Оргия свингеров

Страница: 1 из 2

Наша маленькая компания собирается не чаще одного-двух раз в неделю. Надо бы чаще, да все дела, заботы, семьи. Зато, когда мы здесь, то оттягиваемся по самой полной программе.

Что в нее фходит? А все, что называется неформальнфым общением. Выпивска, закуска и, разумеется секс.

В этот раз мы сидели на кухне и слушали «Русский шансон». За окном светило солнышко. Чайник еще не закипел, водки оставалось на донышке, а Ленка все смотрела на бегущую строку рекламы на доме напротив. Смотрела, смотрела словно загипнотизированная.

«Не загипнотизированная, а пьяная», — подумалось мне вдруг. Ей сегодня предстояло впервые отдать свое тело на глазах у собственного мужа, но пока никто не собирался тащить ее в постель.

Вообще Петька, приведший свою жену, был большой оригинал. Он закончил какое-то балетное училище, играл на клавишах, в армии он попал в одну из горячих точек и вернулся оттуда без яиц. Свой дембель Петька встретил в госпитале. Разумеется, официальной войны у нас не было, и со справкой «несчастный случай» его вытурили на гражданку. На операцию по протезированию у Петьки денег не было, а остатки эрекции появлялись у него только тогда, когда кто-нибудь в его присутствии трахал женщину, мужчину или его самого!

«Бедная Ленка» — подумала я, что бы они ввобще без нас делали? Не зазсыхать же бабе при живом муже во цвете лет?

При этом голубым Петька себя не считал, и подставлял свое очко только тогда, когда была возможность сразу после этого почувствовать себя мужчиной. Его жена, пока он служил, наставила ему с нашей компанией большие и ветвистые рога, а когда он вернулся с ранением, сама ввела его в наш узкий круг.

Где, как не у нас, он имел возможность поиметь не только свою жену, но и других вкусных женщин. Хорошо, веселились дамы, с ним можно без резинки трахаться. Залететь нельзя, яиц то нет!

Голубой на свинге

Ваську, своего голубого партнера и Марию Петька пару раз приводил к нам, А Мария, жена этого пидора, с тех пор зависала с нами регулярно. Нас Васька называл «натуралами», а мы ничего не имели против его голубизны, лишь бы дальше не заходил. Пока все пили водку, Петька уединился в месте с ним ванной, а Мария, как ни в чем не бывало, пила ликер и спрашивала, как и сколько раз мы все встречаемся.

Ковра мы голубой паре не дали: кому охота глазеть, как трахаются мужики!

Вышли они из ванной с сияющими лицами, и стали смотреть, как мы жену голубого раскладываем на одеяле. Голубой просто мило улыбался, обвораживая нас черными глазами, а Петька, получив заряд бодрости, полез на полупьяную жену голубого.

 — Нет, не надо... — тихо просила Мария — Я сама разденусь... Отвернись...

 — В нашей компании отворачиваться не принято! — развеселились все.

 — Ну хоть закройте глаза, — взмолилась она.

 — Зачем? Все равно, мы здесь как одна семья!

 — Повеселись, дорогая — говорил голубой, глядя на то, как его жена стесняется раздеваться. — Я понимаю, что тебе надо пообщаться с натуралами!

Мария, после того раза приходила к нам часто и всегда приносила от мужа в подарок бутылку водки. Она уже давно смирилась с ориентацией мужа, их семья, кроме постели, можно считать идеальной. Иногда, крайне редко, чаще в качестве подарка к празднику он пользовал ее так же, как и своих мужчин, но делал это неохотно, представляя на ее месте своих любовников. С Ленкой она подружилась. Мария прекрасно знала, чем в ее отсутствие занимается любимый муж, а изменить ему с женщиной она считала своим долгом, хотя предпочитала мужчин.

 — Что делать, говорила она Ленке, когда мужская компания выдыхалась, покажем им класс!

Девушки включаили музыку и принимались исполнять на ковре такой великолепный дуэт, что мужики вновь заводились.

 — Вася, пойтем, начнем, пока эти обжоры бутырброды дожевывают! — она потащила Васю на ковер в гостиной.

Лекарство от боли

Мы прислушивались к тому, что происходило в гостиной, а Петька пошел смотреть.

 — Так сразу... Я не могу...

 — Давай я помогу тебе. — Мария возбудила Ваську ртом, уселась на него верхом и достаточно быстро кончила с криками стонами.

 — Ну, тогда подожди немного...

 — Я не могу ждать. Я сгораю от нетерпения.

Потом все долго искали ее колготки и трусы, которые она черт знает куда зашвырнула, а когда нашли.

Петька сидел на корточках, ласкал свой член и смеялся: от зрелища началась эрекция и Мария занялась им. Другие, глядя на них, пили, мастурбировали, будоража измочаленную плоть для нового захода.

 — У меня от вас, мужиков, голова болит.

Уже первые прикосновения Петькиных рук сняли всю ее боль. Мы смотрим, как его руки мнут плечи, спину.

 — Как хорошо, — стонет Мария.

Он попросил ее перевернуться, погладил спелые груди, а его губы мягко касаются женского живота. Она расслабилась на ковре, приоткрыла глаза.

 — Попробуем новый цикл процедур, — с этими словами Петька перевернул ее на живот, приподнимает бедра, гладит ягодицы.

Мария встала на четвереньки. Крепко ухватив ее за бедра, он подтягивает ее назад, буквально насаживая на себя. Вошел — сразу и до конца.

 — Я почти здорова! — застонала Мария от удовольствия.

Тяжело дыша, Петька вытащил дряхлеющее, влажное оружие, и держа его в руке, словно некий вынесенный изгорящего храма общенациональный трофей, поплелся на кухню, схватил на бутылку и, прямо из горлышка, начал жадно пить.

Генка, парень лет тридцати, с которым я познакомилась во время игры в теннис и ввела в нашу компанию, внезапно упалперед разверстым лоном девушки на колени и принялся с чмоканьемвылизывать промежность, вздрагивая и задыхаясь. Потом, почти впрыжке, вогнал в нее свой инструмент и начал безумный танец, задираяпочти ей на грудь правое колено и толкая так, словно хотел распороть живот. Она выла и хрипела, и я недоумевала, как в этойгрудной клетке, казавшейся совсем субтильной, умещалась такая сила, и неожиданно понял, что эти скоты всем стадом довели ее до самого озверелого оргазма.

Оргия

 — Расстегни мне платье, — Наташа и повернулась к Гене спиной.

 — Изволь, — ответил он и провёл блестящий замочек вниз, так что, когда натянутый материал платья разошёлся в стороны, обнажились плечи, гладкая кожа спины и кусочек чёрного шёлка, там, чуть ниже ямочек на пояснице. После этого он встал и подхватил её на руки. Она обняла его за шею и нежно поцеловала в рот, и пока он нёс её в спальню она сосала его язык.

Дальше было как на войне, только в отличие от войны на нашем поле брани никто не умер. Просто мужчины устали как черти, а мы, женщины все не унимались.

 — Продолжай! — Мария встала обошла вокруг дивана, распахнула халат, и села лицом ко мне на колени прямо над головой Юрки. Ее кисонька оказалась прямо над его ртом. Он высунул язык и начал лизать ее. Наташа смотрела на нее. Ствол Петьки под моей рукой стал подергиваться, Света взяла меня за руку и потянула ее к своей груди. Садись на него — сказала она. Наташа перекинула ногу через Петьку, так что бордовая головка его члена чуть показывалась между моих ног. Юрка застонал.

 — Не двигайся — сказала мне Света. Она прижала мои руки к соскам своей груди и начала ими тереть по ней, она была уже вся мокрая. Наташа стала гладить ее сосочки. Через секунду мои соски превратились в маленькие бугорки, а между ног стало влажно.

 — Сильней! — Наташа стала потихоньку двигаться по Генке, и это было гораздо приятнее чем делать это рукой. — Ну что ты, трахни меня, задвинь его сильней...

Наташа с интересом смотрела между своих ног и видела как, то появляется, то исчезает, огромный мужской поршень....

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх