Ненасытная мама

Страница: 3 из 4

момент в комнату вошел раскрасневшийся Сергей и сел рядом с Лехой на диван. Мама налила всем коньяка, и предложила первому выпить с ней Алексею. Он согласился. Мама, подав ему его рюмку, вышла из комнаты и через минуту вернулась. Она села на диван между Сергеем и Алексеем, и повернувшись лицом к Алексею, стала медленно пить коньяк. Мы тоже выпили по рюмке, закусили стоявшими на столе конфетами, и стали наблюдать за мамиными дальнейшими действиями. В это время, она положила свободную руку ему на брюки и стала гладить ее, медленно поднимаясь к вздутой, от вставшего члена, ширинке. В тот момент когда они кончили пить, мамина рука уже находилась на его расстегнутой ширинке. Алексея всего трясло от возбуждения, и мама тоже было необычно сильно возбуждена. Скорее всего сказывалось мое присутствие. Когда они с Алексеем, как и положено, стали целоваться, мама наконец вытащила член Алексея и стала массировать и его и дрочить. Одну ногу мама положила на ноги Алексею, ее платье сзади задралось, и мы увидели, что на маме не было трусиков (вот зачем она выходила из комнаты. Сидящий рядом Сергей воспринял это как приглашение и немедленно стал гладить мамину попку. Мама на мгновенье замерла, потом оторвалась от губ Алексея, и обернувшись, улыбнулась Сергею. Затем мельком взглянув на меня, она убедилась что я за всем внимательно слежу.

В ее глазах при этом читалось откровенное желание. Отпустив член Алексея, она шепнула ему, чтобы он налил всем еще по рюмке. Алексей смущаясь своего вида, с оголенным и возбужденным членом подошел к столику и разлил остатки коньяка по четырем рюмкам. Подавая рюмки Сергею и маме, он жестом пригласил и нас с Димкой взять рюмки. Когда мама взяла свою рюмку, то не удержалась и поцеловала головку стоявшего перед ней Алексея. При этом она опять бросила на меня короткий, но многозначительный взгляд. Также выпив с Сергеем, и поцеловавшись с ним, мама вынула его член и немного его подрочила. Было видно, что Сергей ей нравится больше всех, так как во время своих манипуляций с его членом, она что-то шептала ему на ухо и ее дыхание при этом заметно участилось. Но мама не хотела отдавать кому-нибудь из гостей предпочтение. Оставив Сергея, мама встала, налила из новой бутылки еще коньяка, и взяв две из них, она направилась к креслу, где сидел Дима. Он освободил край кресла и мама втиснулась рядом с ним. С Димой она проделала почти тоже самое, что и с остальными. Только когда уже во время поцелуя она дрочила его член, Дима одну свою руку просунул маме спереди под платье и стал ласкать ее грудь. Мама тихо застонала, и сняв с плеч лямки своего платья оголила полностью свою грудь. Дима стал взахлеб ее целовать и мама запрокинув голову, закрыла глаза. Она была уже казалось забыла обо всем на свете, но тут, по видимому, она вспомнила, что она не пила еще со мной. Легким движением она отстранила голову Димы от своей груди и поцеловав его, встала и направилась к столику с коньяком.

Мы выпили уже по четыре рюмки, но это были маленькие дозы (коньяк был разлит в маленькие бутылки по 0, 33 литра). Поэтому коньяк лишь слегка разогрел нас и сделал раскованней. Мама разлила всем еще по рюмке и взяв две из них, подошла с оголенной грудью к моему креслу. Я не стал освобождать ей место, в надежде что она сядет ко мне на колени, но мама села на подлокотник и подала мне рюмку. Мы выпили на брудершафт, и чтобы не выказать особых между нами отношений, маме ничего не оставалось делать, как поцеловать меня. Когда мы целовались, я почувствовал, как мама положила руку мне между ног и, погладив через брюки член, стала расстегивать ширинку. У меня сперло дыхание и закружилась голова. Затем, мама расстегнула молнию и ее рука стала пробираться к моему члену. Когда она коснулась его, кровь ударила мне в голову и в голове зазвенело. Я понял, что мама не перед чем не остановится, чтобы заняться с сексом с подростками. Похоже было, что это извращенное желание затмило ее сознание, а может даже мысль о моем присутствии делало его еще нестерпимей. А если мои друзья узнают, что она моя мама, то наверняка испугаются, поэтому ей приходилось делать вид что я такой же гость, как и они. Даже если ей придется переспать со мной, это ее не остановит. Мне тоже никак нельзя было уйти или открутиться, в этом случае я навсегда останусь в глазах друзей желторотым пацаном. А это, как я уже говорил, было равносильно смертному приговору, и осталось бы клеймом на всю жизнь. Все это мысли вихрем пронеслись у меня в голове и я решил подыграть маме, теперь уже, в нашей с ней игре.

От этой мысли мое внутренне напряжение сразу исчезло, а вместе с ним и предрассудки о всяческих запретах и табу. Я положил руку маме на ногу и стал поднимать ее все выше и выше, пока не добрался до ее попки. Мама на мгновенье оторвалась от моих губ, и удивленно взглянула на меня. Как будто прочитав по глазам мои настроения в отношении наших с ней отношений, и внутренне одобрив их (она даже, как мне показалось, одобрительно кивнула головой), опять припала к моим губам. Наконец она вынула мой член из брюк и, оголив головку, стала гладить ее. Тогда, окончательно охмелев от коньяка и возбуждения, я сжал мамину попку и потянул ее к себе. Не удержавшись на подлокотнике, мама соскользнула на кресло, и перекинув ее ногу через свои, я посадил ее верхом себе на колени. От широко раздвинутых ног все мамино платье задралось выше бедер и собралось тонкой полоской на талии. Практически голая, она продолжала целовать мои губы, облизывая мой язык своим. Когда мама водила рукой по моему члену вверх и вниз (не хочу говорить что она его дрочила, потому что, как мне кажется, это слово не совсем подходит к нежным маминым прикосновениям), член иногда касался волос у мамы на лобке и ее половых губ. По опыту своих наблюдений за мамиными оргиями, я знал, что она не любит слишком быстро переходить непосредственно к совокуплению. Ей нравятся именно прелюдии, то есть любовные игры. Поэтому я, чтобы не потерять сознание от возбуждения, или не кончить прямо маме на руки, решил немного поостыть. Легким движением, отстранив маму и высвободив свой член из ее рук, я шепнул ей на ухо, что не хочу кончать слишком быстро. Мама поняла меня с полуслова (вот что значит голос крови) и кивнула в знак согласия. Она слезла с меня и, поправив платье внизу и закрыв грудь сверху, сказала, что наконец мы познакомились немного поближе, и теперь можно потанцевать. Чтобы не выглядеть слишком вызывающе, я засунул член в брюки, и глядя на меня это сделали и все мои друзья. По их глазам я видел, что то, что я только что делал с мамой сильно повысило мой авторитет в их глазах.

Мама поставила новую кассету, и сказав, что объявляется белый танец пригласила первым Алексея (видимо, она решила пойти на второй круг в той же последовательности). Встав посреди комнаты и прижавшись друг к другу, они начали танцевать. Алексей сразу взял маму за бедра и стал гладить ее зад через платье. Некоторое время спустя, решив что пора перейти к чему-то более откровенному, Леха медленно задрал ее платье до талии и стал в такт музыке поглаживать ее голую попку. Потом мама взяла одну его руку и переместила себе на лобок. Леха стал гладить ее губы, стараясь раздвинуть их и погладить клитор. Мама в это время стала опять пробираться к его члену. Когда она его вынула, то отстранив Лехину руку, стала гладить им свой клитор. Для этого ей пришлось слегка расставить ноги. В это время Леха горящим взглядом смотрел сверху на мамины манипуляции. Они уже давно не танцевали, а стоя посреди комнаты машинально переминались с ноги на ногу. Первым из нас троих не выдержал Серега. Он встал с дивана, стянул с себя брюки и трусы, и подойдя к маме сзади, одну руку просунул ей между ног, а другой взял грудь и стал ее массировать. От неожиданности (а она действительно этого не ожидала, так как стояла с закрытыми глазами и громко дышала) мама вскрикнула и замерла. Серега осторожно стал нагибать маму вперед. Она легко поддалась и опершись руками на Лехины бедра замерла. Серега, не долго думая,...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)
наверх