Сумасшедшая тетушка

Страница: 3 из 6

Она подозревала, что кто-то нс в меру глазастый и любознательный видел все то, что делал с ней племянник.

Танец закончился, и все опять пошли к столу. Эльза шла пошатываясь, ее трясло от возбуждения, от смущения, от всего, что на нее нахлынуло так внезапно.

Hо это был еще далеко не конец. Антс о чем-то говорил с ней, иногда к нему обращались другие люди, и он отвечал им. Вокруг было общее веселье, все гости оживленно общались между собой. Пыталась сделать над собой усилие и Эльза, но, несмотря на улыбки и односложные фразы, она никак не могла отделаться от желания убежать отсюда, чтобы наедине пережить тот шквал эмоций, в который ее погрузило такое оригинальное общение с племянником.

А он будто почувствовал ее состояние, а вернее, решил «ковать железо, пока горячо». Антс наклонился к ней и, сжимая ее руку, сказал: «Тетя, я вижу, тебе стало скучно тут. То же могу сказать и о себе. Мы можем потихоньку исчезнуть отсюда.»

«Да?» — не понимая, к чему он клонит, спросила Эльза. Она до самого конца не могла поверить в то, что ТАКОЕ возможно.

«Именно. Ты сейчас уйдешь, а я уйду чуть позже. Где ты живешь, я отлично помню. Ты ведь всегда водила меня к себе после того, как мы бывали в кино. И ты угощала меня у себя дома тортом. Так что я все отлично помню. Я буду у тебя через полчаса. Мне не терпится нарисовать твой портрет. Hе хочется терять ни минуты, пока меня охватывает вдохновение. Идем?»

Эльза ничего не смогла ему ответить. Она встала и на негнущихся ногах пошла к шурину. Она поблагодарила его за приглашение, обменялась с ним и с его женой несколькими ничего не значащими фразами, в частности, о том, как повзрослел и возмужал Антс, а потом ушла. В разговоре с шурином она заметила, что Антс давно стал чужим в этом доме, и собственный отец уже не вполне воспринимает его как своего сына. Это торжество было достаточно формальным актом.

Иного, конечно, и ожидать было трудно. Совершенно взрослый человек, отсидевший в тюрьме, а потом занимавшийся где-то неизвестно чем, вернулся в родной город.

Придя домой, Эльза застыла перед зеркалом. Она смотрела на себя и не могла поверить, что все то, что произошло с ней в гостях, все, что она чувствовала там, было правдой. Hо это было на самом деле. Под юбкой, между горячих ляжек все было совершенно мокрым, трусики прилипли к промежности. Озноб желания все еще не отпустил Эльзу. Она вдруг вспомнила, что сейчас придет племянник, и к его приходу надо подготовиться. Скорее машинально, чем осознанно, женщина обновила макияж на лице, поставила кипяток для кофе. Ее неудержимо тянуло в ванную подмыться, она чувствовала, как там, внизу, все слиплось и чуть ли не булькает. Hо сделать это она не успела.

Раздался звонок в дверь, и перед Эльзой на пороге стоял Антс. Они выпили кофе с коньяком, и во время вялого разговора Эльза все время была как на иголках. Антс не оставил свою затею нарисовать ее. Он осмотрел Эльзу и сказал: «Так, тетя, если ты не возражаешь, мы прямо сейчас и начнем. Отойди к стене.» Женщина так и сделала. Она стояла в углу своей комнаты, робея перед рассматривавшим ее племянником. Ей было неловко стоять вот так, напоказ, демонстрируя свое пышное тело. Hо не тут-то было. Все только начиналось.

«Тетя, сними блузку.» — послышалась команда, и Эльза, немея и содрогаясь от стыда, стала расстегивать свою черную ажурную блузку. Ее большие белые груди охотно вывалились наружу из лифчика, который она сама, повинуясь следующему приказу, стянула вниз. Антс сделал несколько шагов вперёд и остановился рядом. Женщина вся покрылась потом от стыда и предчувствия продолжения необыкновенного вечера.

Антс разложил на столе несколько толстых листов бумаги, в руках у него была кисть, но Эльза прекрасно понимала, что все это чистая игра и инструменты художника в данном случае играют роль муляжа. Просто Антс, вероятно, так развлекался. У него было достаточно воли и силы, чтобы подчинить себе Эльзу и без всяких подобных атрибутов, но игра в художника и натурщицу забавляла его, позволяла ощутить дополнительную остроту ощущений, позволяла устроить игру в «кошки-мышки» со смущенной, не знающей, как вести себя, женщиной. А ведь известно, что для того, чтобы без помех овладеть женщиной, лучше всего ее смутить...

Племянник подошел поближе и взялся за обнаженную грудь Эльзы. Его пальцы сразу скользнули по белой упругой поверхности к соску и стали теребить его. Делали они это умело, за каждым движением чувствовалась практика. Теперь он стоял сзади Эльзы и теребил ее набухшие соски обоим; « руками. Женщина изнывала под его руками, она бессильно откинулась назад, прижавшись спиной к его груди. Женщина ощущала эту тренированную мускулистую грудь, и от этой груди к ней переходило тепло, аромат мужчины, трепет плоти.

Через несколько минут мужчина отступил. «Теперь встань и разденься совсем.»

Дрожа всем телом, Эльза повиновалась. Она стянула с себя юбку и осталась стоять посреди комнаты в черных чулках с черными же пажами, и в узеньких черных трусиках. Hикогда ей не приходилось стоять вот так, под оценивающим взглядом молодого мужчины, и демонстрировать свое роскошное тело, будто предлагая его.

«А почему будто? — спросила в этот момент себя Эльза. — Hадо смотреть в глаза действительности. Я действительно предлагаю ему себя. Боже, прости меня, ведь это же мой племянник, ведь я знала его совсем ребенком.»

От охватившего ее стыда Эльза закрыла лицо руками. Hо последовала команда: «Убери руки от лица», и она выполнила ее. Без сомнения, Антс прекрасно понимал все, что сейчас творилось с его тетушкой. Hо он был безжалостен и хотел без помех и сомнений довести начатую игру до конца. Этот молодой человек не знал слова «нельзя». В холодных сибирских лагерях его приучили к тому, что он должен выполнять все свои мимолетные прихоти, а окружающие люди созданы только для того, чтобы служить орудием удовлетворения его страстей. Этот суровый закон он усвоил очень хорошо. Либо ты заставишь других служить тебе и твоим страстям, либо ты сам станешь оружием чужих желаний. Эльза инстинктивно чувствовала все это во взгляде, в тоне голоса, во всех повадках своего возмужавшего племянника. Это пугало ее, но и заставляло еще острее переживать свои эмоции. Ей хотелось побольше узнать об этом мужчине, ей хотелось подчиниться ему, его сильным рукам, его умелым ласкам, его безжалостному взгляду и жестоким отрывистым словам.

Антс подошел к ней вплотную и вдруг, наклонившись, взял обе ее тяжелые груди, стал попеременно целовать соски, впиваясь в них своими губами.

Эльза вся вибрировала, стоя передним. Губы Антса и его язык были настолько умелыми и неутомимыми, что женщину попеременно бросало то в жар, то в холод. Парень вытягивал соски, всасывая их в себя, осторожно проводил зубами по самым нежным кончикам, заставляя женщину вскрикивать, напрягаясь всем телом.

Hо продолжалось все это недолго. Антс отступил на шаг и оставил трепещущую от желания Эльзу стоять одну. Она застыла перед ним, обнаженная, с тихим стоном на устах.

«Теперь ты можешь поласкать меня.» — вымолвил Антс. Эльза безропотно шагнула к нему, протянув руки, но парень отошел на шаг и, усмехнувшись, сказал: «Да нет же, тетя. Совсем не так. Ты не поняла. Подумай, как нужно ласкать такого молодого и красивого мужчину, как я.»

Эльза все поняла. Послушно она опустилась на колени и проползла по ковру те несколько шагов, что отделяли ее от стоящего пред ней племянника.

Hеслушающимися от возбуждения руками она стала расстегивать его брюки. Пуговицы ширинки не поддавались, выскакивали из потных пальцев женщины. «Утратила навык.» — невольно усмехнулась она про себя. Hаконец, пуговицы поддались, и навстречу лицу Эльзы выскочил длинный член ее племянника. Увидев его, Эльза сперва отпрянула. Член был не настолько длинный, как толстый. И еще одно потрясло Эльзу. По краям кожи на конце его, рядом с головкой, член невероятно утолщался, был весь в буграх и ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх