18 с половиной сантиметров

Страница: 1 из 2

Ни кола, ни двора, полна жопа огурцов. Это как раз про меня. Об огурцах — потом, это не всем нужно знать, а вот о колах и дворах — в самую точку. Светка еще в школе шутила... Николашин — Нидворашин. На самом деле Николашин Николай, ваш покорный слуга. Дошутилась. Вышла за меня замуж, живем с ее мамочкой, и никаких перспектив на собственный двор. Та еще мамочка, за день три раза напоминает, сколько получает флейтист в симфоническом оркестре, даже с подработками. А то я сам не помню. Оно, конечно, я не председатель ЗАО «Валины пельмени». А она, как раз, председатель. А раньше поваром была в ресторане, тоже все понятно. Могла бы, кстати, с квартиркой помочь, легко, но на принцип пошла. И вот возвращаюсь я домой, с зарплатой, как всегда, задержка, чую — будут вопросы, будут! Светке легче — у нее сегодня в институте вечерники — придет, и сразу баиньки, Валентина Сергеевна уже третий сон по второму разу досмотрит. Храпит, кстати, сволочь. И чтоб никакого секса, когда мамочка спит, развратники порнушные. Хотя, секс и так не часто случается — у Светы то голова, то устала, то настроение... Хотя сегодня оно и к лучшему. А что, собственно случилось сегодня, и кто я теперь — еще сам понять не могу. Начиналось, как обычно. После утренней репетиции подошел ко мне новый завхоз — неделю, как работает — и попросил помочь, он со старой квартиры съезжал. Меня все просят помочь, чувствуют, что не откажу, да и внешность располагает, метр девяносто и под 100 кг. Флейту на отбойный молоток поменять — это раз в неделю слышу, как минимум. Занесли мы мебель, расставили, как водится — отметили. Мужик, конечно, бывалый, где его только не носило. И горы, и море, и за границей, и на границе... А главное — с ним поговорить можно, понял сразу, что у меня на душе кошки скребут, и домой не тянет. Бабы, говорит, меня самого достали, приятно в мужской компании посидеть. Потом пригласил душ принять, смыть пот трудовой. Зашел я, под горячий душ встал, голову намылил... Слышу — дверь открывается, а я ее вроде на защелку закрывал, наверное, плохо закрыл. Анатолий Петрович, говорю, я сейчас. Давай, говорит, я сразу после тебя. И раздевается. Я краем глаза смотрю — да, крепкий мужик, жилистый, меньше меня на полголовы, а смотрится куда серьезнее. Татуировками сейчас никого не удивишь, но у него забавные такие... А член (повторяю — смотрел краем глаза!) ну, знаете, это скорее многочлен какой-то, не до колен, конечно, но очень впечатляет, очень. И что интересно — и на члене татуировка. Штрихи какие — то, и надпись на головке. Он мой взгляд поймал, смеется — не понял, говорит? Сейчас покажу. И начинает, извините, себя возбуждать. Дрочить, короче, в детстве так говорили. Ну, в развернутом состоянии это такая оказалась машина... Смотри, говорит, что нам, мужикам, стесняться. Смотрю. Штрихи оказались сантиметровой линейкой, и надпись... «Толянчик — 18, 5 см.». Из-за этой, говорит, картинки, я со своей первой стервой развелся, Толянчика она любила, а надпись, решила, не для нее делалась. И правильно решила. Да и хер с ними, им мужика в гроб загнать — как нам два пальца об асфальт. А у тебя, говорит, поменьше (это он деликатно выразился), так ты не горюй. Не в этом, говорит, счастье, а твое — тем более. Я только потом понял, что он имел в виду. И предложил мне спинку потереть, я, говорит, и массажистом работал, было дело. Честно говоря, я уже забыл, когда был в общественной бане, неловко как — то, но и отказываться неудобно. И вот трет он мне спину, и чувствую я — мой (Колянчик, что ли? Скорее, Коляшечка) начинает подавать признаки жизни. А Анатолий Петрович рассказывает, что делает, каким образом, массирует. Я уже не знаю, куда деваться, тем более, он, чувствую, видит мое возбуждение, но из деликатности не замечает. И вдруг чувствую — его намыленный палец у меня — как бы это сказать? В анусе, пожалуй. Немного, на полсантиметра, но все же, как это?! А Коляшечка уже просто сам не свой, давно с ним такого не было. Хватит, пожалуй, говорю, мойтесь теперь Вы. Постой, Николай, — отвечает, я понимаю, у тебя проблемы, сейчас мы их частично решим, на сегодня, по крайней мере. Ты забудь, пожалуйста, о предрассудках, расслабься, и увидишь — все будет замечательно. Не знаю, что я должен был делать, но сделал, как всегда, что просили — расслабился. Слышать о таком я слышал, но чтобы вот так вот, наяву, со мной — то — есть, меня... А палец все глубже, а вторая рука берет меня за яйца, и тихонько их перебирает, а палец шевелится, потом он его убирает — медленно-медленно, и мне его уже не хватает, но вот он опять прижимается ко мне, все сильнее, да это же не палец — как он это себе представляет? Я же помню эту, извините, елду, она ведь и в стакан не поместится! Это я так головой думаю, а задом прижимаюсь, и стараюсь помочь ему войти. Что — то во мне медленно и больно раскрывается и, наконец, он там. Не знаю, на сколько, кажется, что я заполнен весь. Начинается медленное и нежное движение...

Пожалуй, дальше даже вспоминать не буду, есть вещи, о которых говорить не надо даже с самим собой. Так я и не понял, как он в меня поместился, было даже немного крови, но в результате — то кончил я, да так, как на Светке не кончал, в медовый месяц, меня всего дугой выгибало, хорошо, за смеситель держался, правда, кажется, немного его повредил. Не знаю, как вести себя завтра при встрече с Анатолием Петровичем, думал об этом весь день, на халтуру не пошел, ходил из одного кафе в другое. А ходить, наверное, долго еще будет больновато — но сейчас все это не важно. Важно тихонько открыть дверь и прошмыгнуть в нашу комнату, избежать унизительных разговоров о роли мужчины в доме, о зарплате и о гибнущей судьбине молодой, красивой жены.

Опять, тварь, скребется ключом в скважине, трус проклятый, ну, повезло Светочке, а я ведь предупреждала, так нет же, любовь, нет, чтобы нормально открыть и зайти, домой же идешь, хоть и не к себе, но с такой зарплатой ты еще долго у тещи жить будешь, я сразу все поняла, так разве ей объяснишь? Они же сейчас все умные, а мама прокормит, мама всегда кормила, может купить — таки им квартиру? Ну уж хренушки, кто думает, что Вале деньги с неба сыпятся — пусть сам попробует, заработает, а потом покупает, хоть квартиры, хоть сортиры. Кстати, сортир в новой пельменной нужно сделать платный, нечего мне на шару гадить, не обеднеют. Ну, наконец, вошел. Нет, на вид — мужик, что надо, кровь с молоком, а по сути — натуральный слизняк, я сразу поняла, так свой же ум в чужую голову не вставишь, а теперь что делать, и не знаю, одна доченька, а счастья с таким мудаком ей не видать, это уж точно. Вижу, опять без зарплаты, я это сразу вижу, спросить, чтоб прочувствовал лишний раз, или обождать, пока сам признается? Проклятый радикулит, нет, пусть сначала разотрет ментоловой, хоть какая — то польза с этого недоразумения, силушки — то девать некуда, пусть поработает, не все же в дудку дудеть, давай — давай, и не хрен кривиться, скажи спасибо, что о деньгах не спрашиваю, отрабатывай. Хоть и не умеет, а лапы здоровенные, потрет как следует, глядишь, и полегчает. Вот так, хорошо, а я повернусь, сиську тебе покажу, не всю, но на сосок посмотри, козел, стесняешься? Хоть с этим Светке повезло, на чужих баб у него не встает, на свою хватило бы. Видела я его в ванной, в кухне табуретку к окошку подставляла, чуть не навернулась, и это с моим радикулитом. Как по мне — ничегошеньки особенного, ну, это Светкино дело, как кому повезет, мне, было, повезло, так ненадолго... Теперь пониже три, да, теплые рейтузы, помотайся с мое между точками, а ты их приспусти, буду я тебя стесняться, было бы кого, работай. А ведь, пожалуй, чему — то научился, может, послать на курсы массажистов? Все, какая — никакая копейка в дом, давай, три, вот так... Блин, давно мужика не было, что это со мной, да не ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх