От монастыря до групповухи

Страница: 4 из 5

от ее невинности, от интереса к его телу. Его безумно заводили все ее движения на на нем, кожа откликалась на все ее нежные прикосновения, ее девственный взгляд ласкал его кожу и он чувствовал, что брюки вот-вот порвутся, так ныл его вставший член. Он жаждал, чтоб она хоть разок прикоснулась к нему, взяла его в руки, в рот, сосала его, доставляя ему бешеное удовольствие. Но что случилось с Маринкой? Она словно почувствовала свою власть над ним, глаза ее загорелись, и она словно бы не спешила. Тогда он потянулся к ней, коснулся рукой ее груди. «Что ж, сучка, — подумал он, — сейчас ты сама попросишь меня об этом!» Маринка сладостно и едва слышно вздохнула, прикрыла веки. Он видел, как дрожат ее пушистые ресницы. Он гладил ее грудь, порой задевая соски, чувствуя через кофточку, как они напрягаются, как ее грудь становится упругой. Он знал, как ее завести. Не останавливаясь, не прекращая ласк, он одной рукой расстегнул пуговицы и стянул с нее лифчик. Она будто не замечала, находилась в трансе, только груди ее колыхались в такт его непроизвольным толчкам бедрами и ее дыханию. Наконец, он увидел по разлившемуся румянцу на ее щеках, что она находится на пике и даже почувствовал тепло, идущее от ее промежности. «Остановись, детка, еще не время!» — Саша мысленно улыбнулся. И тогда он резко остановился и упал на подушки. Она потрясенно открыла глаза:

 — Ну что ж ты! Еще!!

Но он не двинулся. Тогда она расстегнула его ремень, стянула вниз брюки. Под его трусами подрагивал огромный бугор. Маринка потрясенно смотрела на него, не в силах отвести глаза. Саша аж заныл от предвкушения. И тут она накрыла рукой его член и слегка сжала его. Саше показалось, что он теряет сознание от наслаждения, такого нетерпения он еще никогда не испытывал, она так медлила! На какой-то момент он приподнялся на локтях, хотел вонзиться в нее, но тут Маринка отодвинула его трусы и ее ладонь проникла туда, к самой головке его пениса. Саша расслабленно упал. В такт биению сердца пульсировал его член, время от времени мучительно сладко выбрасывая капли смазки, которую Маринка тут же растирала по багровой огромной головке. Она уже не замечала, как ее руки легко скользят вдоль ствола его члена, как другая рука гладит яички; нет, Маринку завораживало, как Саша приоткрывает глаза, как уже не сдерживается и стонет. У нее между ног все давно стало мокрым, она изнывала от желания, но Саша словно забыл про нее. Она наклонилась к его члену, провела по головке языком и взяла ее в рот. Его фаллос вздрогнул в ответ. Водя языком туда-сюда сначала по поверхности головки, потом, постепенно спускаясь, проводя им по уздечке, потом, снова щекоча самый кончик, Маринка обхватила Сашин член руками и массировала его, крепко зажав в ладони. Саша почувствовал приближение оргазма, резко оттолкнул ее. Она легла рядом с ним, и он запустил руку ей под трусики. Маринка замерла и вдруг громко вскрикнула. Ее напряженного клитора, так долго ждавшего хоть малейшего прикосновения, коснулся Сашин палец. Саша целовал ее губы, кусая их до крови, и продолжал движения. Он то обходил маленькую пуговку у нее между ног, то проводил прямо по ней, причем Маринка в эти моменты особенно громко кричала. Наконец, Саша не выдержал. Он быстро раздел ее всю и лег сверху. Медленно ввел член в ее горячую пещеру, до самого конца. Это было бесподобно. После сколького ожидания ему показалось, что он в раю. Маринка извивалась под ним от страсти, и это придавало ему еще большее наслаждение. Он вгонял в нее свой кол до конца, вытаскивал, почти выскальзывая, и снова вталкивал. Больше всего его заводило то, что она, не стесняясь, кричала, стонала, он видел, какое ей доставляет удовольствие каждый его толчок. «Еще, о, еще!» — и он без устали продолжал.

Вскоре Саша почувствовал неумолимое приближение оргазма; сперма поднималась к головке. Он еще быстрее заработал бедрами (Маринка совсем обезумела) и последним рывком выдернул свой член и излился ей на живот, после чего лег с ней рядом.

Марина подняла голову и посмотрела на его поверженное рядом тело. Провела кончиками пальцев по его широкой груди, животу, опять поднялась к плечам. Саша приоткрыл глаза. Ему больше всего нравилось, когда девушки ласкали его, словно благодаря за удовольствие, доставляемое им. Лежащая рядом девушка была чудесна, он словно впервые это заметил. Небольшая округлая грудь, широкие бедра, упругие ягодицы. А как чудесно она целует его — он прямо-таки заурчал, когда она принялась сначала легонько, потом все более распаляясь щекотать его языком. Саша вновь почувствовал, что хочет ее. Она села на него верхом, распустила волосы, посмотрела на него страстно. В ее глазах он ясно прочел желание. И вдруг она наклонила голову, и ее светлые волосы струями заскользили по его телу, все ниже, ниже. Саша почувствовал, как его фаллос уперся ей в горячую промежность. А она словно бы и не замечала этого, продолжая свою эротическую игру. Сашина кожа будто наэлекролизовалась, он вновь страстно захотел ее прямо сейчас, не ожидая больше ничего, просто взять и войти в нее!... Он знал, что и она хочет того же, хочет кончить с ним вместе!

Саша немного приподнял Марину, взял в руку вставший вертикально член и приставил к ее влагалищу. Маринка, запрокинув голову, опустилась на него. И Саша опять начал движения, ударяя прямо вверх; ему казалось, что он касается ее матки, он терял голову, когда видел, как она скачет на нем, как трясутся ее груди, как заливается румянцем лицо. Маринка приложила палец к клитору и помогала ему. Вдруг она на мгновенье замерла. Саша резким толчком завершил дело, и она громко закричала, кончая. Не в силах сдерживаться, он прижался к ней и тоже бурно кончил.

.. Им не о чем было говорить. Когда Саша тихо выскользнул из ее комнаты, оба они чувствовали глубокое удовлетворение и довольство друг другом.

Когда вернулась Таня, был поздний вечер, Маринка была в отключке. Она так вымоталась, что буквально валилась с ног. Саша безразлично сидел перед телевизором. Таня посмотрела на брата, села на ручку кресла и погладила его по светлому ежику волос.

 — Что ты тут делал без меня, а? Небось, опять приводил девчонок, негодник?

Сашка засмеялся. Он относился к сестре как к лучшему другу, она спокойно смотрела на то, что у него время от времени меняются подружки, что он спит с ними, что ее брат-близнец всегда первый среди других парней. Когда они были детьми, то часто оставались вдвоем в пустой квартире. Саша показывал Тане свой маленький член, а она взамен давала ему потрогать свою киску. Они и сейчас занимались этим — не полноценным сексом, а петтингом, причем считали, что в этом нет ничего предосудительного.

 — Угадай, кого я сегодня поимел. — пробормотал Саша.

Таня скосила глаза на его вновь поднявшийся под брюками член. Мучительно засосало под ложечкой, ей внезапно захотелось, чтоб Саша поласкал ее. Она, как сидела сбоку от него на спинке, так и прижалась к его лицу левой грудью.

 — Не знаю.

Саша отключил телевизор, стало темно. Он расстегнул кофточку сестры, неспешно впился ей в сосок. Она не стонала, только трогательно вздохнула, легко-легко.

 — Марину... Я отымел Марину... — он переключился на другой сосок, одновременно расстегивая ей лифчик.

 — Марину... — Таня с трудом соображала, она так давно не ласкала себя, что сейчас изнутри ее грызло непреодолимое желание, ей хотелось, чтоб Саша поласкал ее языком, он никогда не делала этого, но сейчас, в этой тьме... — О, боже!

Саша не понял, то ли она возмутилась, то ли ей было так хорошо. Он справился с лифчиком, с молнией на ее брюках и обнял ее, прижимаясь лицом к ложбинке между ее грудями. Он был три дня как небрит, колючий подбородок слегка поцарапал ее нежную кожу. Она провела пальцами по его паху, и Саша горячо прошептал:

 — Таня, пожалуйста, вытащи его... Ты же чувствуешь, как он встал,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх