Сероглазый

Страница: 2 из 5

камеры за зановесочку, отгораживающую угол камеры, откуда долго слышались пыхтение, постанывание, шлепанье тела о тело, причмокивание, какое-то хлюпанье и прочие заводившие всю камеру звуки. Мы, все четверо, вытянув шеи, ловили каждый шорох, дополняя картину буйной фантазией, но только я один жаждал оказаться на месте «девки», каждый раз примеряя его нового клиента на себя. В этом я ни за что не признался бы никому, тем более своим подельникам, но картины того, как мною грубо, без ласк и прелюдий, овладевает потный мужик с большим немытым жадным членом, не давали мне спать. Это стало наваждением, и думая о предстоящей жизни в колонии, я не раз представлял свою роль там именно такой.

5. Виктор

Не знаю, чем он меня зацепил. То ли своей беззащитностью и неприспособленностью. То ли тем, что не стал, как другие «девки», красить губы и вилять задом, кокетничать направо и налево, ища клиентов. То ли тем, что никогда не брал платы за свои невольные услуги. Да и не услуги это были, а испуганное подчинение обстоятельствам. И еще, он никогда не плакал, хотя видно было, как ему тяжело. Хотя нет. Один раз все же было.

Каждый вечер к нему заявлялись обитатели не только своего но и других отрядов, и требовали ласки. Ритуал был до примитивности прост: вначале, стоя на коленях, он должен был ртом «заводить» клиентов, а потом ложился на живот, и дело завершалось страстной агонией на его спине. Иногда в очереди стояло по два, а то и по три человека, горячо участвующие в процессе советами и репликами. Часто, не выдержав и начав мастурбировать, они не дожидались своего часа и опорожнялись прямо на «сероглазого» и его партнера под улюлюканье остальных.

Однажды пришли двое его подельников по краже. Он пятился от них, впервые отказывался, называл по именам, умолял уйти. Но тех понесло. Они кому-то что-то хотели доказать, и унять их было нельзя. Они сначала уговаривали его, затем один из них ударил его в живот. Он согнулся, хватая воздух ртом. Его скрутили и один из подельников тут же вогнал ему в рот свое орудие. «Сероглазый» вырывался, мотал головой, крепко сжимал зубы. И тогда его стали бить. Жестоко, по-взрослому. С точки зрения «понятий», они были правы, и на их стороне был весь отряд. «Сероглазый» без сил упал. Его положили на спину, загнули к голове ноги и по очереди жестко и незатейливо оттрахали.

Он провалялся на полу целый час. Беззвучно плакал, трясясь и всхлипывая, закрыв лицо руками. Он мешал спать, и ему посоветовали заткнуться. Он встал, качаясь, вышел на улицу, и, прислонившись спиной к наружной стене, простоял полночи, глядя на звезды безжизненными глазами.

6. Саша

Перед отправкой в колонию я взял с друга клятву, что никогда, ни при каких обстоятельствах он не откроет остальным, особенно нашим друзьям, наши с ним прежние отношения и мою роль в них. Для всех мы должны оставаться натуралами, и если что-нибудь с нами в колонии и произойдет, то это будет следствием обстоятельств, а не пристрастий.

Я ждал первой ночи в спальне отряда как невеста. Я столько раз переживал ее в своих фантазиях, что то, что на самом деле произошло, меня даже не удивило и, тем более, не шокировало.

Одеяло, накинутое на мою голову, скрыло нападавших и не должно было дать возможность позвать на помощь. Меня сорвали с койки и швырнули на пол. Последовало несколько «расслабляющих» ударов по печени, голове, спине. Я вяло отбивался, почти не сопротивлялся, громко стонал. Меня били, пока я продолжал сопротивляться. Потом замотали одеяло на голове — так, не сильно, чтобы мог дышать, но не мог кричать, перевернули на живот, содрали штаны, поставили в «позу». Первый же, кто в меня вошел, намного превосходил моего друга в размерах. Было больно, но я ждал этой боли, желал ее, это было составляющим обстановки, которую я столько раз прокручивал в своих фантазиях. И я отдался легко, с желанием, со всей накопившейся страстью, симулируя отчаяние и истерику. Потом был второй, третий. Каждый оставлял во мне свой сладостный след. Это был восторг, вызванный полным совпадением мечты с действительностью.

Началась новая жизнь. Меня трахали все, кому не лень. Мною помыкали, постоянно давали понять, какая я мразь. Я чувствовал себя последней шлюхой, половой тряпкой, плевательницей, мимо которой никто не проходил мимо. И я купался в этой смердящей клоаке. Это был такой восторг, что у меня и в мыслях не было брать за услуги положенную в таких случаях плату.

Один случай меня сильно расстроил. Заявился мой друг с приятелем, участвовавшим в нашей совместной краже. Друг нагло потребовал тех же услуг, которые я оказывал другим. Мне он был не интересен. Но он настаивал. В качестве аргументов вспомнил, вопреки договоренностям, наши прежние с ним отношения и мою в них роль. Я резко отказал, и тогда его приятель, который был ошарашен услышанным, ударил меня в живот. Потом меня сгребли и примитивно изнасиловали. Было страшно обидно, но главным было то, что в курсе всех дел оказался приятель, и теперь огласка дома о моей сексуальной ориентации была обеспечена. Это совсем не входило в мои планы, и я был в сильном шоке.

7. Виктор

Я обнаружил его, завершая обход территории. Он стоял у стены корпуса, уставившись отсутствующим взором в звездное небо. За нарушение распорядка ему грозил карцер, но меня остановил его полностью отрешенный, безразличный к внешнему миру вид. И я, вопреки своим правилам, забрал его с собой в дежурку. Я знал, что это не вызовет подозрений. Дело в том, что с бабами в колонии было худо, и охрана использовала «девок», которых беззастенчиво забирала из отрядов на ночь дежурства. Я этого себе не позволял, брезговал, обходился привычным «рукоблудием», за что остальные прозвали меня «чистюлей».

На «сероглазого» страшно было смотреть. Даже не потому, что он был сильно избит и грязен. У него были глаза самоубийцы. Он знал, зачем его привели, но ему было все до лампочки. В этом мире уже ничто не могло его тронуть.

Я сунул ему в руку кружку горячего чая. Отломил кусок хлеба. Он отреагировал только тогда, когда чай обжег ему руку. С изумлением уставился на кружку, потом — на меня.

 — Ешь! — Я пододвинул хлеб к нему поближе. Он покорно взял его в руку и уставился пустыми глазами в стол.

 — Да, что с тобой! Очнись! — Я тряхнул его за плечо. Он медленно сфокусировал на мне свой взгляд. И я поразился, сколько горя смогли вобрать в себя эти серые мальчишеские глаза.

Его губы задрожали, он упал головой на руку и долго навзрыд рыдал, трясясь худой мальчишеской спиной. Я знал, что прерывать сейчас его нельзя. Ему нужно было выплакаться. И я терпеливо ждал, когда он хоть немного отойдет.

Он по детски всхлипывал еще полчаса между жадными глотками сладкого чая.

 — Еще хочешь? — Я кивнул на кружку. Он чуть слышно, одними губами ответил: — ДА!

Он пил, а я молча на него глядел и поражался тому, как мог этот ангелочек здесь очутиться!

 — Ты где учился?

 — В музыкальном училище. — Он шмыгнул носом. — По классу фортепьяно.

 — Да, как же тебя угораздило так вляпаться? — Он пожал плечами и опять уставился в стол.

 — Очень тяжело здесь?

Его губы скривились, казалось, он опять расплачется. Но, на сей раз, сдержался:

 — Хоть в петлю!

Горячая волна жалости к этому беззащитному несчастному существу затопила меня.

 — Значит, так! Передашь старосте, что я тебя закрепляю за собой! Что б больше никто тебя не трогал. Узнаю, что это не исполняется, сгною его в карцере. Будешь приходить сюда в мои дежурства. И помойся ради бога.

Он благодарно кивнул, и его глаза впервые засветились надеждой. Что-то для него забрезжило. Он привстал.

 — Так я пойду? — Я кивнул. Он повернулся и быстро вышел.

8. Саша

Надо признаться, что шок от действий моего друга был ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх