Лия, Алеша и Наташа

Страница: 9 из 10

на большом экране совсем другое дело. Чрез 15 минут после начала просмотра я не выдер — жала и выключила проектор Схватила Алешу, очень быстро. Я еще ничего не успела, а он уже кончил, да еще в меня. Хорошо что во мне приключилась моя хворь. Алеша только раздразнил меня, я не знала куда деваться.

 — Наташа, помоги!

И через мгновенье почувствовала внутри себя упругий прох — ладный каучук. Стало немного легче. Я благодарно гладила по горячей, влажной Наташиной промежности. наконец, стало совсем легко и я прекратила двидения Наташиной руки.

 — Лия, теперь ты меня, услышала я шепот Наташи. Алеша его тоже услышал. Он хотел загладить свою вину.

 — Давай я — сказал он Наташе.

Наташа стала на четвереньки, он присел у ее бока, охватил одной рукой за талию, а другой ввел резиновую «игрушку». Сна — чала слышалось только их прерывистое дыхание, в комнате была почти полная темнота. Только смутные контуры тел выделялись на фоне экрана.

 — Алеша, поглубже — застонала Наташа — еще так, милый еще. Ох, как хорошо! Миленький мой, еще.!

Слышались стоны Наташи, тяжело дыхание Алеши и легкий шо — рох, я подползла к ним и стала гладить Алешина яички и поник — ший член Звуки поцелуев будоражили меня еще больше.

В качестве компенсации Наташа поглаживала меня, пригова — ривая: Бедненькая... , она опять мокренькая, она опять хочет.

Потерпи, миленькая, сейчас мы кончим и что-нибудь приду — маем для тебя. Ее пальцы скользнули внутрь, касались стеночек, теребили волоски, вход. Я невольно придвинулась к ней все бли — же и ближе. Схватила ее руку и начала двигать глубже. Наташа попыталась выдернуть руку, я не давала. «Лия, что ты делаешь! Тебе ведь больно, дурочка!» Я стиснула зубы и подвинула ее ла — дошку еще глубже. Наташа поджала большой палец и он тоже вошел в меня. Сквозь боль я чувствовала как ее пальцы шевеляться у меня внутри, касаясь какого — то бугорка. Стало невыносимо сладко. НАташа осторожно повернула руку. Неповторимо приятная судорога прошла по моему телу, руки и ноги мелко задрожали, все тело покрылось потом, мне хотелось закричать, а может быть я и закричала. Мне не хватило воздуха, я сжимала грудь руками, пробовала еще шире развести ноги, покрывала лицо склонившейся ко мне Наташи безумными поцелуями, шептала: «Наташанька, еще меня, еще!» Что было потом не помню. Я потеряла сознание. Часть 12.

Алеша.

После фильма я никак не мог уснуть. Перед глазами мелька — ли соблазнительные картины. Наташа тоже не спала. Она сидела в соседней комнате и что-то писала. Было около двух часов ночи. Свет в соседней комнате погас. Наташа зашла ко мне и прилегла рядом. Некоторое время мы лежали молча, внутренне переживая перепитии дня. Потом начали шептаться, делясь впечатлениями о фильме.

 — Алеша, как тебе больше нравиться со мной? Тебе больше нравиться меня... или с Лией приятней?

 — Наташа, я уже говорил вам: вы очень разные. Лия своими необузданными выходками, любопытством и возбудимостью застав — ляет как-то по новому чувствовать свое тело, обнаруживая со — вершенно незнакомые мне в нем свойства. Ты тоже очень жен — ственна, обладаешь ярко выраженным женским началом. Если с Лией бывает все обычно бурным, но коротким, то с тобой чувства нарастают постепенно, успеваешь почувствовать и осмыслить, удовлетворение от тебя бывает полным.

 — Ну, а как тебе все-таки приятней со мной?

 — Я люблю, когда ты прижимаешься ко мне, — я похлопал ее по голой попке, — у тебя она очень приятная. Когда ты прижима — ешься ко мне, я испытываю дополнительное наслаждение.

 — Правда? Я это тоже чувствовала. Мне тоже приятно, ты так глубже проникаешь в меня.

 — А что, разве тебе мало?

 — Что ты Алешенька, мне его вполне достаточно. Но знаешь как бы не было глубоко, а хочется еще глубже. Таковы уж мы женщины! — она опять положила руку мне на член, погладила его, приговаривая:

 — Он меня вполне устраивает, я люблю его.

 — Наташа, а ты не ревнуешь меня к Лии?

 — Нет, Алеша, мы с недй так близки, так много знаем друг друга, так слились с ней, что когда ты ласкаешь ее, мне тоже бывает очень приятно. Я хоть этого и не показываю, но то — же люблю смотреть на ваши с Лией забавы. Я погладил Наташу. Она раздвинула ноги, чтобы было удобней гладить там. Наташа была опять готова. Почувствавав это, я тоже зашевелился под ее руокй.

 — Подожди, Алеша, не торопись, давай поговорим еще о чемнибудь. Ты много знал женщин до нас с Лией?

Я ответил, что всего двух. Это была правда.

 — А ты?

А у меня до тебя кроме мужа никого не было.

 — Ты не жалеешь, что развелась с ним?

Не знаю Алеша. Раньше думала, что правильно поступила. А сейчас думаю, что наша жизнь, при определенных обстоятель — ствах, могла сложиться по иному. Если бы ты, Алеша, вовремя не подвернулся нам с Лией, мы с недй, наверное, с ума бы сош — ли. Как мы благодарны тбе за все. Но знаешь, Алеша, так про — должаться долго не может. Тебе надо устраивать свою жизнь, да и нам надо думать о будущем.

 — Наташа, мне будет оченбь жаль с вами расставаться.

 — Алешенька, а нам — то каково? Ты думаешь нам будет лег — ко? Но не может это продолжаться вечно!

 — Я сам думаю, что наши отношения не могут долго продол — жаться. Все скоро должно будет кончиться, т. к. мне надо будет скоро уезжать.

Некоторое время мы лежали молча, утешая друг друга нежны — ми ласками. Потом Наташа легла ко мне спиной, взяла член в ру — ку и начала водить им у себя между ног. Я чувствовал, как под усилием ее руки головка мягко раздвигает ее губы, каждый раз спотыкаясь о маленькую ступеньку. Там стало очень мокро. Ната — ша не препятствовала, когда член оказался против ближайщей ко мне дырочки, я сделал усилие, пытаясь туда проникнуть. Когда у меня с первого раза не получлось, сама направила его туда.

 — Только не надо сразу глубоко.

Я осторожно двигал член, погружая фактически только го — ловку. Отверстие туго охватывало ее, мешая вынимать совсем. Чувствуя, что я боюсь сделать ей больно, надвинулась на него так, что он вошел до конца. Когда я хотел перейти в другое от — верстие, Наташа шепнула:

 — Не надо, кончай там.

Мы были слишком усталые и пресышенные. Я еще несколько раз прижился к Наташе и оставил ее в покое, так и не доведя дело до конца. Мы опять лежали рядом, перекидываясь отдельными фразами.

 — Я принесу карточки. Давай их посмотрим вместе.

И, не дождавшись моего согласия, Наташа встала с кровати. Через минуту мы лежали рядом и при свете настольной лампы лю — бовались нашей коллекцией. Одни фотографии показывали красоту мужского и женского тела в момент наивысшего удовлетворения страсти, другие, снятые крупным планом, были излишне натура — листичны. Мне больше нравились первые. Особенно мне нравились фотографии, где женщина сама направляет рукой член, или где ее поза выражала полную готовность. Нравились мне такие фотогра — фии, где женщина своим телом, положением рук и ног, выражением лица, всем своим существом как бы говорила о величайшем нас — лаждении, доставдяемом ей мужчиной. Были шутливые фотографии. Лия с Наташей в полной готовности приглашают меня к себе, а я стою перед ними и не знаю, какую выбрать. Или фотографии, где они своей неудобной позой, руками или складкой одежды мешают мне добраться до них. Остается совсем мало, а добраться нель — зя, правда, после таких шуток меня вознаграждали сторицей. Было несколько фотографий, где не сама партнерша, а ее подруга направляла мой член в соответствующее место. Запомнилась фо — тография стоящей на четвереньках Наташи. Лия силит на ней вер — хом, раздвигая ее ягодицы. Я вставил Наташе кончик ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх