Сумасшедшая тетушка

Страница: 5 из 6

нее извергается обжигающий поток мужской силы...

Когда этот поток иссяк, и Антс вынул член, Эльза, будучи не в силах больше стоять, повалилась на ковер. Она так и лежала, широко расставив ноги и постанывая. Антс перешагнул через нее и сел в кресло.

Он закурил сигарету, а потом легонько коснулся ногой лежащей Эльзы. Голос его был хрипловатый, он тоже старался отдышаться от проделанного упражнения: «Тетя. не разлеживайся, не забывай свои обязанности. У тебя в гостях племянник, которого ты любишь, и который вернулся издалека. Ты же знаешь, как нужно встречать приехавших родственников? Вспомни, ты всегда меня принимала хорошо. Принеси своему маленькому Антсу что-нибудь сладенькое и кофе тоже. Мальчик устал, ты же видишь.»

Эльза подняла с пола пылающее лицо. Взгляд ее был мутным и безумным, глаза еще были нежными и хранили в себе недавно пережитое наслаждение.

Hесколько мгновений Эльза смотрела на сидящего перед ней в кресле Антса, не в силах понять, чего он от нее хочет. Hаконец, она приподнялась на локтях и села в ногах племянника. Тогда он еще раз пошевелил ногой, толкнув ее слегка в высокую грудь, и пустил струю сигаретного дыма ей в лицо.

«Тетушка, ты чего, совсем одурела? Очнись и принеси мне кофе.»

Эльза захлебнулась дымом от сигареты и затрясла головой. Постепенно она поняла, что от нее хочет ее племянник. Она встала. Ходить было больно, внутри развороченного влагалища все болело, она не могла сдвинуть ноги. Так она и пошла на кухню.

Пока чайник грелся, женщина с трудом, охнув, присела на табуретку. Медленно, словно нехотя, в голове проносились мысли. Они проплывали медленно, и приходилось их подгонять. «Как это было прекрасно. И как дьявольски больно... Hо я давно не кончала с таким упоением... Что он теперь думает обо мне? И что я теперь думаю о себе сама? Собственный племянник оттрахал меня. И чем? Почему это было так необычно?»

Эльза поставила кофе на поднос и принесла Антсу. Шла она с трудом, широко раздвинув ноги и смешно оттопырив свой крупный зад. Она шла по комнате под взглядом племянника и ежилась от стыда, одновременно ощущая вновь в груди покалывание подступающего вожделения. Она чувствовала, что ему приятно видеть, до какого жалкого состояния он ее довел, приятно смотреть, как она, ковыляя своим растертым раздроченным влагалищем, покорно несет ему кофе... И сознание этого заставляло сжиматься ее сердце в томлении и предчувствии новых удивительных ощущений. Эльзу с самого начала вечера не оставляло ощущение того, что она делает нечто запретное, то, что будет непременно осуждено всеми, кто узнает об этом... Hо это же чувство заставляло ее трепетать от вожделения, от желания до конца пройти эту дорогу, познать запретный плод, вкусить всю полноту его запрещенной сладости.

Между ног ее продолжали течь выделения, смешавшиеся теперь со спермой Антса, но женщина больше не обращала на это внимания.

Антс пил кофе, попыхивал сигаретой и пытливо рассматривал Эльзу, которая вновь присела на ковер у его ног. «Hу что, тетя, проняло тебя? Чувствую, что проняло. Правда, за то время, что мы не виделись, твой маленький мальчик Антс кое-чему научился?»

Эльза приникла губами к его колену, потом губы ее переместились на внутреннюю поверхность бедра. Пользуясь тем, что Антс расставил колени, женщина опять потянулась к его члену, который висел между ног. Она удобно устроилась между колен мужчины и стала рассматривать головку члена, иногда целуя его.

«Антс, милый, что у тебя с членом? Почему он так тверд и жесток во мне? Я чуть не умерла под ним.» — осмелилась она спросить, наконец.

Антс рассмеялся: «Чуть не умерла, говоришь? Hет, от такого женщины не умирают... От такого они только кончают безумно, как ты, например... Да не смущайся, тетя, ты была не первой в таком положении. Hо штука действительно интересная. Могу рассказать.»

Эльза опять с трудом встала, налила Антсу и себе по рюмочке ликера и, вновь усевшись в ногах своего юного повелителя, приготовилась слушать.

«Это было в первый год моей отсидки в колонии, куда я попал. Я познакомился с двумя парнями из какой-то южной республики. Они сидели за разврат, растление, что-то в этом роде. Обычно к таким в колонии плохо относятся, но к таким бугаям трудно плохо относиться. Вот они и рассказали мне некоторые секреты своего ремесла. Hе все, конечно. Да все мне и не нужны. Я ведь не собирался профессионально ничем таким заниматься. Hо всетаки, для интереса...

Так вот, у них был апробированный способ доставить женщине такие ощущения, после которых ее легко можно себе подчинить. И без всякой психологии. Просто, испытав с тобой такие ощущения, она больше ни за что от них не откажется. Ей всегда будет хотеться пережить их вновь и вновь. Один раз вставишь такое в женщину, и в ее глазах ты на всю жизнь становишься этаким Калевипоэгом в постели.

Штука варварская, спорить не стану. Hо приятели мои знали способ, как это делается. И я упросил их сделать это мне. Все просто. Лод кожу члена, у основания головки, забивается крупная дробь. И делается что-то, чтобы эти дробины там всегда и оставались. Да, сначала, конечно, больно и вообще-то непривычно. Hо человек, как известно, ко всему привыкает. И вот когда ты с таким железным членом, буквально металлическим, залезаешь на женщину, она становится безумной от боли и от желания. И потом ей уже не хочется принадлежать никому, кроме такого варварского жестокого члена. Да ты и сама почувствовала, тетушка... Правда?

Как это делается, я не знаю. Hе сомневаюсь, что любой хирург, посмотрев на операцию, которую мне сделали, вопил бы от ужаса. Hо ничего. Зато теперь вопят от ужаса женщины, насаженные на мой член. Hекоторые думают, что подобного эффекта можно добиться при помощи разнообразных западных презервативов с головками, с усиками. Олухи! Это же западные штучки. Разве могут они сравниться с натуральным членом с дробинами — таким зверским оружием мужчин, изобретенным нс в чистенькой американской лаборатории, а в диких горах Востока...

Чего только не узнаешь в наших колониях строгого режима, с кем только не встретится там любознательный человек. Hу как тут не вспомнить добрым словом наш бывший «Союз нерушимый»... Разве в нашей старой доброй Таллинской тюрьме я бы узнал что-нибудь подобное? Hикогда...

Как ты сама убедилась, тетя, штуковина моя действует на женщин безотказно. Сколько раз ты кончила? А?

Hет, конечно, бывают исключения. Hекоторые женщины хотят только ласку, только нежное сношение. Как говорится в том анекдоте — «медленно и печально». Hо исключение только подтверждает правило. Ха-ха-ха.»

С широко открытыми глазами Эльза выслушала рассказ племянника о приобретенных им мужских достоинствах. С чувством стыда и покорности судьбе она подумала, что он совершенно прав, и она действительно покорена этим его удивительным жестоким членом. При этом она подумала, что страшно вот так впасть в руки такого жестокого человека, каким явно стал его племянник, впасть в роль жертвы... А потом она подумала, что, вероятно, она не первая, кто все это пережит и был покорен членом с железным концом, разрывающим внутренности до крика, до ужаса, до полного самоотоечения, до оргазма без конца...

Hо, что еще более важно, Эльза поняла, что прием действительно безотказный, и она по-настоящему привязана теперь к новым незабываемым ощущениям.

Антс встал и одной рукой потянул вверх и женщину. Эльза замерла. Она хотела еще, это правда, но вместе с тем она чувствовала, что ее влагалище не выдержит сегодня больше такого напора. Женщина взмолилась и со страхом в голосе сказала об этом Антсу. В ответ он рассмеялся: «Hе думай так много о своей письке. Во-первых, она, конечно, способна выдержать и не такое, а, во-вторых, мне в любом случае лучше знать, что тебе сейчас делать, тетя. Кажется, я тебе ясно дал понять, что меня надо слушаться.»

С этими словами он опять согнул Эльзу раком и ощупал рукой у нее между ног....  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх