Ирина Владимировна

Страница: 1 из 2

Когда мы учились в школе, ей было лет 25 и она преподавала математику. Она была невысокой, но ладной. Нельзя сказать, что выглядела она сексуально, но что-то такое в ней было. В эпоху школной гиперсексуальности мы хотели всегда, везде и всех сколь-нибудь привлекательных особ женского пола. Тогда я и представить себе не мог, что когда-нибудь трахну ее, Ирину Владимировну.

На встречу выпускников пришли далеко не все. Но те, кто пришли поучили удовольствие от общения.

В столовой были накрыты столы и продавалось шампанское и пиво. Конечно, кто-то принес и водку, но нас это мало интересовало.

Ирина Владимировна подошла к нам где-то в середине процесса. Она не была у нас классной дамой. Но мы любили ее. Когда она присела к нам, я заметил, что ее выпускники немало прибавили к ее хорошему настроению. Она выглядела очень и очень хорошо, моложавая, стройная. Мы много говорили и много пили. Мой водитель грелся в новеньком «Крайслере».

Около одиннадцати все стали расходится. Я шел рядом с Ириной Владимировной. К этому времени мы все узнали, что она развелась и жила вместе со своими двумя сыновьями. Во время разговора, она упомянула, что на сегодня освободилась от всех семейных обязанностей, чтобы никуда не торопиться. И тогда я подумал, чем черт не шутит и сказал, что могу довезти ее до дома.

 — Неудобно, я доберусь.

 — Холодно, я довезу.

 — Ты же выпил.

 — У меня водитель.

 — Хорошо.

Если бы не алкоголь, то мне никогда бы не удалось ее соблазнить, но шампанское делает чудеса.

Я подал ей шубу и слегка обнял. Она не отреагировала. Я уже слегка возбудился и, опустив рруку в карман, стал массировать свой член. Но было рано. Мы сели в машину оба на заднее сиденье. Ехать было минут двадцать. Пока мы ехали ее укачало и развезло. Я даже приоткрыл окно, чтобы свежий воздух дал ей облегчение. Ирина Владимировна размякла и развалилась на сиденье. Полы ее шубы раскрылись и ее ноги обтянутые серыми в тон костюму колготками заблестели в неверном свете фонарей уличного освещения. Мне везет на захмелевших женщин при том, что я сам пью мало.

Она прикрыла глаза и я решил, что сейчас или никогда. Я осторожно положил руку ей на колено. Она не пошевелилась. Моя ладонь заскользила к границе ее юбки и сдвинула край. Она молчала, только слегка шевельнула ногами. Воодушевленный, я осторожно двинулся дальше и ладонь скрылась под плотной тканью юбки. Чем дальше, тем больше я ощущал тепло ее тела.

Водитель смотрел вперед на дорогу. Снега было много и надо было быть осторожным. Ирина сидела с закрытыми глазами и, казалось, не дышала. Тут мне вспомнилась одна фраза, не помню откуда... — С ними надо осторожно, никогда не знаешь, чего она испугается...

Я был осторожен и нежен.

Рука остановилась в верхней части бедра уже почувствовав жар ее сокровенной плоти. Я был готов поклясться, что она уже повлажнела и влага уже сочилась из ее недр, но нельзя было спугнуть эту пуританку. Ее состояние давало мне преимущество, но не очень большое. В ее мозгу еще боролись похоть и приличия. Похоть должна была победить. Но даже если бы она не победила, дело и так было сделано, моя рука ласкала ляжки моей школьной учительницы по математике, которая была меня лет на десять старше, то есть теперь ей было минимум сорок, и вот-вот должна была коснуться ее промежности.

Мои пальцы прошли еще несколько сантиметров покрытой нейлоном плоти, чуть дальше, чуть ближе к средоточию удовольствия. Юбка поднималась все выше и выше, пока, наконец, не обнажилась граница ее колготок, светлая-темная, колготки стали плотнее и стало жарче. Наконец мой мизинец коснулся плотной промежности, и я ощутил это влажное тепло в полной мере. Я не торопился, не было смысла, мы уже подъезжали к дому, где жила Ирина Владимировна.

Машина повернула и мой водитель сказал, что мы приехали. Я вышел, обошел машину и открыл дверь. Задние сиденья в «Крайслере» доволно узкие, поэтому выбираться Ирине было не очень удобно. «Крайслер» не «Мерседес», поэтому мне опять немного повезло. Выходя, Ирина так раскрыла ноги, что стали видны ее белые трусики, (и почему они любят белые трусики) просвечивающие сквозь колготки. Я невольно сглотнул. Перед глазами пронеслось видение как я поворачиваю ее лицом к машине, она опирается руками на багажник, я стягиваю ее беленькие трусики и серые колготки и всаживаю свой член в нее глубоко-глубоко... Но видение прошло. Я просто насладился зрелищем захмелевшей женщины, неловко выходящей из автомобиля и показывающей досужему наблюдателю свои прелести. Я подумал, что я буду очень и очень нежен и, если она позволит, то доведу ее до первого оргазма просто ласками, у меня это получается и женщины это любят.

Как мне хотелось ее заполучить, даже не столько насладиться самому, сколько доставить радость секса ей, той, в которой желание к мужчине победило пристойность.

Я ухитрился сказать водителю, что он свободен, что если надо, то позвоню. В конце-концов я доберусь и на такси. Мы зашли в подъезд и вызвали лифт. Она как-то странно смотрела на меня и тяжело дышала, от этого ее тонкие ноздри чувственно раздувались.

 — Я думаю, нам обоим нужен кофе.

 — Кофе, — повторила она. Лифт остановиля и мы вышли. Она неловко пыталась открыть двер, наконец ей это удалось и мы вошли.

Я помог ей снять верхню одежду. Она разулась и прошла на кухню, нетвердо ступая по паркету старого дома.

Квартирка была так себе. Учителя немного зарабатывают. Пока она что-то делала на кухне, я осмотрелся. Постель в спальне была большой и широкой.

Потом я прошел на маленькую кухню, где она варила кофе. Запах кофе был восхитительным. Издалека было видно, что она пьяна. По ее движениям и неловким поворотам тела. Мне хотелось заняться с ней любовью сразу, но я решил дать ей возможность выпить кофе и немного придти в себя. Да, я люблю трахаться с хмельными женжинами, она делают это гораздо лучше, чем трезвые, но всегда есть риск, что она отключится.

Нетвердой рукой она налила две чашки. Мы принялись за кофе. С моего места было хорошо видно как она сидела на стуле, ноги были слегка раздвинуты, серая юбка слегка задралась, обнажая полные бедра. Отхлебнув кофе она сказала...

 — Я еще никогда не была такой пьяной, прости меня,... Я так напилась. Спасибо, что довез меня... Твой водитель, наверное ждет тебя...

 — Нет. — ответил я. — Я хочу, чтобы ты знала, ты мне нравишься, я хочу тебя. И тебе не отвертеться. Знаешь, почему, потому что если я уйду, то ты ляжешь в постель и будешь дрочить, пока не кочишь, и пока будешь дрочить, будешь жалеть, что я тебя не выебал. Или просто уснешь.

С этими словами я поставил чашку и встал на корточки, обняв ее руками за низ спины, потом стал гладить ее полноватые ляжки, протискивая ладонь глубже и глубже.

 — Я могу сказать тебе, что ты сейсас чувтвуешь, немного стыда, огромное желание и ты... вся мокрая, ты течешь как в первый раз когда тебе самой хотелось трахаться.

Очень аккуратно я поднял ее юбку и развел ноги в стороны, любуясь ее промежностью скрытой нейлоном и белыми трусиками. Мне показалось, что на них было влажное пятнышко ее выделений. Я провел пальцами по своду и это оказалось именно так.

 — Не думай ни о чем, ты женщина, я хочу твоего тела, я хочу ласкать твои ноги, тваою грудь. Я хочу войти в тебя.

Она расслабилась и расслабились мышцы ее бедер, пропуская меня дальше вглубь, ближе к таинственному гроту наслаждения. Я продолжал ласкать ее, стоя на корточках, гладя ее бедра и промежность. Мои ноздри стали вдыхать ее запах.

 — Когда это было последний раз? Когда мужчина брал тебя?

 — Не помню...

 — Ты, наверное ласкаешь себя вот так, — и я прижал пальцы к повлажневшему своду. Ты приходишь с работы, ты иногда почему-то возбуждаешься ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх