История

Страница: 2 из 2

старался более аккуратно ласкать ее тело, чтобы не испачкать ее бархатную кожу. Hо здесь нашлась изюминка, которая была в прямом и переносном смысле самой сладкой. Она прижала его руку к своему животу, но он прошептал, что боится ее испачкать. А она, еле слышно, промолвила:

 — Теперь мы можем больше ничего не бояться. Он не отрываясь продолжал покрывать поцелуями все ее тело, оставляя на десерт самое сокровенное и интимное. Он видел, как она извивалась, и уже сам, еле сдерживаясь, продолжал испытывать вместе с ней это мучительное томление. Кусочек мороженого упал на местечко чуть нижу пупка, которое тут же было застлано шикарными поцелуями. Hа разгоряченном теле холодное молочко потекло, все ниже и ниже, к заветному бугорку. Ее дыхание участилось на столько, что казалось, что она больше не вытерпит и разорвет все на куски. Его ладошка медленно опускалась вниз. И чем ниже, тем горячее был ее путь. Когда всего лишь один пальчик коснулся ее лона, все его клеточки тела просто замерли. — Маленькая, боже, ты вся такая мокренькая. Hо она даже не смогла ничего сказать взамен. Все, что она хотела и чувствовала в данный момент выдавало лишь ее дыхание. И тогда он спустился в самое укромное местечко на ее теле. Такого блаженства она еще не испытывала! Его губы неутомимо целовали розовый цветок, который скрывался под маленьким пушком ее естества. Язык шептал такие сладострастные слова, которые понимал только этот самый цветочек. Его лепестки уже набухли и всецело отдавались на растерзание.

Он настолько умело ее ласкал, так устремленно вонзал свой язык прямо вглубь, в самое сердце раскрывшегося настежь бутона, что оттуда просочился душистый аромат сока. Маленький ручеек обжег своим теплом его язык. Ее стон заглушал все видимые и слышимые вокруг звуки. А он все жаднее и сильнее впивался в нее. Она даже вскрикнула в один момент, что больше может так. Она словно умоляла его остановиться. Это было то самое невозможное чувство, которое не передается на словах. Hо он не отпускал ее. Его руки крепко сжали ее ягодицы. Она была полностью в его власти. Он знал, что мог довести ее до оргазма прямо сейчас или, доходя до этой точки, слегка смирять свой пыл, а потом вновь и вновь ее пытать. Ее рука беспорядочно теребила его волосы, и вскоре спустилась к его лицу. Он взял ее туда, в ее же пещерку. И тогда указательный пальчик проник прямо туда вместе с его язычком. Движением своей же руки он приводил в легкие движения ее руку, но она попыталась ее убрать и вцепиться, да, уже и не важно во что, но такого она бы явно не выдержала. Если он, еще как — то, превозмогая самого себя, мог контролировать ее, то ей самой бы это вряд ли удалось. Hо он неожиданно приостановился и чуть слышно произнес: — Да, да, милая, я хочу этого, давай солнышко, поласкай себя, покажи мне, как ты это делаешь. Как ты проникаешь прямо туда. Сделай это, пожалуйста, сделай для меня. Я хочу видеть это Возьми свой пальчик, погрузи его прямо туда, глубоко до конца Что ты чувствуешь? Тебе ведь хорошо, ты уже ничего не ощущаешь под собой Введи его глубже, сильнее да так, почти так Его сильная рука слегка направляла ее движения. Она словно таяла уже рядом с ним, как таяли мгновенно те комочки мороженого, когда попадали к ней прямо туда. — Пожалуйста, нет я больше не могу, останови меня, сделай же что — нибудь, дрожал ее голос. Она глотала воздух так, как будто, он был последним, и ей не хватало его. Она приоткрыла глаза, их взгляды пересеклись, и ей потребовалось невероятное количество воли, чтобы привстать и оттолкнув его от себя на траву, и занять более лидирующее положение над ним. Он слегка опешил, но вволю поддался ее прихоти. Она прижалась к нему всем своим распыленным телом. Hо еще что — то более жгучее она почувствовала внизу. Что — то упругое, крепкое и возбуждающе — резкое упиралось ей в живот. Hа нем оставались только джинсы, плотно обтягивая его бедра. Она покрывала его грудь поцелуями, сжимала его спину, лаская одновременно чуть ниже. Одним резким движением она расстегнула ремень и на несколько сантиметров молнию. В нем все взвилось с непонятным ускорением. Он притих, и уже поддавался своим эмоциям и побуждениям. Теперь он знал, что она сделает с ним все, что захочет. Что все самое ценное и живое находится у нее во власти. Да, теперь только она может либо взорвать его в один миг, которому просто не будет цены, либо также томить до изнеможения своими поцелуями, ласками, своим шаловливым язычком! Она медленно опустилась совсем низко. Ее руки пока просто обнимали его сзади, и на себе он ощущал теплоту ее рта, мягкость губ и совершенно необузданное желание. От одежды хотелось освободится, словно как от каких — то оков.

Еще минута, и он был перед ней практически беспомощный. Теперь все зависело от нее. Она почувствовала, как все более и более набухает его член. Он изо всех сил вырывался наружу, даже из рук. Она слегка приподнялась тогда, ее сосок докоснулся до самой головки его члена. Ее мягкий и шелковый сосочек в миг набух от таких прикосновений. И ее небольшая грудь вновь была готова к самым неземным ласкам! Hо впереди его ждало испытание большее, которое для него будет таким же невыносимым. Она, как бы случайно, оказалась под ним. Они все без устали ласкали и целовали друг друга. Она обхватила его уже сильно возбудившийся член в своих ладонях, и почти не касаясь, прильнула его к своей розочке. Его головка уже была влажная и набухшая. Она осторожно проводила им вдоль, получая несканчаемый заряд новой и новой энергии! Он уже был на исходе, но она не давала ему проникнуть глубоко. Только он, его младший братик, чувствовал, как горошком наполнился сил ее клитор. Она держала его своей рукой крепенько, сжимая его и массируя. Стоило бы ей расслабить руку, как он со страстью всей своей мощью вошел бы в нее. И тут их бы не остановил уже никто! Он тоже не мог так долго томиться, и резко опрокинул ее на спину. Она взяла еще шарики мороженого и стала с ними играть. Размазывая по всему члену сладкое тающее мороженое, оно с вожделением его поглощала. Сначала головку, потом чуть поглубже. Он обессиленный слегка подталкивал ее голову, и обезумев, она заглатывала его практически всего, всецело и полностью. — Я хочу хочу тебя, я хочу кончить тебе в ротик. Она в ответ еще более крепко и страстно ласкала его извивающую плоть. Движение, еще одно еще и, о, боже, мощная сладкая струя брызнула прямо ей в рот, в лицо, волосы. Его вздох и стон был сравним с вырывающимся вулканом, с лавой, которая покрывает все и вся! Он сильно, даже слегка больно прижал ее к себе, прошептав, что любит больше всех на свете. Она лежала у него на груди, их учащенные дыханья постепенно приходили в нормальный ритм, что было прямо пропорционально новой будоражущей волне силы и мощи! Hесколько минут они лежали плотно прижавшись друг к другу, держась за руку, с закрытыми глазами. С приливом сил, он стал ее нежно целовать. А ее сила, как второе дыхание, возродилась изнутри. — Возьми меня, я хочу тебя, я хочу ощутить всю твою силу. Сделай со мной все, что ты хочешь, не смотри на мои сопротивления. Поверь, милый, я так хочу узнать эту сладкую боль. Да, я хочу, чтобы мне было слегка больно, но это почти не физическая боль, она не настоящая. Она приносит неописуемые ощущения! Тогда он склонился над ней, и уже, пуще прежнего, с нещадным вожделением стал слегка покусывать самые нежные, мягкие и шелковистые губки, которые находились у нее внизу. От невероятного удовольствия ее рот был приоткрыт, а глаза закрыты, как вдруг она почувствовала, что в нее вошло нечто строго — дерзкое, твердое и сразу до самого основания, глубоко пронзая ее тело. Даже в какой — то момент она почувствовала, что это вырвется наружу. Она невольно дернулась назад, но он прижал ее к себе сильнее. Она попыталась немного ослабить его руку, но он не поддался на ее ухищрение. Ее стон только больше возбуждал в нем зверя, но любящего зверя. В ее сознание такие действия вызвали ошеломляющий эффект! Она стонала, извиваясь и уже в какой — то момент поддалась этому предмету. Hа кухне, в виде украшений висели фрукты и овощи. А этот предмет был та самая ребристая кукурузка, которая своими зернами придавала необычный всплеск ощущений. Когда она была, аж, даже, перенасыщена этой игрушкой, она прижав его к себе, прошептала, что хочет только ЕГО. Что хочет, чтобы он также страстно и безудержно сделал ее. Он потихоньку вытащил всю, абсолютно мокрую горячую кукурузу и медленно повел ею от лобка вверх по животу. Затем выше и еще выше, грудь — плечи — шея. Она наклонила голову и слегка высунула язычок. Она взяла его руку вместе с кукурузой и провела язычком по ее зернышкам. Он отложил этот предмет в сторону, обнял ее и медленно, проведя головкой по влажной скользкой дорожке, проник в самое ложе, волнующее и трепещащее, так давно его ожидающее. Они слились в невероятном экстазе, где вокруг не существовало не реальной действительности, ни мира со своими звуками и красками, ни голосов природу, ни шелеста травы и деревьев. Были лишь Он, Она и Вечность, та сказочная, милая, наивная вечность, где сосуществуют и живут две души, которые нужны друг другу не только физически, но и душевно! Где каждая минута, прожитая вдали друг от друга, считается угасшей и увядшей в их жизни!

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх