Последний клиент

Страница: 1 из 2

ДЖЕФФ ДЖЕЛБ

Карен Макдоннелл позволяла ему трахать свое тело, сосредоточившись совсем на других проблемах. Мысль о том, он — ее последний клиент, приносила огромное удовлетворение.

Этой ночью она ставит жирную точку.

Она чуть двинула ягодицами, чтобы простыни не так натирали кожу, а он долбил и долбил ее. Она отметила, что последний год прошел не так уж и плохо в сравнением с тем, что она ожидала, когда ее подруга Линн впервые объяснила ей, что такое эскорт-услуги.

 — Понятно, — фыркнула тогда Карен. — Продаваться какому-то говнюку за сотню баксов? Никогда.

Она сидели в кафе быстрого обслуживания торгового центра, соседние столики занимали мамаши с детьми, так что Линн Мамоу предложила ей понизить голос.

 — Между прочим, за две сотни, и в час.

 — Да, но ты сказала, что восемьдесят долларов надо отдавать фирме.

Линн пожала плечами, ее длинные рыжие волосы заплясали вокруг лисьего личика.

 — Конечно, они же оплачивают телефонные счета и объявления. Но сто двадцать долларов — твои, и налоги с них платить не надо. А если обслуживать двух-трех парней за ночь, то за год можно скопить достаточно денег, чтобы оплатить учебу в колледже.

Карен прикусила губу. В восемнадцать лет она убежала из дому, не в силах терпеть грубости отца и безразличия матери. Насколько она знала, в полицию они не обращались, наверное, радуясь, что избавились от нее и теперь можно чаще нюхать кокаин с их богатыми друзьями.

Карен приехала на Западное побережье в надежде, что ее внешние данные позволят ей заработать на жизнь. Несколько раз ей удавалось получить работу: позировала в купальниках для некоторых каталогов модных товаров, но, по прошествии трех месяцев агента у нее по-прежнему не было, а с ним и постоянной работы. Куда бы она не повернулась, везде ее взгляд падал на роскошных женщин Южной Калифорнии. В Буффало она считалась ослепительной красавицей: длинные черные волосы, большая высокая грудь, стройные ноги. В Лос — Анджелесе такие, как она, встречались чаще, чем «БМВ», которые то и дело попадались ей на улице.

Еще несколько недель, и деньги подойдут к концу. А тогда ей не останется ничего другого, как, поджав хвост, возвращаться домой. Вот этого она не пожелала бы и своему злейшему врагу.

Карен вернулась в настоящее, пристально всмотрелась в Линн, с которой познакомилась на концерте «Аэросмит». Подружились они, как только выяснили, что обе приехали из штата Нью-Йорк. А вскоре Линн призналась, что работает девушкой по вызовам в эскорт-службе. И начала уговаривать Карен заняться тем же.

 — Так... что я должна делать? — в десятый раз спросила Карен.

 — Не больше того, что ты захочешь. Обычно они смирные, а тех, что нет, легко вычислить прямо по телефону, остаточно послушать, что они говорят перед встречей. И ты всегда можешь попрощаться с ними у двери.

Линн вгрызлась в гамбургер.

 — От гамбургеров появляются морщины, — поддела ее Карен.

Линн фыркнула.

 — Слушай, клиенты смотрят не на мое лицо. * * *

 — Перевернись, дорогая, — услышала Карен голос клиента. Звали его, если судить по водительскому удостоверению, которое он показал ей по приезде в особняк в Бел-Эйре, Дэн Тирни. Мужчинам, которые называли ложные имена, обычно было что скрывать.

 — Анальным сексом я не занимаюсь. По-собачьи — пожалуйста.

 — Гав-гав, — он улыбнулся, смазывая надетый на пенис презерватив вазелином. Когда она встала на четвереньки, попытался все сделать по-своему.

 — Эй! Я же сказала, никакого анального секса!

Он нервно рассмеялся.

 — Извини, перепутал, — на этот раз член вошел, куда полагается, и он запыхтел, снова и снова вгоняя в нее свой маленький отросток.

Козел, подумала она, имея в виду не только Тирни, но и всех остальных клиентов, которых сосватала ей Ильза Скиннер, хозяйка эскорт-службы. Линн свела их после того, как Карен согласилась попробовать себя в новой профессии. Ильза Скиннер в свое время работала стриптизершей, но и теперь, в пятьдесят с небольшим, зарабатывала на жизнь, торгуя женским телом, только не своим, а юных и привлекательных сотрудниц эскорт-службы «Счастливые времена».

Карен помнила шквал обрушившихся на нее вопросов. Ильза хотела знать все. О семье (она ненавидела родителей и не общалась с ними), о дружках (отсутствовали), даже о друзьях и знакомых (кроме Линн, она ни с кем не общалась). Карен решила, что Ильза хочет обезопасить себя, удостовериться, что Карен не сотрудничает с полицией нравов.

Скиннер тут же наняла ее, и Карен быстро обнаружила, что способна отключать все эмоции, выполняя желания этих одиноких поганцев. Более того, выяснилось, что некоторые не такие уж плохие люди. Просто им не повезло с женами или надоели случайные знакомства: они предпочитали точно знать, что получишь за потраченные денежки.

Карен работала у Скиннер почти год, достаточный срок для того, чтобы накопить необходимую сумму для оплаты курса терапевтического массажа. Хотелось все-таки иметь легальную работу. Конечно, платили бы там не так много, зато не надо волноваться о СПИДе и других венерических заболеваниях.

И ей больше не придется иметь дело со Скиннер: та правила своими девочками железной рукой, обращаясь с ними как со скотиной.

Карен заранее решила, что в этот день она выходит на работу в последней раз. Позвонила Ильзе, чтобы сообщить ей новости. Ильза, похоже, особо и не удивилась.

 — Что ж, девушки приходят и уходят, — она хохотнула. — 

Как твоя подружка Линн. Эта сучка не заплатила мне за прошлую неделю.

Карен вздохнула. Линн, возможно, и задолжала Ильзе деньги, но, что гораздо хуже, уехала, не сказав ей ни слова, предав их дружбу. Поначалу Карен волновалось, а не случилось ли с ней чего, но потом получила открытку от Линн с гавайским почтовым штемпелем. Линн отбыла с постоянным клиентом в кругосветное путешествие на яхте. Откровенно говоря, Карен завидовала удаче подруги.

 — Раз уж мы сегодня расстаемся, хотелось бы дать тебе особенного клиента. Дай подумать, — Ильза помолчала несколько секунд. — Ага, — она рассмеялась. — Есть у меня один. Просто душка. Гарантирую, что жаловаться на него ты не будешь.

Часом позже Карен добралась до дома Тирни по длиннющей частной дороге. Громадный особняк поражал воображение, хотя в Бел-Эйре маленьких домов не строили. Позвонив в дверь, она отругала себя за то, что не назначила более высокую цену: финансовые возможности клиента это позволяли.

Тут она вспомнила, что час подходит к концу. А потому активно задвигалась, ударяя ягодицами по толстому животу. Тирни ответил экстазными стонами. Карен решила, что через минуту он кончит, а через пять она будет свободна, как птица.

Работа еще не преподнесла ей неприятных сюрпризов, и она хотела выйти из игры, пока удаче не отвернулась от нее. Помимо опасности заразиться, ей не хотелось, чтобы у нее вошло в привычку спать с мужчинами только за деньги. Карен еще надеялась найти мужа и создать крепкую семью, хотя она уже начала сомневаться, а есть ли мужчины, хранящие верность женам. В Калифорнии ей такие не встречались, с улыбкой подумала она.

Тирни неправильно истолковал выражение ее лица.

 — Тебе нравится, так? Маленькая сучка... Ох... о, Господи, я кончаю! — он заверещал, как поросенок, крепко закрыл глаза, раззявил рот, язык вывалился наружу. Нелицеприятное зрелище, подумала Карен, взглянув на него.

Когда он откинулся, вытащив свою игрушку, Карен встала, начал собирать одежду.

 — Подожди, — он тяжело дышал, словно пробежал милю. — Дай мне придти в себя.

Карен пожала плечами. Почему нет? Парень-то неплохой. Просто ей хочется забыть об этой работе,...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх