проглотить. Вообще мы с Наташей, как женщины, в чем-то разнимся. Както придумали игру: Алеши завязали глаза, посадили его на стул, сами по очереди вводили в себя его член, присев к нему на колени. Алеша, не касаясь нас руками, должен был угодать, кто из нас. Алеша ни — когда не ощибался, хотя мы и придумывали разные уловки, чтобы сбить его с толку. На все вопросы, как он нас различает, он от — вечал, что там мы разные и что пословица насчет серых кошек не верна — каждая женщина в ощущениях для члена мужчины различна. Часть 10.

Наташа.

Сегодня у нас великий день. Наш «главный режиссер» — Лия закончила монтаж фильма «Наташа, Алеша и я «, так она его наз — вала, показывала широкой общественности, т. е. мне и Алеше. Господи, как она нас замучила! Некоторые сцены заставляла пе — реснимать дважды и трижды: Видете ли плохо получается, плохо видно. На свое горе мы научили ее обращаться с кинокамерой, так она объективом залезала ко мне, извените, чуть ли не... мы перед камерой продемонстрировали все возможные способы, о которых знали, или сами изобрели. Израсходовали всю пленку сделали несколько сот фотографий.

Теперь она потребовала письменного изложения своих впе — чатлений в качестве приложения к нему. Фильм, надо признать, получился потрясающий. У меня до сих пор трясуться колени и дрожат руки так, что еле могу себя унять. Фильм шел около двух часов и все это время я находилась в постоянном напряжении и сладкой истоме. До сих пор не могу успокоится, хотя была учас — тницей этого фильма, но Лия смонтировала его так, что много оказалось новым и интересным. Снимались мы в черных полумасках, вдруг фильм попадет в чужие руки, страшно даже подумать? Просмотр оказал на нас такое действие, что мы несколько раз прерывались для удовлетворения страсти, откуда только силы брались. Алешу мы совсем доконали. Нам с Лией пришлось даже взятся за старое, благо вспоминать не приходилось — в фильме мы все это показали — а иначе досмотреть было бы просто не возможно. Сейчас в голове у меня хаос, ни о чем не могу связа — но думать, но отдельные сцены фильма оказались настолько ярки — ми, запоминающимися, что и без фотографий, отпечатанных в ос — новных сценах, я могу описать их совершенно подробно. Лия ле — жит сейчас на кровати в совершенной прострации. Она настолько возбужденна, столько раз во время просмотра удовлетворяла свою страсть, что с ней случился обморок и нам после кино пришлось ее откачивать. Сейчас она выпила снотворное и спит. Ну и вид у нас! Глаза ввалились, бледные, как смерть, на теле синяки. Не знаю, кто из нас это сделал. Или она сама себя так истерза — ла... Вся опухла и не закрывается. Еще бы, у меня рука не та — кая уж маленькая, а ведь вся кисть под конец была там. Да и у меня вид, наверное не лучше, хотя и более выдержанная. Но ни — какой выдержки не хватит, чтобы смотреть эти сцены. Когда это снималось, как — то не обращалось внимание на детали. Или сама снимала и тогда внимание рассеивалось из-за необходимости уп — равления камерой или снимали меня, в эти минуты как то не за — мечаешь подробностей. Перед камерой мы никогда не играли. Ста — рались разными способами возбудить себя, добивались естествен — ности и в результате получили потрясающее произведение. Дураки люди, что из-за присущего им ханжества преследуют, так называ — емую порнографию. Да имей они хотя бы часть такого фильма, как у нас, то не страшно им было бы стареть, разводится. Он может заменить все, ни за какие сокровища мира я не расстанусь с ним. Эти сцены при любых жизненных невзгодах будут напоминать, что я изведала в половой части почти все, что только можно и нельзя, ничего не упущено, нет ничего не испробованного. Мне жаль замужних «курочек», стеснительно прячущих свои прелести даже от мужа. Во время половых сношений они бояться проявить свою страсть. «Ах! Ведь это не хорошо, это стыдно, что он по — думает, если я охну чуть посильнее или сделаю как-нибудь по другому, чем обычно, или выскажу, что его... доставляет мне удовольствие. Ведь он подумает, что я совсем развратная женщи — на». Несчастные, мне Вас жаль. И себя и его Вы лишаете всего удовольствия, сдерживая естественные порывы страсти. Вам надо бы когда-нибудь показать этот фильм в качестве наглядного по — собия. Как надо отвечать на ласки мужчин. Вы бы увидели, как он бывает блгодарен за эти естественные порывы и как тройной ценой платит за это. Но Вам не прешагнуть через уродливое по — ловое воспитание и вашу ханжескую мораль. Лия должна быть до — вольна, я по достоинству оценила ее фильм. Ну, а теперь я пе — ребираю фотографии, сколько их, какие сцены! Вот я стою на по — лу, ноги слегка согнуты и раздвинуты, туловище согнуто и грудь покоится на Алешкиных руках. Он сзади, ввел уже наполовину свой член в мою... , еще мгновенье и я почувствую острый тол — чок, его бедра прижмуться к моим и упоительное чувство взаим — ной, всепоглощающей страсти заставит наши тела стремиться друг к другу во все убыстряющемся темпе. Вот это я опять. Снята крупным планом, видим только фрагменты наших тел. Но мне ли не знать свою... и довольно таки пышную попу. Лия постаралась снять все в подробностях. Я лежу боком на столе. Алеша припод — нял мою ногу так, что объектив смотрит все мое приоткрывающее нутро, моя рука, просунутая между бедер, держит его член двумя пальцами, головка его обнажена, и вот — вот очутится во мне. Я хорошо помню этот момент, в кино он имеет просто потрясающее действие. Алеша ввел головку члена и он попал сначала в более узкое отверстие, чем, в прочем Алеша не был огорчен, да и я тоже.

А вот эта сцена потребовала введения в кинокамеру малень — кой автоматики, которая помогла нам снять сцены с участием всех трох. Я лежу на спине, Алеша, присел на корточках, его член между моих, блестящих от вазелина грудей, которые он сжи — мает руками. Ноги мои широко раздвинуты и из... торчит напо — ловину погруженная свеча. Лия схватила ее руками и готовится погрузиьть ее до конца. Потом по совету Алеши мы заменили ее куском губчатой резины, обтянутой презирвотивом, сначала они были двух размеров: для меня и для Лии, впрочем, сейчас у нас, пожалуй, один размер.

Еще одна групповая сцена. Мы с Лией лежим на диване задом друг к другу, на небольшом растоянии. Ноги у нас согнуты и прижаты к груди. Алеша вставил нам обеим сразу одну длинную свечу и двигает ее туда сюда, мне поглубже, Ли помельче. Дру — гая сцена Алеша лежит на полу. Лия сидит над ним на корточках, Алешин член в ее... и она заглядывывает туда. Я тоже на корточках стою над Алешей и, раздвинув моо ягодицы, он нап — равляет между ними эрзац, описанный уже мною. Опять группа. Мы с Лией на спинах лежим рядом на столе. Алеша перед нами. Мне Алеша воткнул свой член, а Лие его заместитель. Потом мы поме — нялись с Лией. А на этой фотографии Алеша... Лию, придерживая ее за талию. Лия на четвереньках стоит на табурете. Это опять с Лией. Алешина голова между еео бедрами. Лежат они на боку валетом, Лия обнажила головку его члена и тянется к ней губа — ми. Более эффективный кадр. Лия на коленях перед стоящим Але — шей, который прижимает ее голову к себе. Его член почти весь у нее во рту. Как он только там помещается! Рука Лии обхватывает бедра Алеши. Еще один снимок. Я лежу на спине с раздвинутыми ногами, Алеша надо мной на корточках. Его рука на внутренних сторонах моих бедер, у самой... стараются ее широко открыть. Лия со своим приспособлением наготове.

На сегодня хватит. Чувствую, что еще немного и я опять побегу к Алеше, а сил больше нет. надо спать. Часть 11

ЛИЯ.

Я проснулась от того, что заболела. Заболела преждевре — менно. Вчерашний просмотр не прошол для меня даром, возбужде — ние было слишком велико. Хотя во время монтажа я просмотрела каждый кадр, но совместный просмотр ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх