Сексуальное купе

Страница: 3 из 3

к четвертому оргазму, когда тело ее напряглось в ожидании приближающейся конвульсии наслаждения, я услышал на нижней полке шевеление, хотя ладонь девушки ни на миг не прекращала поглаживания набухшего под плавками члена. По тому, как с обеих сторон к моим ногам прижались ноги девушки, я понял, что она села, чтобы было удобнее играть с моим детородным хозяйством. Но как далеко она зайдет в этих своих играх? Как только Мышка уселась, на помощь ее правой руке пришла левая. Она погладила меня по ягодицам, и вот уже обе ладони стягивают с меня плавки, освобождая давно притомившийся в неволе член. Он с удовольствием выпрямился и тут же попал в ухватившие его ладошки. Они гладили его по всей длине, трогали напрягшуюся мошонку, осторожно сжимали переполненные яички, обнажали головку и натягивали на нее крайнюю плоть, которая тут же стягивалась обратно.

Не могу покривить душой и сказать, что мне это не понравилось. Наоборот, я был в полном восторге, но от ощущений собственных меня отвлекла Элла. Она тоже хотела продолжения ласки, и я их продолжил. Кончиком языка я стал водить по ее полуоткрытым губам, она тут же высунула свой и стала им жалить. Ладонь моя продолжила гладить края влагалища, осторжно касаясь больших половых губ, но вот рука Эллочки опустилась вниз, надавила на мои пальцы, утопив их в горячей глубине страждущего зева, некоторое время лежала сверху, затем отползла на живот. Я стал двигать пальцами, имитируя движения члена. Я чувствовал, что еще несколько секунд таких движений, и моя партнерша получит новый оргазм. За миг до его наступления ее ладонь с живота стремительно пустилась к влагалищу, подсунулась под мою и стала теребить клитор. И вот уже снова все тело девушки забилось в конвульсиях оргазма. И в это же время я почувствовал, как к моей головке осторожно приникли поцелуем губки девушки-мышки. Некоторое время она едва прикасалась к моей набухшей головке, потом нерешительно стала вбирать ее в свой маленький ротик. И вот уже гловка захвачена полностью, но только затем, чтобы тут же освободить ее и начать целовать член по всей свободной от пальцев длине.

 — А ты не хочешь забраться сюда ко мне? — прошептала чуть слышно Элла. — Дедок спит, девушка, кажется, тоже.

Какое-то время я был в сильном замешательстве. Что делать? Освобождаться от ласк девушки-мышки и заняться над ее головой настоящим сексом? Сказать Элле, что нижней частью моего тела, столько времени невостребованного ею, уже завладела другая? Какова будет на это ее реакция? Возмущение? С какой стати? Я что, ее муж? Досада? Но она целый день лишь дразнила меня, а девушка снизу просто взяла и стала доставлять удовольствие. Возбудится еще больше? Что мы тогда будем делать, если дед проснется?

Пальцы мои по-прежнему находились внутри Эллочки. Я слегка шевелил ими, делая круговые движения. Чувствовалось, что девушка снова близка к оргазму. Ее чуть слышно шепчущие губы находились рядом с моими, я прикрыл их и поцелуем прервал разговор. Наши языки снова встретились, начали трогать друг друга, ее ладонь снова подлезла под мою и стала легонько гладить клитор все убыстряя движения. И вот снова сильное объятие свободной рукой, страстный долгий поцелуй жадным ртом, дрожь всего тела и протяжный сдавленный стон.

Через минуту Элла оправилась от очередного оргазма и снова позвала меня к себе на верхнюю полку:

 — Я тебя хочу всего-всего, — едва слышно прошелестела она.

И я решился открыться:

 — Не могу, — прошептал я так же еле слышно. — Моим членом завладела девушка снизу.

Какое-то время Элла осознавала услышанное, потом придвинулась к краю полки и свесила голову вниз.

В это время поезд пролетал мимо какого-то полустанка, и лучи необычайно ярких после столького времени темноты уличных фонарей, начали изо всех сил хлестать по окнам скользящих мимо вагонов, будто вспышкой фотоаппарата на доли секунды ослепительно выхватывая у темноты спрятанную ю действительность и в то же время заставляя зажмуриваться. Но этих четырех или пяти световых пощечин было достаточно, чтобы Элла разглядела, как бережно целует мой торчащий член девушка с нижней полки. Это зрелище ее возбудило еще сильнее, и по-прежнему лежащая на клиторе ладонь начала быстро-быстро теребить его. Я движениями своих пальцев помог Эллочке достичь сильного оргазма, самого сильного за все наше занятие любовь.

Полустанок остался позади, в купе снова воцарилась темнота, тишину которой нарушал негромкий храп Виктора Петровича да изредка звучали сладкие причмокивания девушки-мышки, когда вагон неожиданно качало, и мой член выскальзывал у нее изо рта.

Элла еще некоторое время лежала свесив голову и в едва различимой темноте наблюдала за тем, что делает со мной наша попутчица, затем убрала свою руку с влагалища, осторожно вытянула мои пальцы. И пока я соображал, что она решила предпринять, девушка села на край полки, уперлась ногой в другую, перебросила вторую ногу через меня, и я оказался между ее ног. Руки ее обняли меня за голову и настойчиво стали пригибать. Я прижался губами к животу, который от неудобной позы сморщился складками, но руки двигали мою голову вниз, и я без сопроотивления поддался. Губы мои коснулись влажного влагалища, только что терзаемого нашими руками, я осторожно поцеловал его, высунул язык и стал водить им вдоль больших половых губ, стараясь засунуть как можно глубже. И вот уже руки сильно прижимают мою голову вниз, бедра сдавливают с обеих сторон, и тело девушки бьется в сильной конвульсии наступления нового оргазма. Прижатые к ушам бедра не дают мне услышать привычно сдавленный стон. Я могу о нем только догадываться по тому, как раслабленно опускается живот партнерши. И едва тело оттрепетало от этого оргазма. Как тут же наступил следующий, затем еще один, еще... И в этой череде я перестал себя контролировать, и не в силах больше сдерживаться, струя за струей начал вливать в ротик девушки-мышки накопившуюся за столь бурный вечер и прошедший день сплошного возбеждения сперму.

С каждым новым толчком, каждым непроизвольным движениям члена навстречу принимающему его нектар ротик, в мое сознание билась мысль о допущенной мною несправедливости. Я весь вечер доставлял удовольствие девушке с верхней полки, удовольствие, от которого она получила не меньше десятка бурных оргазмов, а мне помогает избавиться от напряжения девушка снизу, которую я ни разу не погладил, не поцеловал.

Я опустил руку вниз, ласково провел по волосам моей попутчицы, наткнулся на наушники, опустился на плечо. Девушка была одета. Я погладил ее плечо, опустился ниже, провел по небольшой, упрятанной в бюстгалтер грудке. Она отвела мою руку и легла.

... Утром она тоже не произнесла ни слова, глядя в окно на мелькающие мимо деревья, дома и платформы электричек. Элла кокетливо и жадно смотрела на меня, будто стараясь запомнить на всю оставшуюся жизнь. Виктор Петрович суетливо собирался и жаловался на то, что не выспался. А у меня на душе было от чего-то нехорошо. Я чувствовал себя виноватым перед девушкой-мышкой. Как только поезд остановился, первым из купе выскользнула Элла, которую тут же на перроне заключила в объятия ее родственница, затем с кряхтением протиснулся Виктор Петрович.

 — Может мы встретимся, — неловко спросил я девушку-мышку.

Она молча и едва заметно покачала головой.

 — Спасибо за гуманитарную помощь!

Она слегка пожала плечами и пошла вдоль вагона к выходу.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх