Любительская ночь

Страница: 1 из 3

Ну наконец, сдали мы этот долбаный тест. Решили отметить такое замечательное событие, как полагается. Вот тут, моя подружка Помела, и предложила всей студенческой группой пойти в Show girls на стриптиз. Пэм — тихоня, а выкинула такой номер. Все наши мальчики с воодушевлением закричали:

 — Браво, Пэм, браво!

Ну, чего мне было делать? Не долго думая, объявила, что я сама собираюсь сегодня там выступить. Есть в этом стриптиз клубе такое представление по пятницам, Amateur Night-любительская ночь называется, любая особа женского пола из зрителей, может выйти на помост и попробовать себя в стриптизе.

Тут такое началось! Крики, свист, визг. Девчонки пытались меня образумить:

 — Смотри, Вика, муж твой узнает — кабы чего не вышло!

 — Вы не заложите — никто ничего и не узнает. Ну-ка быстро обещайте никому ничего об этом не рассказывать!

Мальчики готовы были обещать все, что угодно, божились мамочкой, что все будет шито-крыто. Пэм сказала, что это я сейчас такая смелая, после экзамена, а вот вечером скорее всего, передумаю, но тоже обещала молчать. Кори и Сюзан — две другие девчонки, без вопросов согласились на мои условия. На этом мы разошлись, договорившись встретиться прямо возле стриптиз клуба на стоянке в девять вечера. Пэм и я поехали на моем Феррари ко мне домой, готовиться к представлению, остальные ребята отправились праздновать успешную сдачу экзамена, в бар на соседней улице.

 — Ну и смелая же ты, Вика, я и перед мамой не могу совсем голая показаться — стыдно. А тут столько посторонних людей, смотрят на тебя, оценивают, сравнивают.

 — Пусть сравнивают! — ответила я.

 — Тебе с твоей фигурой, бояться нечего, — завистливо проговорила Пэм, оглядывая меня сверху вниз.

Мы уселись в машину и поехали.

 — Пэм, ты рассказывала, что училась в частной католической школе для девочек, Заскочим к тебе, у меня есть идея.

Дома у Пэм нас встретил ее младший брат Крис, пятнадцатилетний школьник.

 — Виктория, Помела, Привет!

 — Привет, Крис, как школа? Девчонки не обижают? Крис фыркнул и отвернулся, ничего не ответив. Мы с Пэм поднялись наверх, к ней в комнату.

 — У тебя должна быть школьная форма: клетчатая юбка до колен, светлая блузка, кофта с длинными рукавами, не так ли, Пэм?

 — Да, у меня все это сохранилось, только зачем ты спрашиваешь?: А! Я поняла! Минуточку, сейчас достану, размер должен подойти. Пэм долго рылась в стенном шкафу. Наконец вытащила свою школьную форму.

 — Неплохо сохранилась, нужно только погладить. Она притащила утюг и быстро, умело и аккуратно выгладила все.

 — Есть ли у тебя что-нибудь из нижнего белья в этом же духе. Спросила я. Пэм выдвинула ящики из шкафа с бельем и стала перебирать содержимое.

 — Гм, вот неплохая вещица, как раз подходит к нашему случаю. Я вытащила шелковые кникерсы — такие длинные панталончики с брыжиками снизу.

 — Я выбрала лифчик на широких бретельках, с застежкой впереди — слава богу, грудь у Пэм была что надо еще в школе, мне подойдет, с размером проблем нет

 — 34D.

 — Пошли. Времени мало, мне еще нужно привести себя в порядок.

 — Зачем тебе домой? У тебя уже есть все, что тебе нужно. Душ принять и переодеться можно и здесь, я тебя причешу и макияж сделаю.

 — Меня не только причесать, но и постричь нужно, — проговорила я улыбаясь. Пэм не поняла сначала, где меня нужно стричь, потом догадалась, смутилась, покраснела.

 — Чего уж, я тебя в эту историю впутала, буду делать теперь все, что положено, пошли в ванную.

 — Принимай душ первая, — сказала я и усевшись на крышку туалета, подняла юбку и расстегнула застежки на чулках, медленно по одному, скатала чулки вниз на лодыжки, привстала, сняла платье через голову, скомкала его и бросила на столик. Пэм стояла в нерешительности. Я отвернулась, услыхала шорох снимаемой одежды, Пэм торопливо разделась и скользнула в кабинку душа. Я сняла лифчик, потянулась, вздохнула свободно. Расстегнула пояс, спустила до пола черные кружевные трусики, переступила через них. Повернулась к зеркалу. Из зеркала на меня смотрела молодая, длинноволосая брюнетка, гладкая, немного смуглая кожа, идеальной формы с широким основанием грудь, коричневые крупные соски, мягкая линия плеча. Ничего лишнего, но и ребра не светятся. Тонкая, гибкая талия, почти плоский живот, неширокие бедра. Повернулась в профиль: прямая спина, длинная гибкая шея, круглые полные ягодицы, стройные длинные ноги с тонкими лодыжками, как у породистой лошади. Аэробика, сауна, массаж — все это не было впустую: я откровенно любовалась собою и мысль о том, что сегодня всем этим будут любоваться много знакомых и совершенно незнакомых людей, будоражила и возбуждала меня.

Я отодвинула матовую, стеклянную дверцу и скользнула в кабинку к Пэм.

 — Ой! Здесь мало места, — испуганно проговорила Пэм, отворачиваясь от моего взгляда. Ах вот почему Пэм не любит майки без рукавов, догадалась я, увидев густую растительность у нее подмышками. Волосы у нее на теле были густые, светлые, слегка рыжеватые.

 — Ну, не бойся, я не кусаюсь, так быстрее будет, да и поможем друг дружке. — я намылила мочалку, повернула Пэм спиной к себе и начала тереть ей спину. Я начала с шеи, потом переместилась на плечи и лопатки, потом потерла ей бока, низ спины, хлопнула под конец ладонью по ягодицам.

 — Поворачивайся передом, монашка, — Пэм повернулась ко мне грудью. Соски ее были напряжены — это сразу бросилось мне в глаза.

 — У тебя интересная грудь, — сказала я Пэм, проводя пальцем вокруг перетяжки, охватывающей ее сосок,

 — Никогда не видела такую форму не у негритянок. Она молчала, я же осторожно стала водить мочалкой вокруг и между ее грудей. Скользкие, налитые груди выскальзывали, из-под мочалки, тогда я стала помогать себе рукой. Пэм же все это время стояла не шелохнувшись, опустив глаза. Я подняла ее подбородок и неожиданно для самой себя поцеловала в губы. Пэм присела, выскользнула из моих объятий, открыла дверцу кабинки и закричала:

 — Крис, мерзавец! Подлец! Негодяй!

Я выглянула, брат Пэм, Крис воспользовавшись тем, что мы оставили дверь ванной незапертой, незаметно проник сюда к нам и подглядывал за нами в щелку раздвижной двери кабинки душа. Пэм, накинув халат на мокрое тело, боролась с Крисом, пытаясь ухватить его за ухо. Вскоре ей это удалось, Крис морщился от боли но молчал, вырваться больше не пытался, стоял в углу, не поднимая глаз. Подглядывая за нами, он еще к тому и занимался рукоблудием, так как штаны его были расстегнуты и приспущены.

 — Ну, чего же ты теперь не смотришь? Смотри, я не прячусь, проговорила я, подходя ближе. Но Крис не поднимал глаз, только сопел себе под нос чуть не плача.

 — Родителям рассказать? Выпороть? Ну что же с ним делать-то будем? — спрашивала Пэм, сердито глядя на брата.

 — Родителям всегда успеем рассказать, особенно, если он дальше будет плохо себя вести. Выпороть — не помешало бы, да жаль времени совсем нет. Пусть он лучше испытает то же, что только что испытали мы — стыд. Раздевайся, Крис, спускай штаны, а мы с твоей сестрой будем смотреть.

Крис молча стоял, втянув голову в плечи, и еще больше краснел. Он не двигался.

 — Ну, нам некогда, так что двигай отсюда и готовься к разговору с родителями. — я приоткрыла дверь, и подтолкнула Криса к выходу. Он заартачился, не захотел идти, потом глянул на нас из-под лобья, промямлил срывающимся глухим голосом:

 — А точно не расскажете?

 — Посмотрим на твое поведение, ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх