Полярный. Повесть. (Вторая авторская редакция)

Страница: 7 из 22

«час отдыха» они провели там, за разговорами, вместе. Им никто не мешал. Славик рассказал о себе, откуда он, как жил и с кем, рассказал о своих увлечениях и о том, что даже не помышлял попасть служить на Флот — тем более, на три года.

Сергей сказал ему, что это чувство «обиды» скоро пройдет. Что сначала у всех оно было. Просто нужно время, чтобы привыкнуть к новому месту, новой жизни, новым людям. Потом Сергей рассказал о себе.

Он родился в Нижнем Новгороде, в городе, где Славик никогда не был. Учился в школе, увлекался мотоспортом. Жил с отцом и матерью, еще у него был младший братишка. Очень любил кино и путешествия. Всей семьей они объездили чуть ли не полстраны. В Москве был всего несколько раз. Ему там не очень понравилось — суетно и слишком много народу. Очень любил свой город и после службы обязательно вернется туда. О «сверхсрочной» не мечтает — нет, карьера военного, это не для него. Здесь — помогает замполиту, когда тот его просит об этом и возится в гараже с машинами. Что-то вроде механика, да. Техника — его «конек». Его так и зовут тут — «Механик № 1»... Забавно...

Пока Сергей все это рассказывал, Славик имел возможность получше рассмотреть его. Высокий, почти на полголовы выше его самого. Отличная фигура, сверху — просто гора мускулов. Впрочем, все «местные» ребята были такими. Как Славик узнал впоследствии, занятия с тяжестями иногда помогали очистить голову от ненужных и дурных мыслей. На лицо Сергей был очень симпатичным, можно даже сказать — красивым. Короткие темно-русые волосы (как у Славика), ясные голубые глаза (у Славика они были зелеными), темные брови «вразлет», крупные, чувственные губы... И еще — УЛЫБКА...

С улыбкой Сергея ничто сравниться не могло. Она была УНИКАЛЬНОЙ. Славик никогда раньше не встречал людей с ТАКОЙ улыбкой. Когда Сергей улыбался или смеялся, его глаза излучали солнечные искорки, они лучились теплом, которое, казалось, можно почувствовать кожей — такое оно было ощутимое. Улыбка Сергея завораживала, обезоруживала, поднимала настроение... Рядом с ним Славик чувствовал себя почти счастливым... От его чувства одиночества не осталось и следа... Сергей просто очаровал его, еще с той первой их встречи, в кабинете замполита...

Только одного не мог понять Славик... Откуда бралось в нем самом странное чувство неловкости и стеснения, когда Сергей был рядом... Он никогда раньше не испытывал неловкости и стеснения перед ребятами. И с другими матросами здесь этого тоже не было... А вот с Сергеем — было...

Слушая рассказ Сергея, Славик решил для себя, что, наверное, это происходит от того, что Сергей — просто особенный человек, «не как все», что он просто очень нравится ему, Славику... Что он ему очень симпатичен, что он — «его человек»... Может, даже, его Друг... Именно так, с «большой буквы»...

Но ведь это...

Нет, ничего это не значит. Ничего плохого, ясно? Настоящая дружба — странная штука и тут сразу во всем не разберешься...

Славик знал точно только одно — он несказанно рад, что Сережа предложил ему свою дружбу. Еще он знал — что если бы он этой дружбы не предложил, Славик бы сделал все, чтобы ее добиться...

Час с небольшим пролетел незаметно. Они выкурили много сигарет и о многом успели переговорить. Приближался вечерний развод на работы.

 — Я хотел сказать тебе еще одно, это очень важно, — сказал Сергей. Теперь он не улыбался. Он был очень серьезен и даже... озабочен. — Понимаешь, в каждой бочке меда обязательно есть ложка дегтя. У нас тут — так же. Скоро тебя обязательно должен вызвать к себе первый заместитель командира части. Для личной беседы...

 — И что? — спросил Славик, но мысли его были далеки от заместителя командира части.

 — Это — козел, каких мало. Сам увидишь. У него в штабе Флота есть «своя рука», поэтому он все еще тут. Так вот — держи с ним ухо востро. Этот человек — гавно...

 — Неужели все так плохо?

 — Трудно сказать... Сходишь к нему — потом расскажешь. И я смогу сказать тебе — плохо или нет.

 — Ладно, договорились...

«На прощание», прежде чем они разошлись, Сергей крепко обнял Славика за плечи и сказал «Ты классный парень. Мы теперь — как нитка с иголкой».

Ничего особенного, просто по-дружески обнял...

Но у Славика от этого «ничего особенного» по коже побежали мурашки, а по телу пошла — легкая дрожь. Такого раньше никогда не было. А теперь — ОНО БЫЛО...

* * *

С этого дня жизнь Славика изменилась. Она наполнилась смыслом...

ТУТ...

Она наполнилась другим человеком... Его Другом...

Он никогда не думал, что это может иметь такое значение... И для него, и — вообще... Теперь он знал это наверняка — что имеет...

Все свое немногочисленное свободное время они с Сергеем старались проводить вместе.

Сергей во многом помогал ему, объяснял некоторые вещи, чему-то учил...

Он был на год старше и Славик всегда прислушивался к его мнению, он ему доверял...

Иногда — они просто разговаривали, как тогда, в первый раз, в «курилке»...

И даже когда Славик подолгу не видел Сергея, он все равно ощущал его незримое присутствие где-то совсем близко, совсем рядом... Это вселяло в него уверенность и помогало бороться с трудностями, которых хватало... Он знал, что Сергей всегда будет здесь, с ним, что он никуда не денется и не уедет...

Это место, эта маленькая воинская часть, постепенно все больше нравилась Славику — он даже написал об этом маме... И он не жалел, что вместо двух лет службы ему досталось три... Теперь — нет...

И он прекрасно знал ответ — из-за чего, вернее — из-за кого все это происходит...

СЕРГЕЙ — вот был этот ответ...

* * *

После завтрака Славик получил наряд на весь день — он должен был покрасить плац. Работа не слишком трудная, но нудная. Необходимо было освежить всю белую разметку на асфальте перед командой. Ведро краски, кисть и веник, чтобы сметать пыль, ему выдали на складе, в ангаре. Больше ничего и не требовалось.

Этот ангар произвел на Славика какое-то странное впечатление. С виду — обычный сборный ангар из гофрированных алюминиевых листов, ничего особенного. Но когда Славик был там — ему стало как-то не по себе. Он не мог объяснить, почему возникало это чувство. Но оно было сильным. Словом — не понравилось ему это место, вот и всё...

Погода в этот день была ветреная, но сухая. Дул сильный ветер с моря, а в небе стремительно неслись куда-то на север рваные, серые облака.

Когда Славик получал краску, Лешка Аверкин, который ему эту краску выдавал, протянул ему старый, потертый бушлат со словами: «Вот, надень. А то задрыгнешь...». Славик не стал возражать и взял бушлат, хотя в нем он был похож скорее на чучело, чем на моряка Северного Флота.

Работа у Славика спорилась. Он даже подумал, что закончит ее к обеду, а не к вечеру. Краска сохла быстро, но ужасно воняла. Она лезла в глаза и в нос, въедалась в горло. Курить стало противно — такое же чувство бывает, когда болеешь гриппом.

Чайки у причала раскричались. «Наверное, погода опять поменяется...» — подумал Славик, глядя на их головокружительные воздушные танцы на фоне сошедшего с ума неба.

Но ему некогда было наблюдать за чайками — нужно было работать.

Как он ни старался, к обеду он осилил только чуть больше половины плаца. А после обеда, когда он вновь облачился в потрепанный бушлат и взял в руки кисть — произошло одно очень интересное событие.

Славик впервые в жизни увидел подводную лодку.

Она шла проливом в надводном положении в сторону Мурманска. Шла совершенно бесшумно, разрезая воду словно масло. Лодка была огромная и совершенно черная. Только ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх