Сейлор Туалет

Страница: 2 из 3

девственности с Мако частенько надрачивала себе кишку, засовывая туда все что только можно. Как потом она призналась ей в постельных разговорах, Усаги баловала свою попку всем, что только подворачивалось ей на глаза. Свечи и неисчислимые карандаши, расчески, губная помада, каблучки туфелек, овощи, собственные трусики и носочки, тайком приобретенные резиновые члены, мамина щвабра и папин зонтик, который потом пришлось долго отмывать, толстая ручка для превращений, доставившая ей немало анального удовольствия, бутылки из под напитков и даже все столбики кроватей и дверные ручки в доме подошедшие для этого вида сношения. Единственное чего не пробовала жадная жопка Усаги — живой член. Который с готовностью предоставила ей Мако.

 — Усаги раздвигает свою жопу каждый раз, как она остается одна дома. И я ей в этом очень часто помогаю. Ее постоянно грязная задняя дырка сравнялась размерами с передней и уже не может доставлять такого удовольствия, как раньше.

Поэтому я постоянно ищу новых сучек, чтобы отодрать их как следует в их узкие дырки!

 — Еще... еще... — послышалось сквозь полуистеричный и похотливый треп Мако. Каменный член драл жопу Минако нещадно, проникая в глубины кишок и трамбуя еще не вылезшее оттуда дерьмо, но Минако начала получать жгучее удовольствие от судорожного траха. Все, от льющегося по спине и плечам водопада волос, трущихся о ее кожу набухших сосков сисек Мако, ритмичного шлепанья бедер обягодицы, до распятого на колу члена ануса и тягучего ощущения в раздраженных кишках — вот-вот и польются, полезут наружу кучи залежавшегося кала, доставляло ей убойный кайф.

 — Давай-ка миленькая сменим позу — хрипло шепнула ей в ухо Мако, укусив разок мочку. — Минако послушно завертела попкой и зашевелила ножками, подаваясь назад, пока полностью не опустилась на член Мако.

Вот тут и началась бешеная ебля. Взведенная абсолютно новыми ощущениями и долгим, бессмысленным воздержанием Минако будто сорвалась с цепи снова и снова роняя свою попку на член. Стоны и крики еще более усилились, когда Макото схватилась Минако за сиськи для поддержания равновесия и принялась мять их, беспощадно выкручивая соски. Боль свела Минако с грани, ее красная манда, затопленная соками замелькала вверх-вниз с невероятной скоростью, а потная жопа, издающая чмокающие звуки, сжала член до предела, доставляя Мако сладостно-соленую смесь наслаждения-боли.

Тут Минако не выдержала, затрясшись в приступе небывалого оргазма, ничем не сравнимого с ее бледными, неумелыми попытками онанизма. Разбухший и даже чуть приставший, как маленький член, клитор запульсировал в унисон с раздолбанным анусом и кишочками, судорожно схватившими в кулачок всю длину громадного члена. Своей жопой Минако буквально всосала в себя член и Мако ничего не оставалось как взорваться гейзером спермы, затапливая все изгибы внутренностей своей любовницы. Еще несколько минут хуй Макото, как мощный насос, накачивал кишки Минако нектаром любви. В то время, как она окончательно свалилась на подружку и бешено драчила губки влагалища, раздвинув сжатые в коленках обалденные ножки-цветочки, с распущенными на них пальчиками-лепестками.

Пролетевшие минуты показались часами, потные тела любовниц дрожали в едином оргазме, а сердечки девочек, словно птички бились за чудесными изгибами их грудей.

Но все хорошее всегда кончается и обессиленная Минако обмякла на своей любовнице. Спустя некоторое время, отдышавшись, она уже собралась приподняться с полузавядшего члена..

 — Погоди, не вынимай, у меня кое-что есть для тебя.

Минако послушно присела на бедрах подруги, все еще оставаясь наколотой на член. Пальчики Мако глубоко погрузились ей в промежность и Минако закрыла глаза ожидая удовлетворения новой порции подступающего возбуждения. Но пальцы ретировались, захватив с собой изрядное количество ее смазки.

 — Что ты делаешь? — спросила Минако слушая сосущие звуки и ощущая внезапно распухающий член в попке. Почти сразу она ощутила нечто другое — щекотание в кишках и ощущение чего-то заполоняющего все внутренности. Хотя ей и раньше хотелось этого, но сейчас желание переросло в срочную необходимость опорожнить кишки от всего, что туда было понапихано. Ее чуть приподнявшийся животик, от влитого в нее без малого литра спермы, начал вздуваться еще больше. Вместе с болью и резью в кишках до Минако наконец дошло, что ей нагло ссут в жопу. Мелькнувшая мысль стала для нее шоком, который вязко перетек в масленное и грязное удовлетворение. Ее личико исказила блядская улыбка, как две капли воды похожая на такое же выражение на лице Мако.

 — Пссс...

 — Я специально не драчусь, не ебусь и пью много воды по много дней перед каждым важным трахом. Это такоое удовольствие чувствовать ваши обконченные и замоченные кишки!

 — Хорошо как... охх, Мако-чааан... — томно протянула Минако. — Я люблю тебя!

 — Я тоже тебя люблю, моя маленькая, грязная сучка. Наклоняйся, сейчас ты будешь писать попой...

Минако привстала над женским писуаром на четвереньки, освободившись наконец от огромного елдака Мако. И еле сдержалась, чтобы не опорожниться раньше времени. Все же несколько коричневых струек, сорвалось с ее тут же сжавшейся дырки в многострадальной жопе.

 — Подожди еще чуть-чуть, дай я устроюсь. — Мако присела перед попкой подруги, широко раскрыв влажный ротик. — Давай!

Из покрасневшей, раздавшейся складками дырки фонтаном рванула струя мочи, смешанная с жидким дерьмом и нередко простреливаемыми комочками спермы. Напор был настолько велик, что Макото почти захлебнулась в вонючей жидкости рванувшей ей в желудок и дыхательные пути. Булькающее варево любви, вырывающееся из клоаки ее рта, которое она не смогла проглотить стекало по ее телу, минуя ложбину между грудями, изрядно замарав животик и итак изгаженный член, закончив свой путь в углублении писуара.

Закончив жопоизвержение, Минако обернулась встретившись с взглядом загаженных блядской деградацией глаз и видом симпатичного личика Мако измазанного дерьмовой мочой.

 — Поцелуй меня моя девочка. Иди... Поцелуй.

Без некоторого содрогания (всему есть свои пределы) Минако прижалась к грязным губам. Языки сплелись неразлучными змеями и Минако опять понясло. Она прижала Мако еще сильнее, в попытке слиться своим телом с ее — языком достать и вылизать все внутренности девушки с членом. Вкус собственного дерьма и мочи Мако ударил набатом по голове, что еще больше взвело извращенные мысли девушки. И язык проник слишком глубоко в горло Мако, ее желудок не замедлил среагировать, итак раздраженный тем зловонным варевом, что в него извергнулось ранее. Водопад рвоты заполонил ротики обоих девушек. Минако стало совсем не по себе, но то самое извращеное ощущение полной деградации, которое владело Мако, когда она глотала потоки жидкого дерьма, овладело и ей. Она присосалась к ротику своей любовницы-подружки выдаивая все некончавшиеся потоки блевотины, вылизывая последние кусочки из уголков ее ротика.

Любовницы еще долго сосались и лизались, прежде чем насытиться язычками и ротиками друг-друга.

Макото кошечкой потянулась к сумочке, стоящей неподалеку.

 — А теперь поиграем в доктора. — И вынула здоровенный шприц.

 — Ай, я боюсь уколов!

 — Нет, глупенькая, мы будем делать укольчик мне.

 — Тебе?! Да кто же станет по своей воле укол ставить? Тем более Таким шприцом!

 — Ну, у тебя же нет хуйчика, — Мако присела перед писуаром, втягивая в шприц остатки выплеснутой из задницы Минако смеси. — вот мы и предоставим ему замену.

 — А это не опасно?

 — Да нет, ты всего лишь вольешь мне в жопу кучу жидкого говна, а потом я насру тебе в твой вкусный ротик.

 — Я не ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх