От монастыря до групповухи

Страница: 2 из 5

за стеной. И из неги, уже набежавшей, ее вывел необычно сильный вскрик:

 — Да, о! Глубже, любимый, еще, еще!! Оооо! О! О! Мммм... Ооооо...

Затем все затихло, и только через некоторое время она еще сказала:

 — Олежек, мне было невероятно хорошо сейчас...

 — Давай спать, любимая... Завтра рано вставать.

На заре они уехали. Маринка стояла около окна, прячась за занавеской, и с тоской смотрела им в след. Ей казалось, что от нее навсегда уходит тайна, которую она так и не разгадала...

* * *

Дни потекли тихо и мирно. Стояли последние жаркие августовские дни. Саши часто не было дома, никто не знал, где он. Таня же наоборот, мало выходила, и все сидела у окна и вышивала. Они с Маринкой подружились, последняя тоже научилась шить и вышивать, и они вместе проводили время. Но как бы крепко они ни познакомились, Маринка бы ни за что не смогла рассказать ей самый большой секрет: что она слышала в те две ночи. Хотя, размышляла она над пяльцами, вновь и вновь вспоминая каждую мелочь, что ей удалось тогда подметить, Олег сказал, что они, то есть близнецы, и сами все знают... ЧТО ОНИ ЗНАЮТ? ЧТО ПРОИСХОДИЛО ТАМ? ЧТО КРЫЛОСЬ ЗА ЭТОЙ СТЕНОЙ В ТЕМНОМ ДОМЕ? Ее мыслям теперь некуда было скрыться от этого. Она думала только лишь об этом. Но тайна не давалась, ее невозможно было разгадать. Как? Неоткуда было ей почерпнуть хоть сколько-нибудь сведений (в доме не держали подобных книг).

Однажды она, как всегда, бродила на закате по лесу. Она знала там закрытую со всех сторон ивами полянку, где лежал широкий плоский камень, на котором там удобно было полулежать, читая или вышивая. Марина решила направиться к нему. Но, подходя, услышала, что там кто-то есть. Она уже было собиралась уйти, но услышала знакомые стоны, произносимые уже другими устами. И, не сдержавшись, она раздвинула ветви и посмотрела на камень..

На нем полулежала почти нагая девушка. А перед ней — кто бы мог подумать! — на коленях стоял Саша, покрывая поцелуями ее тяжелую крупную грудь. Иногда Саша как бы невзначай проводил рукой у нее между ног, и тогда она сладко выгибалась ему навстречу, издавая уже знакомые Маринке негромкие постанывания... На миг Саша оторвался от ее груди, его губы скользнули по ее животу, словно собираясь спуститься ниже, но, будто дразня ее, он вновь приник к ее соску. Потом, слегка оторвавшись, стал медленно облизывать ее, то убыстряясь, то приостанавливаясь. И девушка, словно вторя ему, то выгибалась, то, теряя силы, со вздохом падала обратно на камень.

По Маринкиной коже побежали мурашки, где-то в животе стало горячо, щеки пылали, и она была уже не в силах оторвать от них загоревшегося взгляда.

Между тем, девушка металась под Сашиными губами, прижимая его голову к своей груди и вдруг, будто не сдержавшись, схватила его руку и положила ее к себе на трусики. Рука не замедлила откликнуться на этот жест и стала двигаться вверх-вниз, вверх-вниз. Внезапно она отодвинула трусики в сторону; Маринка на миг заметила темные волосы на лобке, затем ладонь Саши вновь закрыла все. Девушка вдруг ойкнула, сильно прогнулась и замерла — потом вдруг раздались ее громкие крики и она забилась в Сашиных объятиях. Он затыкал ее рот поцелуями, словно боясь, что их может кто-то услышать, но она отталкивала от себя его голову и целиком отдалась своему непонятному наслаждению...

Когда ее шумное дыхание немного улеглось, Саша слегка откинулся в сторону и обвел взглядом распростертое перед ним прекрасное тело. Девушкины глаза были закрыты. Он тронул пальцем ее грудь, и она, вздрогнув, сказала, все еще не открывая глаз: «Господи... Саша, что ты делаешь со мной?! Это было так...» — она не договорила.

Маринка тихонько отползла назад и, встав с колен, быстро побежала. Ее щеки пылали, словно в огне, волосы каскадом рассыпались по покатым плечам. Теперь она все увидела. Инстинкт подсказал ей все сам.

Она легла на теплую землю и посмотрела в небо. На нем уже показались первые звезды. Долго она лежала так, но — странно — волнение не проходило, а будто еще больше разливалось по всему ее телу, заставляя закрывать глаза, вспоминая... Что чувствовала Сашина подруга? — Маринка никогда даже и не представляла, что можно доставить себе удовольствие таким образом...

И, не осознавая, зачем она это делает, Маринка опустила руку вниз, расстегнула молнию на джинсах и просунула пальцы в горячую промежность. Что делать дальше? Она повела рукой совсем как Саша, сначала ничего не чувствуя. Но вдруг она случайно задела что-то и непроизвольно ойкнула. Попробовала еще раз и через несколько минут уже выгибалась дугой на сухой траве. Перед глазами плясали искры, она уже не думала о том, что кто-то может увидеть ее или услышать исступленные стоны, — она только думала, до чего может дойти это непонятное потрясающее чувство. Правда, один раз она немного удивилась, почувствовав сильную влагу, невесть откуда взявшуюся на пальцах, но она не причиняла неудобств, напротив, несколько снимала напряжение внизу, под рукой, и помогала пальцам легко скользить по бусинке..

Вдруг Маринку словно что-то подбросило; она громко закричала и забилась в сильнейшем оргазме; подняла бедра над землей и принялась непроизвольно поднимать их вверх, потом упала вниз, потом опять подняла... И когда все кончилось, долго еще лежала, ослабевшая и разбитая.

Теперь она приходила сюда каждый день, чтобы познать ни с чем не сравнимое блаженство. Вначале она стыдилась саму себя, потом привыкла. Но ни разу не смогла она повторить чувство неконтролируемого оргазма, как в первый раз. Она все чаще напрягалась, прислушиваясь, не идет ли кто, и никак не могла расслабиться, как в первый раз.

По ночам лоно ее горело, она вела рукой по своему телу, ласкала грудь, извиваясь на постели, зажимая между ног подушку. С губ срывались глубокие судорожные вздохи. Она стискивала зубы, стараясь никого не разбудить, но в самый сладострастный момент забывала обо всем на свете и с наслаждением выкрикивала «О!» и «А!!!».

Маринка так ни разу и не пошла на полянку с тех пор, как увидела там Сашу. Но когда мастурбация уже перестала удовлетворять ее, она затрепетала, едва лишь в голову пришла мысль пойти подсмотреть на все еще раз. И она пошла.

Стояла теплая летняя ночь. Там кто-то был, она уже чувствовала заранее, словно ее ноздрей касался запах разгоряченных тел, еще не слыша ни звука. Тишина будоражила ее. Она думала — какой он, запах мужчины? Каково это — обнимать его мускулистое тело, так непохожее на ее собственное?

Внезапно тишь разрезало чье-то дыхание. Она приближалась к месту, где деревья заслоняли своими длинными ветвями все обозрение. И вдруг она оробела. Решила сначала не спешить и прислушаться. До нее опять доносились уже знакомые сдавленные постанывания. Между ног сразу все зазудело, она слегка сжала коленки, но это почти не помогло. Марина прислушивалась одновременно и к себе самой. Где-то внизу живота разгорелось пламя, в промежность вдруг стало влажно и тепло. Она пофантазировала, представив себе Сашу, лежащего на какой-то девушке... И неожиданно для себя самой отодвинула рукой ветки.

Саша полулежал все на том же плоском камне. Его ноги были широко расставлены в стороны. А девушка — на сей раз другая — целовала все его обнаженное тело. Было темно, Маринка не видела всех деталей. Увидела лишь, как Саша в исступлении гладил ее, Девушкину, голову рукой, и неожиданно привлек ее к своим бедрам. Маринка вытянулась, но ничего не увидела. Лишь через несколько секунд Саша глубоко вздохнул и начал водить бедрами туда-сюда и восклицая: «Не останавливайся, детка! ДА! ДААА!!» — грубо тискал ее прекрасное тело, лизал, наклонившись, ее плечо...

Маринка потянулась вперед, гонимая любопытством. Ее полудетское мышление не могло осознать, что девушка трогает такое, что приводит ее кузена в такое невероятное блаженство. И вдруг она потеряла равновесие ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх