Шорочка

Страница: 2 из 3

Стоило мне нагнуться к ее налитым грудям, как она, закрыв глаза и пред-вкушения удовольствие, быстро задирала майку, обнажая свои прелести и моментально улетала в мир внеземных наслаждений. Так продолжалось несколько дней. Мне казалось что, работая на поле, она с нетерпением ждет вечера, когда можно уединившись в вагончике или где-нибудь в стороне от посторонних глаз, заняться понравившимся ей делом. Но большего она не позволяла, да я сильно и не настаивал. Рад был и этому.

Однажды в пятницу вся наша бригада, как и соседи, на выходной собрались в город. Наталье некуда было ехать, ее родители жили далеко от города, в глухой таежной деревушке, а в общежитие воз-вращаться ей не хотелось. Предвидя что-то необычное, я тоже остался в деревне. В это время дере-венские парни, не получив ожидаемого, охладели к нам и редко посещали наш городок, в котором на этот раз осталось всего четыре человека: я, старший, Наташа и еще одна девушка, ну пусть будет Татьяна, не помню как ее звать. Моложе Наташи, приблизительно разница около года. После ужина мы молча сидели у костра, от нечего делать, слушая рассказы старшего. Скоро ему надоело наше общество и он ушел спать. Не знаю, то ли от скуки, то ли поняв, что мешает нам, вскоре и Татьяна покинула нас, оставив одних у костра. Мы молча сидели, прижавшись, друг к другу. Но, неожиданно начавшийся дождь, загнал нас в вагончик. Не включая свет, Татьяна спала, не раздеваясь, мы легли поверх одеял.

При тусклом свете уличных фонарей, проходящем через занавешенное окно, я любовался прекрас-ной фигурой Наташи. Крепко сжав ноги и, подложив руки под голову, он смотрела на меня, а в гла-зах играл огонек. Поцеловав ее в губы, руку положил на упругую грудь. Наташа не заставила угова-ривать долго себя, она моментально скинула майку со свитером, обнажив красивую грудь. Дальше все как по хорошо отрепетированному сценарию, я ласкал ее грудь. Она лежала, чуть задыхаясь от охватившей истомы. Так продолжалось минут пять. Мы были одни, не считая крепко спящей Татья-ны, в постели, вдвоем, какой обалделый соблазн. Я совсем потерял рассудок, мне было не хуже На-тальи. Незаметно моя рука легла на талию, затем между бедер и вверх, к ее бугорку. Она неестест-венно вздрогнула, когда я коснулся его. Приятная дрожь, как барабанная дробь, мигом вселилась в меня. Лаская ее грудь и, почти полностью потеряв контроль, я расстегнул молнию джинс.

 — Дальше, больше, — чуть слышно сказала она, — не надо, прошу...

Но я не слушал ее. Рука, непослушная своему хозяину, уже проникла под резинку и мягкие, кудря-вые волосики, дразня, ласкали ее. Наташа сильней сжала бедра и, крепко закрыв глаза, что-то гово-рила мне. Но я не слышал ее. Ее всю трясло. Оставив в покое грудь, я прильнул к губам, стараясь глубже проникнуть меж бедер и это мне удалось. Ее затрясло сильней. Она заметно расслабила бед-ра, дав полную свободу моей шустрой руке. Я был сам поражен своей смелостью. Мои пальцы уто-нули в горячей, влажной ложбинке и сильная волна возбуждения, быстро накрыла меня. Джинсы давно я спустил до колен, и только легкие трусики оставались на ней. Наташа лежала, то с силой прижимая к себе мою голову, то, отстраняя меня для глубокого вздоха. Моя рука, то ласкала волоси-ки девственного бугорка, то скользила по глади ее ягодиц. Она сама поднимала свой таз, и только тихо стонала. Джинсы давно слетели на пол.

 — Саш! Хватит. Я устала, — взмолилась она, — я ж, не железная.

 — Еще немного, — сам, задыхаясь от волнения, без голоса попросил я, — ведь тебе хорошо?

 — Мне нужно выйти, — и она, натянув плавки, которые были уже ниже колен и майку, выбежала из ва-гончика. Я остался один. В дальнем углу заворочалась Татьяна. Мы совсем забыли о ней. Мне пока-залось, что она не спала и слышала все. Через минуту вернулась Наташа. Она нагнулась за джинсами и попыталась надеть их.

 — Не надо, — запротестовал я, — не надо, прошу...

Но, не слушая меня, она быстро надела их и легла чуть в стороне от меня. Я пододвинулся ближе.

 — Саша, иди спать. Завтра рано вставать. Ну, прошу: пожалуйста, — голос ее все дрожал.

Мне стало обидно, ничего не получилось, и я снова потянулся к ширинке. Она как-то резко убрала мою руку.

 — Ну не надо:, чуть не плача просила она, — хватит, на сегодня... , — и отвернулась к Татьяне, кото-рая вновь замерла.

Я лежал как оплеванный. Мой друг вырывался наружу. А зачем? Ведь она прогоняет меня. Я взял его в руку, когда Наташа повернулась на спину. Я быстро нашел ее руку, казалось, что она успокои-лась. Высвободив своего друга на волю, ее руку потянул к себе. Она не противилась этому. Через секунду ее, как стрела прямая ладонь, легла на мой член и вмиг обхватила его. Я чуть не кончил, ос-тавив его вдвоем с ее нежной рукой. Наталья быстро убрала руку, и я повторил попытку. На это раз я не отпускал ее. С трудом сдерживаясь, я чувствовал, как ее колотит мелкая дрожь.

 — Наташа! Давай согрешим, — вырвалось у меня, когда повернулся я к ней.

В испуге, она отдернула руку.

 — Ты что, обалдел? Я не хочу, что бы ты был первым, — она чуть дышала.

 — Ты что, девочка?

 — А ты не заметил? У меня парень есть, в армии... Я хочу дождаться его...

 — Ну давай:, — я запустил свою руку к ней в трусики. Она застонала.

 — Нет, не могу... И Татьяна...

 — Да она спит:

 — Ага. Сейчас, пожалуй, уснешь...

Губами я накрыл ее губы, чтобы не так слышны были стоны. Мы оба дрожали.

 — Ну, давай... Ну, хоть меж ног... Я уже не могу:, — терпеть больше не было сил.

Джинсы опять слетели на пол и плавки за ними, ниже колен. Осторожно, я лег на нее. Бешеная волна возбуждения прокатилась по нашим телам. Не в силах сопротивляться, она только крепко вцепилась в матрац. Мой член проник меж ее гладеньких ног, слегка придавив бугорок. Она застонала, а я чуть не кончил. Туман застелил мне глаза. Не знаю, сколько времени мы так пролежали. Но, я немного пришел я в себя. Мне казалось, что она умерла. Но, новое движение моего члена, заставили громко ее застонать.

 — Саша! Я не могу:, нараспев протянула она. — Ты измучил меня, — она расслабила бедра.

На мгновение я испугался. Ее руки обхватили меня, рывок и, майка летит к ее джинсам. Правда, брюки пришлось снимать самому. Сняв свои плавки, я начал снимать ее трусики, нечаянно, а может специально, щекой прижался к ее голени и стал целовать ее. Она сильней застонала и потянула меня на себя. Душевные силы покидали ее. Она совсем забыла Татьяну, как мышь, лежащую в дальнем углу. Меня охватил какой-то беспричинный страх, я не знал, что делать дальше, а может быть, про-сто боялся. До этого момента казалось все ясно, зачем я здесь. И вот я близко, на ней, мой член упи-рается прямо в ее прелести, а начать не могу. Легкие движения ее бедер придали мне смелости. В такт ей, я стал совершать неумелые движения и, почувствовав ответные действия, слегка надавил между бедер. Наташа ойкнула, шире развела бедра и накрылась подушкой.

В это время мой член, без особого труда преодолев девственную преграду, проник в святая святых и сразу, неизведанная волна новых ощущений прокатилась по моему телу. Какой-то неестественный стон, приглушенный по-душкой, быстро наполнил вагончик. В дальнем углу я услышал возню и на мгновение замер. Конеч-но, она не спала. Разве можно уснуть, когда рядом творится такое. Я боялся, что Наташа испугается постороннего шума. Но, я ошибался. Она давно отключилась от реального мира, душа ее где-то там, далеко и нет никакого дела ей до реальности. Ей хорошо... Избыток возбуждения, переполнившее ее тело, быстро передался мне. В голове зашумело, и я вслед за ней полетел в мир внеземных наслаждений...

Ошалелыми ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх