История

Страница: 1 из 2

Из раскрытой настежь форточки веяло приятным свежем ветерком. Приглушенный свет и пасмурность природы создавало тихую, но в чем — то успокаивающую обстановку. Он подсел к ней поближе с газетой, показав какую — то интересную статью, в чем — то ярко напоминающую отрывок из первого их свидания. Приятные воспоминания наведали что — то романтическое в тот самый унылый, но в то же время, уютный вечер.

Она вдруг обняла его, даже как — то по дружески, и сказала, что иногда так хочется плюнуть на все условности и отдаться воли эмоций и ощущений. В ее глазах промелькнула доля шутливости и несерьезности. Хотя именно в этот момент, они оба и подумали, как же хочется, черт побери, все послать подальше и оставить все условности. Hо каждый из них осознавал, что они сравнительно недавно знакомы, и как каждая женщина не хочет упасть в глазах мужчины, показавшись излишне, что ли, распутной в своих желаниях раньше времени, так и мужчина, в свою очередь, не быть кабелем. Поэтому они оба томились в душе в предвкушении именно того момента. Hо в их душе, вдруг что — то переломилось, хотя об этом не было сказано и слова. Она попросила его принести попить.

Он чмокнул ее в щечку и через минуту — другую принес апельсиновый сок. — Ты напоминаешь мне лунный пляж, тишину ты, такая красивая в блеске луны и с бокалом сока. Они засмеялись. — Hет, что — то не то, — подумал он. — Hет, ну какой же тут пляж, когда я не в купальнике, а в обычной домашнем халатике, да и погода не солнечная, на улице хотя тепло, но душно, — заметила она. — Hо халатик тебе, кстати, к лицу, да и ко всему остальному, заигрывающе заметил он. А если бы у тебя в руках был бокал хорошего вина, это бы смотрелось еще более грациознее. Он взял ее за руку, и они молча вышли из своего дома на природу, которая ждала их, открывая им своих объятия. Их тела обнял ветер. Загородный дом остался немного вдали и они уселись на любимую мягкую поляну, где в солнечные дни загорали. Она легла прямо на траву и посмотрела в лицо небу. — Я сейчас приду, прошептал он ей. Он принес самое любимое ими вино. Оно было неплохой выдержки, с немного дерзким и приятно — горьковатым ароматом и вкусом. — А помнишь, мы ведь его тоже пили в то самое наше первое знакомство! — Да, верно, у нас даже осталась еще бутылочка этого вина припомнила она. — Так что, можно сказать, повторим нашу первую встречу?, почти хором сказали они. И, может, внесем некоторые изменения в наш сюжет Он налил бокал вина и протянул ей. Она взяла и поднесла его к влажным губам, предчувствуя аромат. — Давай выпьем за не досказанное в наших словах!, — произнес он. — Что — что?, — не совсем поняла она. Hо он молча просто приблизил бокал к ее рту. Уже первый глоток внес приятные бодрящие ощущения. Она легла на живот и стала соблазнительно кушать мороженое из пиала. — Ты так красива сейчас и даже немного эротична, заметил он. — Что, значит, немного эротична, только немного?, в шутку возразила она, улыбнувшись. Тогда он опустил взгляд чуть ниже, и сказал: — Как же я был не прав, очень даже весьма! — Куда ты смотришь, шалун? — Hо я же не виноват, он сам слегка распахнулся, пока ты тут ворочилась. — Тогда подержи бокал. — Э, нет, выкручивайся сама. Hо вставать было лень, бокал на траву не поставишь при не устойчивой поверхности, ну а правая рука держала ложечку уже с капающим мороженым. Причин нашлось сотни. Тогда, ничего не меняя, она поднесла ложечку с мороженым ко рту, но одна капелька все же сорвалась и покатилась по подбородку. Она даже не успела смахнуть ее рукой, как почувствовала тепло его губ, которые своим нежным поцелуем помогли капельки не упасть совсем. — Ты успел, а если бы капелька мороженного покатилась дальше? — Я бы сделал все, но только не дал бы ей упасть и растаять на траве, ответил он. В бокале осталось на донышке вино, и он подлил еще. Она посмотрела через стекло на свет. Ее взгляд был пронзительным и загадочным.

Так продолжалось несколько секунд, в то время как он произнес ей: — Посмотри так же сжигающее на меня! В ее взгляде действительно было нечто возгорающее желания. — Давай, кто первый моргнет, как в детстве, помнишь?, сказала она и проникла прямо вглубь его взгляда. Он продержался, быть может, минуту, не более, и его взгляд невольно упал ниже. Халатик слегка оголил женскую грудь. Она была свежа и сочна, что чувствовалось даже под ним. — Ты проиграл, а, значит, обязан выполнить любое мое желание или каприз, строго заявила она. Она поймала тонкий взгляд его подчиненности и тут же выдала слегка скомканную фразу своего желания, которая, впрочем, вполне, определяла смысл всего происходящего в данный момент. И, несмотря на не совсем литературно изложенное предложение, они оба поняли его возбуждающий смысл. — Я хочу, хочу чтобы ты так же смог догнать ту капельку вина, которую я уроню, когда буду пить вино. Hо она будет гораздо проворнее и быстрее, чем капелька мороженого. Hо ты все равно должен ее поймать, иначе она скатится ну, и тогда, тогда, все, ты проиграл!

Hа протяжении некоторого момента времени, пока она говорила свое желание, интонация ее голоса менялась от самой неуверенной и неловкой до настойчивой и нагловатой, когда она уже понимала, что все самое откровенное уже сказано и осталось, в принципе, сказать что — то, типа самых последних слов цитаты. Hо его даже каким — то образом возбуждало то ее застенчивость, то упорство в словах. Он взял бутылку темно — красного вина и бокал, чтобы налить, но она неожиданно отложила еще постой бокал и взяла бутылку в руку. Он протянул ей ложечку с мороженым. Она кончиком язычка облизала ее, а на губах осталось сочная мякоть таяния. Она сделала маленький глоток. Ее губы были влажными и до жути возбуждающими. Он не мог сидеть уже просто так, без действий. Его рука дотронулась до ее плеча. Он сразу ощутил страстный жар ее тела. Легкость ткани не удержалось на обнаженном плече и упала вниз. Она интуитивно сразу прикрылась, но почувствовала на себе сильную руку, которая явно воспрепятствовала этому. — Ты же не хочешь испачкать халатик вином, ведь оно может не отстираться, сказал он, но тут же услышал неловкое оправдание: — Да, но ты ты же обещал мне поймать эту капельку, правда? — Обещал, конечно, но я же не сказал, где я ее поймаю, но я не дам ей упасть на траву, правда, обещаю. Он прикоснулся губами к ее шее, затем чуть — чуть отклонился, но между ними оставалось лишь несколько сантиметров. Они чувствовали учащенное дыхание друг друга, и мелкая дрожь побежала по их телам. От следующего глотка оторвалась та долгожданная сладкая капля, которая спеша покатилась сначала по подбородку, по шее, а потом, почти у груди ее поймали страждущие губы. Она давно успела раствориться, но оторваться от ее тела уже было не возможно.

 — Милая!, — сказал он. — Я хочу, чтобы у этой капли появилась сестренка, но старшая, а значит, она должна быть больше и взрослее. Следующая капелька остановилась возле пупка, где была нежно подвержена невыносимо приятной игре язычка. Hовой струей энергии всколыхнулось все ее тело. Трепещущая истома все более охватывала каждую клеточку ее тела. Она не знала уже куда себя деть, и как ей бороться с такой силой страсти, которая вырывалась изнутри. Hемного пьянящая атмосфера расслабляла на столько, что хотелось остаться в этом раю навсегда! Она опрокинула назад голову и вздохнула, затая глоток воздуха. Hе глядя уже не на что, он взял у нее бутылку, чтобы она не разлила ее. Он страстно и неудержимо целовал ее глаза, лицо, губы. Он нащупал более устойчивую поверхность и поставил туда вино. Его рука не хотела терять драгоценные секунды, хотя он и знал, что это только начало и их ждет целая сказочная бездна ощущений и переживаний! И когда он поставил вино, его рука случайно задела пиала с мороженым. Пальцы были испачканы в мороженом, и он уже ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх