Полярный. Повесть. (Вторая авторская редакция)

Страница: 4 из 22

угодить и все успеть сделать «как надо», потом — заплаканная, когда наступило утро следующего дня и нужно было оставить родной дом и ехать к Райвоенкомату, на сбор. Мама оставляла его на несколько часов, Славик — на несколько лет... Ему тоже было грустно — из-за нее. Она будет тут совсем одна. Его будут кормить, поить, одевать и обувать все это время. А она все это время должна будет заботиться о себе сама. Сможет ли она? Все ли будет у нее хорошо? Кто поможет ей, если будет трудно?

Он не знал ответов на эти вопросы...

У Райвоенкомата он расцеловал ее и сел в автобус, как и другие ребята — будущие солдатики. Он долго махал ей из окна, пока она не скрылась из виду...

Потом он долго смотрел в окно — прощаясь с родным городом, с любимой Москвой.

Когда теперь он здесь окажется снова? И что готовит ему его близкое будущее? Что там будет?

Впереди предстояла долгая разлука со всеми и с тем, что он любил в своей жизни, чем он дорожил, о чем заботился... И ему было грустно... Впереди у него расстилался путь абсолютно неизвестный ему... И было немного боязно... Впереди его ждала дорога и этот автобус уносил его по этой дороге все дальше и дальше... Куда? Он понятия не имел...

Вначале — он попал в подмосковный город Железнодорожный, знаменитую «перевалочную базу» всех призывников. Медкомиссии, досмотр, еда сон... И опять по кругу. Здесь Славик пробыл целых три дня. Он и еще человек десять ребят, которых призвали вместе с ним из одного РВК. Три дня, конечно, многовато. Все шутили и говорили, что для них приготовили «что-нибудь особенное». Когда в их комнату отдыха на третий день, сразу после обеда, вошел подтянутый человек во флотской форме и двое матросов вместе с ним, все поняли, «чего они дождались»...

ВМФ.

Военно-Морской Флот.

Три года вместо двух.

Вот тебе и «на»...

Приплыли...

Они всей группой приехали на Ленинградский вокзал и погрузились в поезд «Москва-Никель». Немного оправившись от первого потрясения, ребята принялись утешать друг друга, говоря, что на Флоте ведь существует еще и Морская пехота, а там срок службы — как в Армии, два года.

Это нехитрое утешение сработало на удивление хорошо и настроение у всех вновь улучшилось.

Ехали долго. Двое суток. Зато — весело. Еды, еще домашней, было много. Ее свалили в «общаг» и каждый брал то, что хотел. Травили анекдоты, рассказывали истории, курили в тамбуре, смотрели в окна, на места, где раньше никогда не бывали. Словом — никто не скучал...

Сопровождающие — лейтенант Флота и двое матросов хранили глухое молчание как по поводу пункта назначения этого «маленького путешествия», так и по поводу ожидающей ребят судьбы вообще.

На третьи сутки, к обеду, «пункт назначения» разъяснился сам собой.

Город Североморск.

Он встретил ребят холодной, промозглой погодой, мелким дождем и свинцовым небом.

Вот так сразу, да — из лета в промозглую осень... Необычно...

Город был серый и скучный, он как будто бы спал. Кругом — масса моряков в черной форме. Неудивительно, ведь Североморск — столица Северного Флота.

Их разместили в отдельном одноэтажном здании — бараке. Временно. Здесь пришлось расстаться с гражданской одеждой и гражданской прической... Их вымыли, переодели в синие робы без гюйсов, сапоги, черные шинели и белые бескозырки без ленточек. Вот так, да, без ленточек — словно тарелка на голове. Смотрелись ребята забавно и чудно. Каждому выдали рюкзак с нехитрым содержимым — бушлат, портянки, фланки, тельняшки, гюйсы...

В Североморске Славик пробыл в общей сложности около месяца. Даже успел отправить два письма домой, маме.

Днем приходилось либо рубить на части огромные брикеты рыбы для камбуза (столовой части), либо разгружать машины с углем.

Медкомиссии следовали одна за другой. Приезжали «покупатели» из разных частей и забирали то одних, то других ребят.

Когда в часть заявлялись морпехи, все, затаив дыхание, молили Бога, чтобы они увезли с собой именно его.

Славик ни о чем Бога не молил. Наверное, потому морпехи не обратили на него особого внимания, хотя он и по стати, и по выправке, и по росту, и по физической развитости вполне для них подходил.

Но разве поймешь, что им нужно?

К концу месяца знакомых ребят в бараке почти не осталось. Старых разобрали, с новыми Славик просто не успевал знакомиться — они уезжали если не на первый день, то уж точно — на второй.

У Славика постепенно начало складываться впечатление, что он тут один находится дольше всех, что он «самый старый», но это, конечно, было не так — просто так казалось.

«Местные матросы» относились к Славику хорошо и даже — уважительно. Какую бы работу они ему не давали, он выполнял ее честно и упорно, даже когда было очень трудно.

«Этот парень вкалывает как лось, — как то сказал один из старших матросов, самый здоровый, про Славика, — Если кто его пальцем тронет — я тому ебало разобью...»

И Славика никто не «тронул». Ни разу.

В один из совершенно обычных, дождливых, холодных и серых дней, Славика вдруг неожиданно сняли с наряда и приказали идти в барак — собирать вещи. Значит, решил он, дождался...

Так оно и оказалось.

Дневальный передал ему, что он должен явиться с вещами и документами на КПП. И еще — пожелал удачи. Славик пожал ему руку на прощанье — он уже знал, что уходит отсюда насовсем.

За КПП стоял «газик», а около него — лейтенант, «летёха». В форме ВМФ, обычной. Три года? Три года...

Морская пехота многое потеряла...

«Летёха» был молодой и усатый.

«Матрос Шахов?» — спросил он Славика и шагнул к нему навстречу, протягивая руку.

«Так точно, товарищ лейтенант».

«Добро. Тогда прыгай в машину. Поедем служить!» — он улыбался.

Славик забросил свой рюкзак на заднее сидение и сел сам. В машине кроме них был еще один матрос — шофер. Славик поздоровался с ним за руку.

«Ну, вперед!» — скомандовал «летёха».

Матрос завел мотор и газик шустро побежал по раскисшей дороге.

По пути «летёха» рассказал Славику о месте его будущей службы. Это была небольшая береговая часть в пограничной зоне, рядом с городом Полярный — бывшей столицей Северного Флота. В части всего тридцать человек личного состава. Коллектив маленький, но дружный. Никакой «дедовщины» и «внеуставняка». Да, служить придется три года. Но за этот срок, если все будет хорошо, можно съездить в отпуск раз 5—6, то есть получалось — в полгода раз.

«Могло быть хуже, — сказал тогда Славик самому себе, — Ведь я мог попасть на подводную лодку... Или корабль».

Да, могло бы... Но не было... А уж он наслушался в Североморске про лодки и корабли такого...

Словом, можно считать — повезло... Как «спасенному» утопленнику... Не совсем утонувшему...

«Летёха» сказал, что «учебки» как таковой — не будет. КМБ (курс молодого бойца) он пройдет на месте, в части. Где-то через месяц — Присяга, выдача личного оружия... Ну и «всеобщее уважение»...

«Но месяц ты уже отслужил, имей в виду, — напомнил, смеясь, лейтенант, — Ведь пребывание в Североморске засчитывается в срок службы. Так что, осталось совсем чуть-чуть...»

Это последнее замечание немного расстроило Славика. Оно опять напомнило о злополучных трех годах, вместо двух...

От Североморска до Мурманска доехали быстро. За разговорами и шутками, которые отпускал то «летёха», то матрос-шофер, время пролетело незаметно.

Они проехали через весь город, над которым витал неуничтожимый «рыбный» запах (Мурманск — единственный из северных портов, незамерзающий круглый год) и приехали на огромный военный причал.

Здесь стояли на якоре огромные корабли — серые, номерные, с вращающимися локаторами, несколько ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх