С этого дня

Страница: 1 из 5

В тот день господа уехали в город, в дом дона Авареса Стемтона. Стемтон получил должность главного судьи города и пригласил всех влиятельных лиц отметить это события. А молодой дон Альберто, разгульный молодой человек, не отличающийся ни порядочностью, ни воспитанностью, пользуясь отъездом родителей, сразу же позвал своего знакомого — Лусинаре, выпить пару бутылочек из отцовской коллекции. Лусинаре был старше дона Альберто, он был развязным гулякой, избалованным легкими деньгами, а по характеру — таким же необузданным и непредсказуемым.

 — Альберто, черт тебя подери, я хочу шампанского и сигар. Да пусть эти чертовы нигеры уберут шампанское в ледник. А что это за смазливая девчонка — спросил Лусинаре, показывая на Изауру. Молодая девушка, воспитанница матери Альберто, случайно вышла из своей комнатки и, попавшись на глаза, спешила поскорее исчезнуть. «Какой молодой цветочек», потянулся к ней Лусинаре. Дружище, я хочу, чтобы эта куколка подавала нам шампанское обнаженной. Альберто растерялся, он боялся, что родители все узнают и накажут его. — Не надо, Лусинаре, сказал Альберто, оставь ее, она все разболтает моей мамочке. Лусинаре грубо схватил Изауру и притянул ее к себе. Альберто, что ты болтаешь, как ты распустил своих нигеров. Он задрал Изауре платье и пытался сунуть руку ей в трусики. Если эта сучка что-нибудь расскажет, позови меня, я запорю ее до полусмерти, а потом отвезу в свой собачник и брошу на усладу моим кобелям. Ты знаешь, Альберто, какая обо мне идет слава — я слов на ветер не бросаю. Лусинаре выпустил Изауру, взял бутылку виски и отхлебнул из горлышка. Потом, обернувшись к запуганной Изауре сказал, иди, сними все с себя и приведи себя в порядок. Сегодня я покажу, как надо обращаться с черными непослушными рабынями. Мы сегодня отлично повеселимся, Альберто.

Изаура в ужасе поняла, что единственный шанс спасти свою честь — это скрыться. Тихо пробравшись к черному выходу, девушка распахнула дверь, ведущую в сад, прокралась, прячась за деревья и что есть сил побежала к лесу. Она бежала уже третий час, растрепав и разорвав об ветки кустарника свое платье. Иногда она слышала звук машины. Рассвирепевший от непокорности и возникшего желания подчинить, сломить девушку, Лусинаре заставил пьяного Альберто догонять беглянку.

Машину пришлось оставить, так как мостик был слишком шатким. Изаура бросилась в чащу, и преследователи устремились за ней. Измотанная Изаура быстро остановилось. Сердце ее бешено колотилось от усталости и испуга. Лусинаре настиг ее и повалил своим весом. Он привстал, а Изаура осталась лежать на земле, белая от страха. Наломай прутьев, Альберто, я привяжу ее к поваленному дереву. Лусинаре сорвал с Изауры одежду и потащил к упавшему стволу. Сначала я поучу тебя хорошим манерам, а потом мы продолжим развлечение. Да, Альберто? Ведь ты теперь мой сообщник, друг. Помоги мне привязать ее, да сорви с нее платье, дай рабыне понять, что ты ее Господин. Обнаженная и униженная Изаура лежала животом на шершавом стволе, кора больно впилась в кожу. Ее руки и ноги, обхватившие дерево, были крепко связаны снизу веревками, принесенными Альберто из машины. Лусинаре размахнулся и сильно ударил свежими розгами по нежному девичьему заду. Изаура завопила от вспыхнувшей боли. Лусинаре бил ее еще и еще, пока Изаура не начала громко рыдать и молить о помощи. Запорю, стиснув зубы произнес Лусинаре. Изаура, чередуя мольбы и стоны начала упрашивать пощадить ее. Я сделаю все, все и никто не узнает от меня, что сегодня произошло в этом лесу.

Я рабыня, была ей и буду всегда. Я всегда буду выполнять все желания молодых господ.

Устав пороть, Лусинаре отбросил прутья, развязал Изауру и сказал. Ползи к нам и постарайся ублажить свои хозяев так, чтобы мы смилостивились к тебе. Изаура подползла, и начала целовать сапоги Альберто и Лусинаре. Она забыла свою прежнюю гордость и со старанием выполняла все, о чем ее просили молодые развратники, получавшие удовольствие от извращенного секса и наслаждавшиеся вечной беспомощностью девушки. Допив все спиртное, Лусинаре с Альберто усевшись в машину, поехали в усадьбу. Измученная, изнасилованная Изаура бежала следом, руки ее были привязаны автомобильным тросом к заднему борту автомобиля.

Для Изауры жизнь в господском доме совершенно изменилась. Альберто показал себя жестоким, властным и неуправляемым человеком. Свои прихоти он ставил превыше всего, не считаясь даже с родительским мнением. Госпожа Фернанда, мать Альберто, часто жаловалась на него Изауре. Но что могла сделать Изаура? Для нее самой наступили черные дни. Вернее ночи. Днем Альберто уезжал в город, гулял там по кабакам, проматывал деньги в кампании таких же молодых оболтусов, а поздно ночью приходил домой сильно пьяным и вызывал к себе в комнату Изауру. Для него она существовала только, как средство освободить свою похоть. Порою, он унижал Изауру в отместку к девицам, отказавшим ему в близости, или срывая свою злость, в ответ на полупьяные шуточки своих товарищей-собутыльников, чувствующих, что на самом деле, Альберто ничего из себя не представляет. Обычно Альберто грубо лапал Изауру, заставлял ее раздеваться. После этого он падал в постель, и Изаура должна была разувать его, раздевать, приносить в тазике теплую воду и обмывать половые органы Альберто. После этих «церемоний», Изаура брала член усыпающего Альберто в рот и согревала и облизывала головку языком, слегка массируя яички ладонями. Когда Альберто усыпал, Изаура уходила.

Но иногда Альберто долго не мог уснуть, тогда он заставлял Изауру читать ему на ночь журналы, стоя на коленях перед кроватью, или принимать разные бесстыдные позы, и находиться в них, раздражая руками клитор и раздвигая половые губы, чтобы Альберто было удобнее «изучать анатомию Изауры». Иногда Альберто приходил домой в ярости, тогда он просто избивал Изауру, или ремнем, или плеткой для рабов, а затем заковывал ее в колодки и держал так до утра. Он мог вылить горячий кофе ей на ноги, мог больно схватить за соски, заставить сесть на бутылку из-под шампанского. Мог прицепить металлические прищепки на ее половые губы и пристегнуть их к ошейнику любимой болонки матери. Пару раз Альберто приводил домой полупьяных девок с улицы и заставлял Изауру возбуждать их по-лесбийски. Однажды Альберто привезли домой пьяные дружки. В ту ночь Альберто отказался подмываться и заставил Изауру вылизывать и массировать ему анус. По запаху девушка догадалась, что Альберто вступил этим вечером в связь с мужчиной.

Утором Изауре надо было проснуться раньше всех в доме, одеться самой, убраться, а потом помочь одеться госпоже. К приходу кухарки, Изаура должна была вскипятить воду в кастрюлях. После завтрака госпожа отводила время Изауре для самостоятельных занятий по языкам, искусству, но только в эти минуты девушка, оказавшись одна в своей комнате, могла хоть чуть-чуть выспаться. Усталость и неопределенность — что будет этой ночью, придет ли Альберто домой, оставят ли ее в покое, или будут бить, заставят унижаться, а может просто придется выслушивать до зари пьяные самовлюбленные речи Альберто — все эти ожидания выбивали Изауру из ритма жизни воспитанной, образованной, молодой девушки. Она стала задумчива, учеба, конечно, не давалась ей так легко и с таким интересом, как раньше. Кухарка, гувернантки, хозяйственницы — все старались хоть как-то облегчить Изауре жизнь, не подавая вида, что они знают о происходящем по ночам в комнате Альберто.

Прислуга знала, в чем дело, все жалели Изауру, но боялись рассказать про поведение Альберто — все боялись мести непредсказуемого самодура, пропивающего последний разум, на папашины денежки. Да и кто поверит темнокожим женщинам, рабыням. Ведь семья Буаресов вырастила прекрасного ребенка, немного ошибающегося, но, в конце концов, обязательно он обязательно возьмется за ум и станет примерным семьянином, уважаемым политиком и оратором, и мудрым доном. А уж, каким чутким и экономным плантатором станет Альберто — ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх