Полярный. Повесть. (Вторая авторская редакция)

Страница: 17 из 22

и начинал говорить Славик — они менялись ролями... Они были так похожи друг на друга и, одновременно, они были такие разные... Но они теперь были — ОДНО...

А в конце разговора Сергей сказал, сжав Славику руку:

«Вот увидишь, Слав, что всё так и будет... Всё будет так, как мы задумали... И ничто не сможет помешать нам»...

Сергей и предположить тогда не мог — что МОЖЕТ... И очень даже скоро...

* * *

В тот вечер всё было как обычно.

Сергей весь день мотался с замполитом в Полярном, Славик видел его последний раз утром, за завтраком...

Вечерний развод начался традиционно. Дежурил мичман Торчин...

Славик вяло стоял в шеренге и слушал, как он выкрикивает ночные наряды и вахты...

И тут он услышал свою фамилию:

«Матрос Шахов — сегодня наряд в ангаре. На всю ночь. Требуется помощь вахтенному... Заступаешь после полуночи. Есть время отоспаться. Далее...»

Славик сразу «проснулся». Ангар? Помощь? На всю ночь?

Конечно же, это Серёжка... Это он всё устроил... Как тогда, в их первую ночь... Они опять будут вместе... Вдвоём...

После окончания развода Славик «впорхнул» в команду как птичка, почти не касаясь земли...

* * *

Когда Славик шел к ангару в назначенное время, он повторял про себя только одно: «Не беги, не беги, иди спокойно»...

Ноги, буквально, несли его вперед... Ему хотелось быстрее увидеть Сергея... Своего Сережку...

Он обогнул автомобильные боксы и подошел к ангару со стороны причала — именно там был вход в караульное помещение, если, конечно, его можно было так назвать... Но все называли... Называл и Славик... С другой стороны ангара был еще один вход — но им пользовались редко, при погрузке-разгрузке...

Когда Славик увидел заветную дверь — всё внутри него запело... Вот она, всё ближе, ближе...

Он распахнул ее и одним махом влетел внутрь...

В глаза ударил яркий свет, хотя на улице тоже было светло — полярный день еще не закончился... Но в ангаре свет был ярче... На секунду Славик «ослеп»... Пока глаза привыкали, он услышал, как за его спиной кто-то резко захлопнул дверь и задвинул тяжелую щеколду.

Славик обернулся. Глаза почти совсем привыкли...

У двери стоял и ухмылялся матрос Владимирский...

Славик оторопел...

«А где же...» — только и смог выдавить он из себя, и тут же осекся.

 — ... Трошин? Да? Напрасно ты надеялся его здесь увидеть. Он всё ещё в Полярном, — послышался за спиной Славика знакомый до отвращения голос Романова.

Славик резко повернулся на звук его голоса.

Романов важно сидел за столом, где вахтенные, обычно, пили чай, и, сложив руки на груди, улыбался.

 — Ну что, полосатый? — ухмыльнулся он во весь рот, показывая зубы и встал из-за стола, — Достаточно уже ты поёбся со своим кабелем Сережей... Теперь моя очередь! А то ведь так нечестно... Всё ему, да ему... А мне?

 — По губе... — огрызнулся Славик. Он уже заметил второго матроса, подручного Романова. Тот стоял у стены и тоже лыбился.

 — У, красавчик... — Романов погрозил Славику пальцем, — Какие мы грозные! Старших нужно слушаться, понял? Не учили тебя что ли? Ничего, мы сейчас научим...

Дальше всё произошло слишком быстро...

Славик хотел метнуться к противоположной стене, но Романов преградил ему путь... Из-за спины как кошка прыгнул матрос Владимирский и сбил Славика с ног... Он уселся на нем сверху, заламывая руки и Славик услышал, как щёлкнули наручники...

Да, хорошо же они подготовились... Ничего не скажешь... Со знанием дела...

Владимирский и второй матрос (фамилии которого Славик не знал, так как он был не «местный», а приехал в их часть из Полярного только на время учений) резко подняли Славика на ноги, встряхнули как следует и поставили прямо перед Романовым.

 — Очень хорошо, — Романов был доволен и жмурился как кот, — Замечательно. Наш мальчик попался... Теперь ему уже не уйти... А ну-ка, ребятки, спустите с него штаны...

Славик почувствовал, как оба подручных Романова, продолжая крепко держать его, расстегивают застежки робы у него на талии... Потом они резко рванули брюки вниз, снимая их вместе с трусами...

 — Господи! Прелесть какая! — Романов глядел во все глаза на Славика, — У меня уже слюнки текут! Вы только поглядите, какой у него толстенький и длинненький... А как там сзади? — обратился он к своим прихвостням.

 — Нормально, шеф, — ответил Владимирский, — Попка что надо — кругленькая и аппетитная... Как орех... Так и просится на грех...

Они втроем захохотали. Славик лихорадочно соображал — что же делать? Что? Что? Что?

 — Успеется! — снисходительно махнул рукой Романов, — Сейчас проверим — вкусный он или нет... Ну-ка, ребятки...

Каждый из матросов наступил своим ботинком на ботинок Славика.

«Чтобы я не смог поднять ноги и ударить эту свинью...» — пронеслась у Славика мысль.

Романов встал перед ним на колени и одним быстрым движением отправил его член себе в рот. Двигался он с упоением... И со знанием дела... Как профессионал...

Славик зажмурил что есть силы глаза и сжал зубы так, что они заскрипели... Ему было противно... Гадко... Тошнотворно... Мерзко...

Но его молодое тело так не считало... Оно считало по-другому... И у Славика начал вставать член...

Это было ужасно... Это никак нельзя было остановить... Этому никак нельзя было помешать...

Кто-то из двоих за спиной Славика принялся лапать его за зад... Грязно и нагло...

Внутри у Славика всё вскипело... Он зарычал и со всей силы перегнулся вперед, пытаясь нанести удар головой по Романову.

Тот быстро отскочил от него и встал на ноги.

 — Видали? — кивнул он на Славика и вытер ладонью мокрые губы, — У него хуй сосут, а он еще и недоволен! Как тебя Сереженька то разбаловал, какой-то кошмар!

Оба матроса опять загоготали. Но лицо Романова стало злым и непроницаемым.

 — Ладно, хватит, — он начал расстегивать брюки, — Шутки кончились. Я уже хочу. Вырубите его!

Славик хотел обернуться, но не успел. Кто-то из двоих нанес ему упругий удар ребром ладони по шее. В глазах у Славика все закрутилось, ноги подогнулись... И он повис на руках у своих палачей...

... Сознание иногда возвращалось к нему... Из-за боли...

... Его куда-то волокли, клали, ставили, переворачивали, опять волокли...

... Это было похоже на странный сон, на кошмар, из которого ты постоянно соскальзываешь назад в черноту и забвение...

... И возвращаешься в полуреальность опять...

... Они имели его как только можно, все по очереди...

... Они творили с ним странные и страшные вещи...

... Они были голые и потные, все трое...

... Их тела были липкими и отвратными — тела демонов ада...

... Они проникали в него, глубоко и настойчиво...

... Они мучили его, а у него все никак не хватало сил ответить им...

... Он постоянно соскальзывал в черноту и забвение...

... И возвращался опять...

... И опять они творили свое зло, которому не было названия...

... Которому не было прощения...

... Только звери могли творить такое, только звери, но не люди...

... И опять темно, опять он летит куда-то вниз, пропитанный болью насквозь...

... Всё это продолжалось неизмеримо долго, целую вечность...

... Опять и опять, снова и снова...

... О Боже, неужели человек может выдержать такое?...

... Это были обрывки мыслей, утекающие в никуда, как вода сквозь пальцы...

... Грёзы наяву, страшные грёзы нечеловеческой ненависти...

Наконец, Славик очнулся....  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх