Олежкины истории

Страница: 1 из 6

Удивительная штука — жизнь. Мы познакомились в стройотряде. Тот, кто проходил, тот знает. На мой взгляд, он здорово выделялся на фоне остальных. Точнее на фоне сексуально озабоченных первокурсников. Это был парень без своей девушки. Ну и что такого, таких как он на первом курсе — пруд пруди. Он ни к одной не клеился! И это чепуха, вещь заурядная, если бы не его удивительная способность находить общий язык с любой особью женского пола. Девчонки и не только, могли болтать с ним часами. Если бы я не был в то время так решительно настроен атеистически, я бы не нашел лучшего сравнения — исповедовались.

Стройотряд в то время — хорошая возможность подзаработать а нам, как «молодым», само собой досталась совсем не денежная обязанность сторожей. Участок был километров за десять. Мы с Олегом торчали там по неделям. Вот тогда то и узнал я некоторые удивительные подробности его школьной жизни.

Лет через пятнадцать я встретил уже бывшего дипломата, человека весьма образованного (два верхних образования и четыре языка) в качестве мастера производственного обучения. По совместительству он читал лекции в нашем министерстве. Мы долго сидели на кухне его «хрущевки» запивая воспоминания чешским пивом, антиалкогольная компания только набирала обороты, и беседовали «за жизнь». Беседа была далека от женщин и религии, а посему бессмысленна.

И вот теперь, узнаю в одном из «серых кардиналов» нашей политики:

А что, в то время мы были молоды, и с поправкой на эпоху, это было довольно круто. Тем более в то время Олежка никогда не врал, дай ему бог здоровья:

О потере невинности и прочих глупостях...

Она называла его Олежек. Высокая, вровень с ним, стройная до невозможности. Она говорила — Олежек и прижималась к нему вся. Так уменьшительно ласково его называла мама еще во времена детсада.

Гад Валерка! Студент чертов. Он устроил это так, как учат плавать. С размаха туда, где поглубже и валяй, греби. Или пускай пузыри. Гад Валерка, наперед знал, чем кончится этот вечер. И молчал. Любитель сюрпризов.

В комнате полумрак и не видно как пылают уши Олежки. Они танцуют уже полчаса, и Ника все жмется к нему всем телом. Наверное, после «сухарика».

Вино совершенно не сладкое, но после него Олежке стало тепло и весело. От этой пай девочки пахнет вином и сигаретами. Когда они с Валеркой нырнули из коридора в этот полумрак, их встретила тихая музыка и две девицы, поджидающие их на диване. Насколько Олег их разглядел, обе были Валеркиными ровесницами. Длинноногими и без комплексов. Теперь и не вспомнишь, о чем болтали в тот вечер. Олежка до этого спиртного не пробовал, разве что дома из бара, украдкой. Вино было не сладким, но стало весело и тепло. Танцевать Олежка умел. Можно сказать на профессиональном уровне. Только Ника не столько танцевала, сколько прижималась к нему, так что настоящий класс показать было невозможно. Он чувствовал, как пламенеют его уши, как прижимается ее нога к его бедру как сладко ее дыхание. Она и танцевать толком, пожалуй, не умела. Даже пыталась пару раз «вести» его. Ну, нет, в танце Олежка был мужчиной на все сто, и она с видимым удовольствием покорилась его умению вальсировать. Только скоро выяснилось, что, умея прекрасно танцевать, Олег совершенно не умеет целоваться. И тогда Ника решила немедля ликвидировать этот серьезный недостаток пятнадцатилетнего пацана и провести соответствующее занятие прямо во время танцев. Ника оказалась самозабвенной учительницей, и Олежка задыхался и млел от ее коварных и умелых губ. Вдруг до него дошло, что он один в комнате с классной и доступной девушкой! Шустряк Валерка «затанцевал» Сонечку в соседнюю комнату и, похоже, времени зря не теряет. Ну и черт с ними.

 — Олежек, налей мне еще сухарика, — попросила Ника.

И пока он возился с около столика, уютно устроилась на диване вытянув стройные, белеющие в полутьме ноги. Она нетерпеливо похлопала ладонью рядом с собой и он, протянув ей бокал, присел на краешек дивана. Сумерки вползали в комнату мимо раздвинутых штор и вино едва угадывалось за тонким стеклом. Девушка отпила половину и поднесла влажный край бокала к его губам. Она слишком быстро наклоняла его, и Олежка запрокинув голову судорожными глотками проглатывал его содержимое. Струйки вина текли по его подбородку. Наконец он получил возможность посмотреть вниз, скользнул взглядом по мячикам грудей приподымающих кофточку, ниже... Ее бедро прижалось к нему, колени вызывающе раздвинулись, и без того короткая юбочка, задралась, открыв его жадному взору упругие линии бедер. Без колготок ее кожа, казалось, светилась беззащитным завораживающим светом. Это так походило на бессловесное приглашение, что тело юнца с готовностью ответило согласием. Оно уже не повиновалось стыдливому ропоту рассудка. Олежка обхватил ее руками и впился в ее раскрытые губы. Будь что будет, он с готовностью доверился предопределенному ходу событий.

От нее веяло чистотой и свежестью. Ее теплые, атласные губы ответили на поцелуй, руки охватили его шею, а диван вдруг заурчал электрической начинкой и вместе с ними, плавно поехал от стены, раскладываясь в широкое мягкое ложе. Не обращая внимания на робкие протесты, Ника принялась раздевать юнца и первым делом, расстегнув ширинку, высвободила его нетерпеливого дружка... Олежка холодел при мысли, что может вспыхнуть свет и все это действо обнаружится на потеху маленькой кампании. Но свет не вспыхнул, и скоро они лежали на диване уже нагишом. Тут до него дошло, что за стеной занимаются тем же самым! Он полностью покорился своей очаровательной наставнице и только беззастенчиво лапал ее во всех доступных местах. А доступно было все, и Олежка совершенно ошалел от свалившегося на него счастья. Закинув руки за голову, Ника царственно раскинулась по центру этого необычного ложа, и с улыбкой принимала его неуклюжие ласки и страстные поцелуи. Пару раз он схлопотал за попытку засосать ее прекрасную шейку, подобно юному Дракуле, и перешел к более невинным поцелуям, но более дерзким ласкам. Она не препятствовала его любопытным пальцам, заползавшим в ложбинку между бедер, и даже слегка раздвинула их, когда они забрались в шелковистый кустарник на лобке. Затем они ненадолго задержались у набухающего бутона наружных половых губ и, дрожа, легко проникли внутрь! Юный храбрец затаил дыхание.

Ему показалось, что горячая, мягкая как сливочное масло расщелина упруго сжимается, выталкивая и не пуская робкие пальцы. Он еще крепче прижался к ней и метнул быстрый взгляд на запрокинутое лицо девушки. Ника заморгала длинными, кукольными, черными, как испанские веера ресницами, которые резко выделялись на белеющем в сумерках лице. Ресницы поднимались и опускались так медленно и плавно, что казалось сейчас из ее чересчур правильной груди послышится четкое — «ма — ма».

Как у пупса. Но ни одна, ни одна кукла не выглядела так соблазнительно и похотливо! Она ждала, и будь Олежка более опытным в этих делах, он бы понял, что его подружка давно «готова».

Едва он навалился на нее, как ноги прелестницы взметнулись вверх, охватили его бока и скрестились на его напрягшейся спине. От волнения он никак не мог попасть куда надо, а коварная наставница не позволяла пустить ему вход руки и, хихикая, даже старалась увернуться. Олег вконец озверел и таранил своим одеревеневшим пенисом наудачу! Она вдруг ойкнула, спасая свою попочку, и добавила удивленно:

 — Ого!

Напор отчаявшегося юнца не пропал даром, и вскоре она сама заюлила задом, подводя его к желанной цели.

Наконец свершилось!

Было немножко больно и кончилось, вернее он кончил невероятно быстро и замер в испуге. Все?!

Чуть не сбежал от стыда, но Вероника не выпустила его из объятий и продолжала ласкать, как не в чем не бывало. И обнаружилось, что можно продолжать, да еще как! И юнец продолжил. Он в диком темпе двигал крепким задом, словно пытаясь вколотить ее в постель. Кончал, постанывая от сотрясавшего ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх