Олежкины истории

Страница: 5 из 6

его просьбы, она согнула непослушные ноги в коленях и обняла его горячую спину руками, но после этого испытала такую боль, что даже он понял, что пора отказаться от дальнейших попыток.

Устроившись рядом, они дышали как после длительного бега, думая каждый о своем. Она лежала к нему спиной, гладила обнимающую ее руку, и невидимые ему слезинки скатывались на подушку.

Она уступила ему еще раз, когда Олежка рывком поставил ее на четвереньки и прижался сзади к маленьким твердым ягодицам. Но стоило ему повторить попытку вторжения сзади, как она впервые воспротивилась.

 — Нет, не надо, не надо, не надо... — плача повторяла измученная девочка, хлюпая носом.

Чай почти остыл.

Завернувшись в одеяло она сгорбившись сидела на столе напротив него с чашкой в руке. Она ничего не хотела. Даже бежать.

Он гладил ее холодную коленку, смотрел в ее лицо и сквозь нее. И позднее, он никогда не делал своим девочкам плохо. Больно, да. А плохо... Мысль о насилии была настолько мерзостна, что вызывала почти физическое ощущение липкой грязи на руках. Конечно, в подобных ситуациях его девочки всегда останавливались у определенного, предела. В силу своего воспитания и возможностей юного тела, они шли навстречу его желанию, но каждая останавливалась у своей черты, за которую без его помощи не перейти. Одна дальше, другая ближе подходили к этой черте, отделяющей девушку от женщины.

Часто он чувствовал себя контрабандистом, ведущим непорочное создание за границу целомудрия. Многие из его девочек уже пробовали перебежать туда и насладиться сладостью порока. Одни сами пытались заглянуть в эту манящую страну закрываясь в ванных и давая волю своим блудливым ручкам в тепле утренних кроваток. Горячий душ будил тайные желания в их юных телах, а сентиментальные романы кружили ветреные головки. Другие томились ожиданием неведомого, но ни одна из его подружек не отказалась бы от этих попыток даже под страхом вселенского разоблачения. Олежка каждый раз ощущал их робость перед этой черной чертой и всегда чувствовал что он должен делать. Он быстро приобрел редкое знание того, что надо делать и как.

Одних он переводил за ручку, других надобно было подтолкнуть, а третьих перенести на руках. Со временем, его сильное тело служило прекрасным инструментом для акта называемого медициной дефлорация, а поиск девственниц стал для него своеобразной охотничьей забавой. Только много раньше к нему пришло понимание того, что преграда лежит не между малыми половыми губами, а в красивой юной головке. Преграда эта создается годами и значит разрушить ее в один миг невозможно.

В принципе ничего не стоит сломать этот замок, но за дверью в таинственный сад окажется скучная комнатенка, которая может очень скоро превратиться в забегаловку.

А пока Олежка думал совсем о другом. Он хотел. Он менее всего был склонен философствовать в эти минуты.

Чай был выпит. Танечка по прежнему сидела на краю стола закутавшись в одеяло, из-под которого торчали, острые коленки. Пытаясь поставить чашку, она протянула руку, и край одеяла скользнул с ее плеча, обнажив его и еще маленькую упругую грудь с забавным сосочком, и узкий треугольник темных волос лобка, оказавшийся перед его лицом. Ее тонкая рука быстро ухватила край ускользающего одеяла и стыдливо вернула его на место. Танечка считала, что все уже кончилось и пора домой к недоделанным урокам на завтра. Она успокоилась, ни о чем не сожалела и раздумывала, как встать и одеться. Конечно, лучше бы он пока вышел, не тащиться же с этим одеялом в ванную.

Она чувствовала себя неловко и стыдилась снова заводить разговор на эту тему. Когда он встал и погладил ее по затылку, она облегченно вздохнула, и решила, что Олежке эти ласки несколько скрасят впечатление от неудачной попытки. Ее даже рассмешило мохнатое полотенце неизвестно откуда появившееся у него на бедрах. Она не отстранилась и даже позволила ему стать между колен, чтобы она поцеловала его пару разиков. Проклятое одеяло все время сползало и она, занятая борьбой с ним не заметила, когда его руки пробрались под это непослушное одеяло и принялись гладить ее спину. Он и не целовал ее почти. Самое обалденное заключалось в том, что его губы, чуть касаясь краснеющего ушка вдруг стали шептать невероятные, неведомые ранее слова, слова любви. Конечно, каждое слово само по себе было знакомо и обыденно, но вместе они вдруг составили диковинный любовный узор превращающийся в ажурную паутину. Мальчишка, пустил в ход свое последнее и пожалуй самое сильное оружие.

Слова о любви и красоте, казавшиеся в обыденной жизни напыщенными и ненатуральными и потому стыдными, вдруг стали желанными и нужными. Важны были даже не сами слова, а то как он, жарко дыша, лепетал их в ее ушко.

Танечка не приняла это всерьез и просто не перебивала его, жалея. Может быть, он и правда, в начале, вызвал в ее душе подобные чувства. Но звуки прерывающегося шепота проникали глубже и разбудили там Спящую женщину. Нет, не страстную сластолюбивую и безудержную жрицу любви, какой станет в последствии наша героиня, а пока сонную, покорную утреннюю женщину. Женщину, проплывающую на грани грезы, сна и действительности в виде жаждущего мужчины, проснувшегося рядом. Которая желанна и податлива не под влиянием сжигающей ее страсти, а потому, что стараясь подольше длить объятия Морфея с готовностью уступает домогательствам мужчины, лишь бы ее не беспокоили. Покоряясь его настойчивости, она медленно опрокинулась спиной на одеяло, которое давно и безнадежно распласталось на столе. Ей показалось, что она проваливается неведомо куда и Оленька ухватилась за единственную надежную опору, за его крепкие плечи.

Как это случилось? Она и сама не поняла как. Просто. Ее попочка была на самом краю стола. Раздвинутые ноги свисали не находя опоры и было очень неудобно. Пытаясь устроиться поудобнее, малышка задвигалась в его объятиях и тут он вошел.

Легко и просто. Никакой боли. Почти. Капельки крови, правда, были, но это совсем уж мелочи. Когда он кончил и заботливо предложил маленькую таблеточку, она согласилась перейти на диван и повторить. Они повторили несколько раз.

Воистину правы древние, не удалось овладеть вратами наслаждения штурмом, возьми изменой. Сколь ни хороши многие отверстия для любви, но уши важнейшие среди них... И еще о древних — в старину кровати бывали высоченными. И такая поза, чтобы ноги свисали не доставая пола, рекомендовалась средневековыми медиками, как самая безболезненная для первой ночи. Точно — история по спирали, по спирали...

Вот такое кино. Или Олег и Ольга.

А Оленька была его второй девочкой. И это было в девятом, кажется, сразу после каникул.

Ему везло на девственниц. Большой охотник до «целочек» — значительно позже отмечал он свои склонности. Бабник, однако. Девичье горе. Что, правда, то, правда. Они наверняка страдали, расставаясь, но ни одна за ним не бегала. Он ощущал себя учителем, ступенькой на лестнице их сексуального развития, контрабандистом на границе нравственности переправляющим в страну секса. Как нравится, так и называйте. Он боялся одного — превратиться из паромщика в Харона.

Его девочки навсегда оставались в этой стране, преуспевая в ней по разному, но уже не возвращались к целомудренной жизни. Самое удивительной его, подружки навсегда оставались его подружками, точнее друзьями. Хотя это удивительное сочетание женщина и друг многие поставят под сомнение.

Однако, не смотря на подобные увлечения, Олежка никому не трепался о своих подвигах. Он не любил болтать на эту тему. Друзей у него было не много. Да и с ними он не желал делиться подобными откровениями. Они бы его не поняли. Хвастает обычно тот, кто хочет самоутвердиться любой ценой. Его друзья со всеми их недостатками принадлежали иному кругу людей. Впрочем, он догадывался и даже знал, что не все его подружки замалчивают факт лишения невинности, вернее не делают из этого никакой тайны. В силу этого, вокруг ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх