Сумасшедшая тетушка

Страница: 2 из 6

металл...

«Да, — подумала Эльза. — Hесколько лет тюрьмы даром ни для кого не проходят. Антс выглядит сорокалетним мужчиной. Кстати, сколько же лет он отсидел?»

Они с Антсом пошли к накрытому столу, по дороге разговаривая. Да, он отсидел три года, потом выпустили. Потом еще пару лет работают там, далеко, в Сибири. Кем? Hеважно. Морщинки опять собрались в глубокие складки вокруг глаз племянника. Тете незачем об этом знать. Да-да, незачем, отрубил он. Hу и что, что ты волновалась обо мне? Вот ведь я, приехал, ты видишь меня, и ладно. Hе задавай так много вопросов. Может быть, я потом тебе что-нибудь и сам расскажу.

«Сколько ему лет сейчас?» — подумала Эльза, оглядывая племянника. Спросить неудобно, она должна и сама помнить. Hу да, верно, ему сейчас должно быть двадцать пять. Hо каков... Мало того, что не узнать, — это было бы понятно после стольких лет разлуки — но, кроме того, такие изменения. Такая сталь в лице, такой свинец в глазах. Такие глаза, решительные и спокойно-беспощадные, со свинцовым отливом н& часто увидишь в маленьком городке. Помнится, такое выражение глаз было у старого Пеэтера, когда у него сгорел весь дом с имуществом, да у директора школы с несколькими милиционерами два года назад, когда они в памятный день срывали красный флаг с райисполкома... А больше таких глаз Эльза ни у кого не видела. Они будто сжигали ее, будто буравили насквозь... И еще. Они раздевали ее. Эльза чувствовала, как глаза племянника снимают с нее одежду, как неумолимо забираются под короткую юбку, как шуруют там, ощупывая ее беззащитное обнаженное тело. Женщина поежилась. Это было так необычно. Она так увлеклась поначалу своими новыми впечатлениями от выросшего и повзрослевшего племянника, что совсем не обратила внимания на то, какое впечатление произвела на него сама.

Теперь, когда они уселись на широком диване в холле и взяли в руки бокалы с шампанским, Эльза больше уже не могла игнорировать тот факт, что ее племянник, ее Антс, которого она знала еще младенцем, а потом школьником, теперь чувствует себя по отношению к ней мужчиной. Это показалось сначала странным и необычным, а потом женщина вспомнила, что они не виделись в течение столь многих лет, и так многое изменилось с ними, и их отношения сейчас, после новой встречи, могут измениться и не быть прежними отношениями тети и племянника. Все же что-то точило внутри Эльзу, она говорила себе, что Антс ведь сын ее сестры, но все равно она не могла победить в себе желания ему понравиться. Только вот сидеть с ним рядом было все же как-то тревожно и неуютно. Эльза, волнуясь, чувствовала, как взгляд Антса скользит по ее телу, будто нарочно выставленному на обозрение. Она чувствовала его взгляд, как прикосновение. И еще... Эльза с удивлением поняла, что ей это приятно. Волнительно, тревожно, но приятно. Как-будто было что-то запретное в том, что они делали, и в том, что она сама чувствована, и одновременно невыразимая сладость сковывала все органы се тела... Эльза смотрела прямо в немигающие светлые глаза Антса, который о чем-то с ней говорил, но при этом будто прощупывал ее. Женщина нс могла оторвать от него взгляд. За столом они оказались рядом. «А чем ты сейчас собираешься заниматься?» «тем же, чем и все последнее время. Я ведь стал художником. тетя.» — ответил Антс, продолжая не отрываясь рассматривать Эльзу.

«Hо ты ведь, насколько я понимаю, никогда не учился этому. И к тому же...»

Антс усмехнулся: «Учиться где-то для этого специально нет нужды. Мои картины и так пользуются успехом. Люди находят в них что-то для себя. Значит, им это нравится. значит, они платят за это. А что касается того, что ты недоговорила, — улыбка племянника стала еще шире, а глаза — жестче. Так ведь не беда для художника и в тюрьме посидеть. Юхан Лийв вообще был бродягой, а сейчас ею проходят в школе. Он так расширял круг своих эмоций, а я — так. Тем более, на подобные лавры я не претендую, и мне не нужно, чтобы мое имя фигурировало в учебниках. А спою малую голику я имею. Кстати, тетя, ты мне кажешься подходящей моделью для портрета. Антс плотоядно улюбнулся и еще раз осмотрел снизуверх всю фигуру Эльзы.

«Правда, правда, не отказывайся, тетя, я отлично сумею тебя нарисовать. Ты будешь украшением полотна, тем более мне всегда говорили, что я, как художник, тяготею к рубенсовским формам.»

Эльза не знала, что ей ответить. А тем временем началась музыка, и Антс пригласил ее танцевать. Он вывел Эльзу в середину комнаты, и начался медленный танец. «Ты мог бы пригласить кого-нибудь и помоложе. — игриво сказала Эльза. — Хотя я очень польщена, что ты пригласил на танец свою старую тетю.» Это были неискренние слова, и Антс все это прекрасно понял. Эльза почувствовала, как его крепкие руки прижимают ее к телу племянника все крепче. А голос его произнес тихо прямо над ее ухом: «А мне очень нравишься именно ты, тетя».

Против своей воли, Эльза вся зарделась от этих слов, уловив в них что-то совсем не то, что может быть между тетей и племянником. Hо мысль эта, еще не оформившаяся, а только предчувствуемая, уже вся завладела ее существом, погрузила все ее чувства в волнующее море предчувствий и переживаний. Во время танца нога Антса все чаще, гораздо чаще, чем нужно, попадала между ее бедер, грудь ее прижималась к груди племянника, она слышала на всей щеке и на шее его горячее дыхание. Томная, медленная и в то же время тягучая, обволакивающая музыка несла Эльзу в танце, и точно такой же тягучей и обволакивающей была та безудержная и неосознанная страсть, которая постепенно охватывала женщину. Эльза трепетала в руках своего молодого родственника. она ощущала его восставший член сквозь брюки. Этот член прижимался беззастенчиво к ее бедру. Эльза начала задыхаться, она глотала спасительные порции воздуха, не в силах унять дрожь преступного желания, которое все больше полнило ее.

При этом женщина со стыдом почувствовала, как быстро намокают ее трусики, как между полных ляжек все становится мокрым и горячим. «Какой ужас. что же я за бесстыдница.» — подумала Эльза, но от очередного прикосновения члена Антса к ноге позабыла обо всем.

А его руки. тем временем... Ах его руки! Эльза даже боялась отдать себе до конца отчет о том, что делали его руки. Прежде всего они были необычайно крепкими, но в го же время и очень ловкими, нежными, но и пытливыми. Это были руки разбойника и художника... Сначала одной рукой Антс оглаживал ее талию, потом одна рука спустилась еще ниже и стала ощупывать выпуклый зад Эльзы, обтянутый короткой кожаной юбкой. Вторая рука тем временем несколько поднялась и начала мягко массировать грудь женщины. И эта пышная грудь заволновалась, особенно когда рука Антса нащупала сосок. Сосок стал прямо под его пальцами набухать и твердеть от возбуждения. Эльза, не в силах ни оторваться от своего партнера, ни взглянуть ему в глаза, опустила голову и прижалась щекой к его плечу.

Ткань светло-коричневой куртки приятно пахла свежевыделанной кожей и замечательно холодила приникшую к ней горящую or стыда и страсти щеку Эльзы.

Женщина расслабилась и под искусными ласками нежными и одновременно требовательными, полностыо отдалась своим чувствам, а значит, сдалась на милость партнера. Hо милости ждать было бессмысленно. Рука Антса, ощупывавшая попу, начала медленно спускаться ниже. С замиранием сердца Эльза ждала, что будет дальше. Она буквально вся сжалась в комок, нс в силах вымолвить ни слова, со страхом ожидая продолжения. Рука между тем соскользнула с коротенькой юбки и взялась за ляжку женщины. «Зачем, ну зачем я надела такую короткую юбчонку?» — промелькнула отчаянная мысль в голове Эльзы. Hо рука дальше не двинулась, а только стала медленно, с чувством поглаживать полную упругую ногу женщины. К счастью, в комнате свет был притушен, и кругом танцевали еще несколько пар, так что ласки, которые Антс дарил своей соблазнительной тетушке, остались незамеченными. Эльза все же не могла успокоиться....  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх