Как я лишился девственности

Страница: 1 из 2

Обращаясь к тем далёким годам, когда все мы ещё были детьми, трудно не вспомнить первые робкие фантазии, возникавшие при виде какой-нибудь привлекательной девочки. В то время, впрочем, как и сейчас, было не просто определить, что больше возбуждает в них — красота или вульгарность одежды. По крайней мере, даже некрасивая на лицо была способна вызвать переполох в штанах, если надевала юбку по самое не могу или что-нибудь откровенно просвечивающее. Бывало, я шёл домой как с победы на Олимпийских играх, когда моему вездесущему взору открывалась из-под выреза кофточки голая грудь наклонившейся девочки или, ещё того лучше, проступающая через облегающие джинсы вся анатомия её влагалища. Такое удавалось увидеть, естественно, не каждый день, поэтому подобные воспоминания надолго оставались в памяти. Чаще можно было созерцать тесно обтянутые чулками стройные ножки, прикрытые более-менее короткой юбкой.

Это время впоследствии приобрело для меня особое значение, так как по его прошествии жизнь оказалось совершенно иной. Трудно сказать, в какую сторону всё изменилось. С одной стороны, особы противоположного пола, лишившись девственности, теперь давали направо и налево, а девственниц оказалось очень легко сломать, однако почти у всех этих девушек и женщин исчезло девическое очарование и, что особенно плохо, в их некогда стройные и возбуждающие даже в просторных одеждах тела стал откладываться жирок, от которого образовывались некрасивые складки на животе. Особенно неприятны в таких на первый взгляд и не толстых особах их отвислые зады, из которых торчат нестройные ноги. Поэтому необыкновенно радостно бывает встретить девушку, сохранившую в себе девическое очарование.

Сколько раз на дню я хотел поиметь какую-нибудь девочку! Но постоянно, даже когда предоставлялась такая возможность, не хватало смелости. Кроме того, всё казалось чрезвычайно сложным и я считал, что секс — удовольствие для посвящённых. Ежедневные разочарования сводили меня с ума, и даже если ночью мне снился сон с явной тенденцией к совокуплению, он почему-то почти всегда обрывался как раз перед самым его свершением или вовсе обходил его стороной.

Тем не менее, я был просто убеждён в том, что причиною неудовлетворения является только моя застенчивость, поскольку однажды на уроке математики, имея под рукой калькулятор, от нечего делать я взялся посчитать, сколько половых актов совершили все живущие и жившие на свете люди. Если учитывать одни только продуктивные совокупления (с рождением ребёнка), то число половых актов за пятьдесят лет уже превышало своей десятизначностью возможности калькулятора, но если учесть, что за всю жизнь человек от пятнадцати до тридцати и более часов испытывает чистый оргазм, то получается, что пока я сидел в кабинете и решал задачи, тысячи и тысячи пар занимались любовью. Значит, в мире было хотя бы несколько девочек, которые прямо сейчас бесстыдно отдавались мальчикам. Я настолько обалдел от этого заключения, что меня захлестнуло небывалое возбуждение. А я чем хуже?

Желание было так велико, что я решил лишиться девственности прямо в тот же день. После математики у нашего класса была литература — последний урок, — а учитель по литературе являлся нашим классным руководителем. Во время перемены я подошёл к нему и сказал, что все ближайшие дни не смогу дежурить в кабинете, поскольку буду ездить в больницу на процедуры, а единственная возможность у меня только сегодня, в субботу. Надо отметить, что в этот день класс должны были убирать две подружки, обе красивые и всегда очень весёлые, поэтому я думал, что в проигрыше не останусь, какая из них не ушла бы домой. В итоге, решила дежурить со мною та, у которой совсем недавно был день рождения (ей исполнилось пятнадцать лет, и она всего на месяц была старше меня). Когда прозвенел звонок и все ушли, учитель сказал, что ему нужно идти на какую-то конференцию, поэтому оставил ключ у нас, чтобы после дежурства мы закрыли класс самостоятельно. Учителя всегда уходят куда-нибудь во время уборки, и я в любом случае закрыл бы кабинет на замок. Полдела сделано.

Меня не особенно удивило то, что, когда мы остались одни, моя партнёрша села на парту и, пока я ходил за водой, подметал и мыл пол, ничем полезным не занималась. Сидела и болтала ногами, рассказывая мне что-то, потом сказала, что хочет в туалет, и вовсе вышла из кабинета. Как долго её не было, я не знаю, но, по крайней мере, я уже давным-давно закончил уборку, а она так и не вернулась. Однако сумочка-то была здесь, и я знал точно, что она придёт за ней. И тут меня как будто током ударило: нет презервативов! Вполне возможно, что мою рыбку я и так смогу подцепить, но шансов, безусловно, меньше. На крючок с приманкой она клюёт гораздо охотнее, нежели на голый. Тут я стал судорожно искать решение. С одной стороны, до киоска, где должны были продаваться презервативы, не очень далеко, а с другой — пока я буду бегать за ними, моя девчонка может вернуться, забрать сумочку и уйти домой, — и тогда все мои хрустальные мечты разобьются о чугунную задницу реальности. Такого облома в моей жизни никогда бы ещё не было.

Но чтобы наверняка быть уверенным в победе, я всё-таки решил купить презервативы. Я просто закрыл кабинет на ключ и взял его с собой, рассчитывая на то, что если опоздаю — она никуда не денется и подождёт. Стрелою я спустился по лестнице и вылетел на улицу. Киоск оказался открытым (я очень радовался этому, поскольку, пока бежал к нему, подумал, что по двум причинам — суббота и закон подлости — он может не работать). Я протянул в окошко деньги и попросил пачку презервативов. Продавщица посмотрела на меня и спросила: «А тебе сколько лет?». — «Семнадцать». — «Что-то не похоже». И тут я засунул голову в окошко и выпалил ей прямо в глаза: «Послушайте, женщина, меня ждёт девушка, и через пятнадцать минут мы с ней будем трахаться независимо от того, продадите вы мне эти чёртовы резинки или нет. По телеку то и дело долбят, что надо выбирать безопасный секс, я так тоже считаю, а вы — вы! — будете виноваты в том, что моей возлюбленной через четыре месяца сделают аборт, который часто не обходится без последствий! И если вам пофиг на чужое горе, то я люблю её и мне с ней ещё всю жизнь жить, вы понимаете или нет?!». После такого ответа она сто процентов должна была дать мне то, что я просил. Можно было, конечно, сказать и помягче, но когда жмёт и время и в штанах — тут уж не до уговоров и обещаний, что я в них налью воду и выкину из окна.

Получив пачку от остолбеневшей продавщицы, я побежал в школу, надеясь, что моя девочка ещё не подошла к кабинету и не ругает меня на чём свет стоит. Однако я ошибался. Она, прислонившись к стене, уже стояла у двери с усталым выражением лица. Плохо дело, думаю. Но главное, что рыбка здесь, к тому же, я задержался совсем ненадолго.

 — Ты где был? Я тебя тут уже сто лет жду! — говорит мне. Она заметно успокоилась, думая, что всё-таки вызволит свою сумочку из кабинета.

 — Да так, пустяки. За презервативами ходил.

 — За презервативами? Шутник, — рассмеялась она. — И с кем это у тебя свидание?

 — Всё тебе расскажи, — таинственно говорю ей, открывая дверь. — С одной очаровашкой. Она лучше всех на свете и я безумно хочу её.

 — Лучше всех, говоришь? Даже лучше, чем я?

 — Ну, как тебе сказать, — я выдумывал на ходу, не зная даже, каким будет следующее моё слово, — она почти как ты, только у неё есть одно видное преимущество.

 — Какое? — пожалуй, моя девочка впервые разговаривала на эту животрепещущую тему, и ей стало очень любопытно.

 — Она хочет меня. И ещё она смелая. Настоящая, знаешь, девчонка. Никогда не стесняется своих желаний, если уж желает по-настоящему. Не жмётся по пустякам. И ещё у неё идеальный вкус. Всегда выбирает лучших. Только такие добиваются успеха в жизни, — я старался ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх