Лучший роман моей жизни

Страница: 1 из 2

История, нет, назвать это просто историей не позволяет сам факт ее существования, полной реальности и были всего произошедшего. Может быть, уважаемый читатель и не услышал ее никогда, если бы не этот холодный октябрьский вечер, в который мне захотелось вновь пережить лето девяносто восьмого года.

Все произошло в августе. Я поехал один на море, в Болгарию, не сумев собрать никого из друзей и знакомых, и бросился вперед за новыми впечатлениями и долгожданным отдыхом, о котором мечтает каждый молодой студент (тогда только третьего курса).

Так как я ехал один, а номер (надо сказать место гостиница находилась в ММЦ, (кто был, — знает, это юг Болгарии около Китена и Приморско) был двухместный, я оказался «подселенцем». Соседом оказался Владимир, здоровяк и вообще веселый парнишка из Иркутска. Мы быстро сговорились и решили отправиться на поиски новых впечатлений.

Все началось с того, что на следующее утро мы пошли узнать, как поживают другие отдыхающие из его группы. Мы долго шли по пляжу, планируя вечер. Где-то около одной из будок спасателей загорали его знакомые. Он говорил с ними, я же стоял у кромки воды, поддавшись стеснению и вообще мне было скучно. Сначала мне показалось, что все женщины были уже замужем, — вокруг бегали дети, что заставляло меня думать все напряженнее, о том, что мы только теряем время. Вовка позвал меня и представил своим. Среди них мне понравилась Ксения. Я сразу понял, что именно она предел моих мечтаний. Именно она, девушка в темно-синем бикини, и веснушками на плечах и переносице. Когда я рассказываю друзьям о ней, хватает одной фразы, — женщина с душой ангела и телом фотомодели. Пусть каждый представляет себе свой тип женщины, и он точно не ошибется, это будет она.

Ксения жила в номере вместе с какой-то женщиной из налоговой, которая пыталась приударить за Вовкой. Но без тени успеха, так как его кто-то ждал дома. Ему было о ком помечтать в те ночи, когда он особенно сильно страдал от обгара, не желая пользоваться кремом.

Итак, в тот вечер нас было четверо: Ксения, я, и наши соседи по номерам.

На вечер было запланировано пойти на конкурс красоты в Приморско (соседняя деревушка-поселок-городок).

Я всячески пытался произвести впечатление на Ксению. Просто быть веселым парнем. На море, по известным причинам, все ухаживания смотрится более чем естественно (букеты цветов, красивые коктейли, сувениры «на память», — людские сердца оттаивают и сливаются воедино, хотя бы на те немногие дни или недели курортной жизни). Вечер проходил дальше весело, и после дискотеки, предварительно отправив Владимира с Ксениной соседкой домой, мы пошли пешком через пляж. Дойдя по берегу до лодочной станции около нашего отеля, решил искупаться, так как у меня не было другого повода задержаться вместе с ней. Мы были немного под действием выпитого, но остатки тормозов и оков, окружающих городского жителя еще были где-то рядом. Вода была прохладной, я страшно продрог и сидел в мокрых плавках возле Ксении и смотрел на звезды, размышляя над первым поцелуем, носившимся вокруг. Это был переломный момент, мое сердце учащенно забилось, я забыл про холод. Оставалось только протянуть руку и обнять ее. Я чувствовал это. Она тоже не проявляла желания вернуться в номер. Мы замолчали. Никто особо не поддерживал разговор.

Тут я обнял ее, пробормотав что-то о холоде, она ответила про свои «мурашки на ногах». Я потянулся к ней и поцеловал ее в почти сомкнутые губы. Она ответила. Я обнял ее за плечи и притянул к себе ближе. Мы продолжали целоваться. Мои руки начали блуждать по ее ногам, животу, шее. Я забыл обо всем. Она уже достаточно страстно отвечала мне и начала постанывать. Это были совсем забытые звуки, так как до этого момента прошли долгие три года, за которые по странному стечению обстоятельств у меня не было женщины. Я опустился на колени и стал целовать ее ноги, двигаясь вверх. Они были немного в песке, но я заметил это только позже, когда мы шли, взявшись за руки, по пустой улочке мимо громадных клумб и скамеек возле фонарей. Мы сели на одну почти напротив входа в гостиницу. Я стал что-то рассказывать, но она не дала мне продолжать и притянула мои губы к своим. Я нисколько не смутился и был тоже не против и, приняв все это без объяснения причин, отдался этому, потом я начал целовать ее в шею приблизился языком к ее уху. Я засунул ей в ухо кончик языка и стал нежно водить им внутри. Ксения громко застонала и тихонько потянулась к своим шортам, она запустила руку между ног и стала немного двигать ей. Заметив это, я стал сначала делать тоже самое, но потом, осмелев, потихоньку пробрался в ее шорты и сдвинув в сторону ткань трусиков ее купальника, ощутил тепло ее органа. Она настолько мокрой, насколько это возможно и может быть. Я ласкал ее. Она кончала. Ее стоны могли привлечь внимание, но это уже было прошлое, нереальное. Про себя я совершенно забыл и хотел только одного, — ублажать ее, мою красавицу, женщину моей жизни, богиню. Моя голова была потеряна, я знал это и трепетал в душе, не задумываясь о том, что все это может когда-либо кончиться, впереди была еще целая неделя четверга, дня ее отъезда. Но это было неопределенное будущее, и мы наслаждались каждым часом, секундой, поцелуем. Мы практически ничего не говорили, только сидели обнявшись. Становилось действительно прохладно. Я проводил ее до номера. Мы снова страстно поцеловались. Я шел к себе, чувствуя все поцелуи сразу, ее влагу на своем лице, руках. Придя в номер, я рухнул, отметив про себя, что мой сосед, к счастью, не храпит и не запирает входную дверь. Утро второго дня. Еще до момента пробуждения я предвкушал встречу, новое свидание, ее улыбку. Мы встречаемся за завтраком. Она никак не выдает своим видом событий ночи. Меня это немного удивляет, но я не тороплюсь. Она по-прежнему весь день возле меня. Мы вместе. Поехали на экскурсию в Бургас, мотались по городу, делали фотографии, поминутно встречая знакомые лица наших туристов. На обратном пути в автобусе Ксеня задремала, откинувшись на мое плечо. Я возликовал. Она помнит и не скрывает наших отношений. Я уже страстно любил ее.

На закате мы пошли купаться. Потом ели виноград, сидя у волн. За весь день мы ни разу не обмолвились о произошедшем. Затем разошлись по номерам приготовиться к вечеру. Ее номер оказался заперт и она не могла сменить мокрый купальник. Я предложил свои красные бермуды и длинную зеленую майку. Как странно все это выглядело. Моя одежда на ней. Даже осталась эта фотография, как она выходит из ванной в моей одежде. Поздно вечером мы сидели за столиком в клубе, пили, смеялись. Я на удивление пил много, но не пьянел. Это только раздражало мое желание, избавляло от старых комплексов. Она попросила поводить ее до номера. Я шел с ней, будучи близок к разочарованию, будто все кончилось. Мы уже стояли у двери, когда мы поцеловались первый раз за этот день. Она уже собиралась постучать в дверь, как я повлек ее и снова поцеловал в губы, обняв за талию. Мы опять стали обниматься, стоя прямо в коридоре (коридор был на самом деле на улице и представлял из себя скорее длинный открытый балкон) перед дверью ее номера. Я запустил руки в свои шорты, которые были за ней и стал ласкать ее сзади и спереди обеими руками, она опять стала очень влажной. Я терял сознание от желания. Она немного стеснялась. Я расстегнул джинсы и вынул свой член. Взяв ее руки я приложил их к нему. Она сильно сжала и потянула. Чувствовалось она уже давно этого не делала. Так обычно делают девочки лет 17, не знавшие особых ласк, но ей было 25, как впоследствии узнал. Мне стало чуть-чуть больно, но я тут же забыл об этом. Она очень громко застонала и начала дергаться в моих руках. Она кончала. Мы продолжали целоваться. Она гладила мой член, не решаясь как-то изменить свою тактику, я же был слишком перевозбужден, что был не в состоянии кончить. Я застегнулся и посмотрел на часы. Прошло больше получаса. Она постучала. Послышался скрип открываемого замка. Мы быстро поцеловались, и я ушел....

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх