Случай в Варфоломеевскую ночю

Страница: 2 из 2

— НЕЕТ — со стоном вырвалось у нее, я убрал руку и что-то наподобие благодарности промелькнуло у нее в глазах. Медленно-медленно я зашел к ней за спину, как-бы случайно задевая пальцами ее полные бедра. Зад у нее был широкий, но для девицы ее возраста, выглядел он просто прекрасно. Я положил ладонь на скат ее спины, туда, где она переходила в зад, она задрожала и не поворачивая ко мне голову, глубоко вздохнула и нервно переступила, как породистая лошадь. Я быстро скинул с себя все, и начал осторожно прижиматься к ней. Ее била крупная дрожь, дыхание стало прерывистым и она подняв подбородок стремилась как бы улететь от позора.

Я обнял ее сзади и начал целовать шею, которая после каждого поцелуя покрывалась красными пятнами, обхватил ее руками и начал бороться с ней за право на грудь.

 — НЕТ, НЕТ,... — но мои руки уже полностью овладели ее грудями, пальцы ласкали соски, то раздвигая груди, то собирая их в один кулак. Там было чем поиграть!

 — Ооох — ноги ее подкосились и мне пришлось поддержать ее — с силой всунув колено между ее ног, я почти посадил ее. Голова Элен запрокинулась и она попыталась вырваться, но после того как я ее сильно сдавил попытка прекратилась.

 — Отпустите меня сударь, сжальтесь... — но я начал по очереди целовать ее ушки, покусывая и пуская слюну в ушные раковины и натирая ее на своей ноге.

 — Иди к стене — внезапно жестко, приказал ей я, она или не поняла меня или снова решила проявить непокорность. Тогда я сильно пихнул ее по направлению к стене. Пробежав по инерции несколько шагов, и стараясь даже сейчас не разжимать колен и не выпускать грудей, она вжалась в стену и повернула голову ко мне.

На ее лице появился внезапный испуг, только сейчас она увидела меня обнаженным. Зрачки ее стали расширяться, конечно, ее поразил вид моего дергающегося члена. В ее культуре было естественным не видеть таких вещей. Так, даже замужние женщины из высших и средних слоев, в большинстве своем только ощущали, не присматриваясь. Что и говорить о девице, прожившей всю свою жизнь в строгой религиозной семье пастора!

Стараясь не спугнуть, я тихо подобрался к ней. Она уткнулась щекой в стену и зажмурилась. Прижавшись и вдавив ее в стену, я продолжил поцелуи, оглаживая руками бедра и стараясь залезть в промежность. Наконец, спереди и сзади я взял ее за низ и начал мять, почти поднимая на ладонях. Она задергалась, пытаясь слезть с неожиданно появивившейся для нее перекладины, но безуспешно.

 — Отпустите меня милорд, я сделаю для вас все что угодно, то что вы делаете постыдно, это позор, она смотрит на нас, пусть хоть отвернется, ОХ НЕ МОГУ! — она забилась у меня в руках и я еле удержал ее. (Молоденькая девушка в ступоре стояла у другой стены прижав руки к вороту, рот ее был широко раскрыт, она была белой как мел)

После этой попытки освобождения, она сникла в моих руках и стала безропотной. Впервые ее мышцы несколько расслабились и прижавшись щекой к стене она косилась на меня своим влажным глазом, как лань, ожидая неизбежного продолжения «процедуры». Я отпустил ее и начал целовать спину, бедра, ягодицы, любовно действуя языком и зубами.

Мои покусывания отдавались негромким — Ах! — и попытками еще больше вжаться в стену.

 — Раздвинь ноги — неожиданно для меня, она подчинилась легко,

 — Шире, шире — сказал я ей тем же жестяным тоном, и легонько шлепнул по заду. Она неловко переступая раставила ноги шире и я опустился к ее заду. Он снизу мелко дрожал. Плюнув на пальцы я засунул их между губок и начал нежно массировать.

 — ООО — ее зад непроизвольно выпятился, она оперелась о стену и посмотрела вниз на меня. На кончике ее рта уже показалась слюнка, глаза были в тумане — я видел, мои старания на пропадали даром. Продолжая гладить губки и напрягшийся клитор, я встал и начал крепко целовать ее лицо в сжатые губы и глаза, она опять зажмурилась. Я обхватил ее за живот и торсом заставил наклониться вперед, отступая одновременно от стены. Она не сопротивлялась, но и не понимала чего от нее хотят, ее девичье тело было еще совершенно деревянным.

 — Ниже — сказал я и надавил на спину одной рукой, другой поддерживая ее живот, чтобы она не встала на четвереньки. Упираясь о стену она наклонялась все больше и больше. Я присел, мы смотрели друг на друга молча, она — наклонившись и широко раздвинув ноги, я на корточках, безлично улыбаясь, оглаживая ее зад и играя ее клитором. Смотря ей в глаза, набрал полный рот слюны и плюнул ей на щель, она дернулась и громко сглотнула. Наконец, я залез и языком, от ее задницы, как и от задниц всех вечно немытых христианок Франции, сильно воняло, но я уже привык к этому. Она вытянувшись встала на цыпочки.

 — ИИИИЙ — из-за неожиданного, тонкого визга и одновременно начавшихся рыданий ее сестры, я чуть было не кончил. Сделав пару глубоких вздохов, успокоился и поднялся, она завозилась пытаясь тоже встать, но я звучно шлепнул ее по заду — Стоять! Она замерла тяжело дыша. Повернувшись к ее сестре, я увидел зареванную мордочку, глаза, с ужасом наблюдающие за мной, и руки, локтями вперед, прижатые к лицу.

 — Иди сюда ближе, будешь смотреть — сказал я, она мелко-мелко закивала и шатаясь подошла к нам.

 — Опустись и смотри на него, — я положил руки ей на плечи и заставил присесть. Она со страхом смотрела на бурый от прилившей крови член, дергающийся и уже смоченный.

 — Сейчас я засуну его в твою сестру, а через некоторое время и в тебя, потому смотри и не бойся, здесь не ничего страшного — Она завороженно переводила взгляд от члена к уже готовому, мокрому вместилищу своей сестры, смотрела на меня и снова на член. Я ткнул членом ей в лицо, она отшатнулась и смеясь я повернулся к Элен.

Расправив губки я приставил член и медленно, но сильно надавил. Она под мной завозилась, вынужденно упираясь о стену, я ослабил нажим затем надавил сильнее и сильнее, она упиралась, стараясь не встать на голову. Наконец я надавил что есть силы и она заорала, чуть ли не басом — ОЙАААА! Мой член пошел глубоко и свободно, она задергалась, попыталась выскочить из-под меня, но я фиксировал ее зад крепко и не дал свободы. Она внизу горько и жалобно заплакала, а я начал накачивать ее, сначала медленно и нежно, затем все сильнее и сильнее. У нее было там глубоко, но я доставал до самого донышка и ощущал, что ее как бы чуть пробивает всякий раз, как я достаю. Наконец я почувствовал и отдачу — она начала неосознанно поддавать, ее животная суть сама включилась в игру тел. Одной рукой невесомо лаская клитор, другой лаская спину от шеи к заду, я качал и качал ее. Она же сначала неумело, затем уже приноровившись, подмахивала в такт, не переставая громко рыдать.

Казалось, что время остановилось, был ритм, она, ее плач...

Но сильно сожалея, я все-таки решил сильно не затягивать на первый раз и перестав контролировать себя, дал волю — после нескольких мощных фрикций я весь в нее излился.

Со стоном и обессиленный я опустился у ее пузырящегося зада и неожиданно встретился со змеино-внимательным взглядом ее младшей сестры, которая, как я уже заметил, была в трансе, и чуть ли не носом сопровождала все наши движения.

Элен, опираясь о стену, медленно разогнулась и начала рыдать уже совсем не сдерживаясь, широко открывая рот и как-то по детски беспомощно махая на меня рукой.

На ее опушенном коричневым треугольнике, маленькими рубинами блестели несколько капелек крови, пленка спермы и смазки лоснилась и спереди. Она была прекрасна, как надломленная роза: щеки ее горели от стыда и горя, разметавшиеся волосы в зыбком свете свеч, и ее искренние, такие милые родные глаза в слезах...

Я наконец нашел! Я снова уловил это миг!

Только что, она была для меня не более чем приятным куском мяса, долгом и, если честно говорить, простым средством отвлечения от страха, но этот миг все изменил — я должен был теперь видеть ее, без ее глаз, без ее голоса, не было мне жизни!

... Десять лет назад, на холодном утреннем подъеме каравана, следующего в Китай, среди суеты, лая собак и ругани я неожиданно столкнулся с девушкой-рабыней, несшей кизяк для костра, и она только один раз доверчиво взглянула на меня...

Не могу точно описать, что я делал в течении следующих нескольких дней: поссорился с друзьями, которые пытались меня удержать, за большие деньги выкупил ее, и отправился обратно, без сменных лошадей и даже без достаточного количества воды. Она умерла в пути...

Я выкопал ножом могилу в глине такыра, потом сидел и засыпал ее прахом, а сильнейший ветер все сдувал и сдувал с нее эту рыжую пыль, и она вновь проступала, со скрещенными руками...

... Но милосердие Аллаха бесконечно, он дал мне сегодня другую — Элен, в мою полную власть и самое главное, во искупление — под мою защиту.

Я обнял Элен и крепко прижав, начал нежно целовать мокрое от слез лицо, губы, голову. — Обидел, милая, милая, милая... Любимая моя, не отпущу никуда, я люблю тебя...

Она постепенно успокаивалась и уже только хлюпала носом где-то у моего плеча, доверчиво прижимаясь ко мне.

Так мы и стояли посреди комнаты, слившись друг с другом, а на улице опять пьяно кричали...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх