Долгая дорога в деревню

Страница: 3 из 6

зарабатывал бабки. Гарик и сам время от времени халтурил, но деньги, по совету брата, не тратил, откладывал. Илья копил на квартиру побольше...

Стоять на остановке стало невмоготу. Солнце пекло голову нещадно. И Гарик решил идти пешком. А что стоять без толку? Все равно сегодня пятница, обычно какое-то оживление здесь наблюдается только в субботу, когда горожане, имеющие корни в деревне или дачу за рекой, перебираются на пароме. Сельчане, конечно, мотаются туда-сюда, но они пассажиров не берут. А пешком до Лесного — километров тридцать, не больше. Гарик достал из кармана пачку сигарет, щелчком достал одну, закурил. И зашагал...

Минут через двадцать ходьбы Гарик увидел озерко, заросшее камышами. Вообще-то, это, скорее, была большая зеленая лужа. Почти бегом он спустился по пригорку, скинул с себя кроссовки, вытряхнул запылившиеся носки, закатал джинсы и вошел в воду. Вода была теплой и на редкость грязной, пить ее Гарик не рискнул, но лицо ополоснул и немного походил по воде. Дно оказалось илистым, ноги утопали в вязкой противной грязи. Вышел из лужи Гарик с черными ногами, нарвав травы, он вытер ею икры. Полностью избавиться от ила не удалось, надевать носки на такое безобразие не хотелось и настроение у Гарика испортилось окончательно. Пить захотелось нестерпимо, и парень, недолго думая, достал из сумки бутылку с прозрачной жидкостью. Резкий запах водки заставил одуматься, и Гарик снова закрутил пробку. Но, посидев немного, он все же пришел к выводу, что хуже не будет и сделал пару глотков. Его чуть не вырвало, он быстренько закрутил пробку и вышел на дорогу. Алкоголь махом вдарил в голову, Гарик понял, что пьян от двух глотков. И не просто пьян, его мутит самым жестоким образом, и не водка в этом виновата, а в большей степени — эта ужасная жара.

Ругая про себя весь белый свет, парень продолжал брести по шоссе. Когда рядом с ним тормознул задрипанный мотоцикл, Гарик чуть не заорал от неожиданности. Мотоцикл нещадно тарахтел, но парень мог поклясться, что не слышал его, пока не увидел прямо рядом с собой.

«Ты что, пьян?» — закричал мужик, стараясь перекричать тарахтение собственного «железного коня» и пристально разглядывая Гарика. «Немного, — ответил паренек и без особой надежды попросил, — слышь, будь другом, подбрось до Лесного». И не поверил своим ушам, когда услышал: «Садись!». Закинув сумку на плечо, Гарик мигом оседлал мотоцикл, рукой пошарил впереди себя и не обнаружил ничего, за что можно было держаться. «Прижмись к спине и держись за меня! — крикнул мужик, обернувшись к пареньку. — Только крепче!».

Буквально за десять минут они пролетели по шоссе отрезок пути до развилки, теперь оставалось проехать до деревни около двадцати километров по лесной дороге. За это время Гарик почувствовал себя намного лучше — ветер в лицо быстренько освежил и отрезвил его. Мужик, чью широкую плотную спину он крепко обхватил руками, был явно незнакомым, всех жителей Лесного он знал в лицо. Интересно, к кому он едет? А может, тоже на свадьбу? Может, родственник невесты? Вообще-то, судя по одежке, он не похож на человека, едущего на праздник. Правда, на баке с горючим перед мужиком лежала набитая кожаная сумка. Расспрашивать доброго мотоциклиста на ходу было невозможно...

Хвойный лес постепенно перешел в березовую рощу. И тут дорога вышла на большую поляну. Мужик тормознул, обернулся к Гарику и прокричал: «Надо сделать привал, чтобы мотоцикл подостыл немного». Гарик молча кивнул и уже хотел спрыгнуть, как мужик сказал: «Там, на той стороне поляны — речка, заодно искупаемся». Они свернули с дороги и поехали краем поляны. Время от времени мотоцикл подскакивал, натыкаясь на скрытые в траве деревяшки и кочки, так что Гарику пришлось покрепче прижаться к водителю. Он уже изрядно отбил себе задницу, когда мотоцикл, наконец, остановился. Точно, внизу, за перелеском, протекала небольшая речка. Но на мотоцикле добраться до нее было невозможно — поляна с этой стороны была огорожена, да и спускаться к речке лучше пешочком, берег оказался достаточно крутым.

Мужик заглушил мотор и снял шлем: «Я уже несколько раз здесь останавливался, купался, место отличное». На вид ему было лет тридцать пять, примерно ровесник Ильи, но, в отличие от брата, этот был атлетически сложен, никакого намека на пузо. Обветренное красноватое лицо, на котором ярко синели улыбающиеся глаза с глубокими морщинками вокруг. Так бывает, когда человек много времени проводит на солнце, часто сильно жмурится, кожа вокруг морщинок загорает сильнее и получаются как бы лучики вокруг глаз. Волосы под шлемом намокли и теперь темными колечками прилипли ко лбу и вискам.

«Ну что, познакомиться, наверное, надо? — мужик улыбнулся и протянул руку, — Антон». Широкая приветливая улыбка озарила его мужественное лицо, обнажив ряд великолепных белых зубов. Широкая сухая ладонь крепко сжала узкую ладошку паренька. «Гарик? Что это за имя такое?», — спросил Антон, не отпуская руку своего случайного пассажира. Паренек вдруг почувствовал странное волнение и неожиданно охрипшим голосом объяснил, что на самом деле его зовут Игорем. «Понятно, Гарик так Гарик, — мужик наконец, отпустил руку, как показалось пареньку, с сожалением, — ну что, пошли купаться?». И тут же, не дожидаясь ответа, он начал спускаться к речке. Гарик последовал за ним. Только внизу он вспомнил, что купальные плавки лежат в сумке, не будешь же их надевать в дорогу в такую жару, а семейные трусы, которые сейчас на нем, ужасно смешные — розовые в белое сердечко.

Антон быстренько скинул кроссовки, стянул клетчатую фланелевую рубашку, под которой ничего не оказалось. Верхняя часть его великолепного туловища оказалась бронзовой от загара: мощные плечи, накачанная грудь с крупными розовыми сосками, выпуклые квадратики пресса. Но когда он стащил с себя замызганные старенькие джинсы, на белый свет вылезли бледные волосатые ноги. Гарик улыбнулся. Сам-то он был смуглым от природы, к тому же загорал махом, стоило несколько дней побыть на солнце у водоема, как его гибкое тренированное тело приобретало ровный золотисто-шоколадный оттенок.

«Ты чего застыл? Водичка — класс!» — сказал Антон. Гарик поднял глаза и чуть не подавился. Мужчина уже стоял по щиколотку в воде. И он был абсолютно голым! Увидев смущение паренька, он улыбнулся: «Ты чего, голого мужика никогда не видал? Да мы тут совсем одни, кого стесняться? В баню-то ходишь? Давай-давай! Нам еще ехать». С этими словами Антон повернулся и с разбегу бухнулся в речку. Только крепкие круглые ягодицы сверкнули над водой. Гарик судорожно снял с себя одежду, замявшись на секунду, сорвал и трусы. Водичка действительно оказалась прохладной и на удивление чистой. Это было настоящее наслаждение — купаться голышом, каждой клеткой своего измученного жарой тела чувствовать спасительную прохладу. Плавал Гарик хорошо. Лесной, несмотря на название, стоял на берегу большого озера, так что с малых лет вся деревенская ребятня летом из воды не вылезала. Особенно было хорошо купаться вечерами, когда за день вода нагревалась, становилась как парное молоко. Ближе к ночи купалка пустела, над озером начинал тянуться легкий туман. Но тишина наступала еще не скоро, деревня долго не могла успокоиться после жаркого дня — тявкали собаки, мычали коровы...

Один из таких поздних летних вечеров Гарик запомнил надолго. Ему тогда было десять лет, он работал на пришкольном участке, где бригада из двух учительниц и стайки ребят занималась выращиванием овощей. На выходные из города приехал Илья, у него, насколько понял Гарик, случилась очередная ссора с женой. Днем брат довольно долго сидел с матерью на летней кухне, обсуждали, разводиться или не разводиться. Потом Илья отправился к приятелям. Вечером, вернувшись с участка, Гарик не обнаружил брата дома. Мать сказала, что он пошел купаться. Мальчик, не долго думая, отправился к озеру. На купалке никого не оказалось. Было уже достаточно ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх