Противники

Страница: 2 из 5

И вообще, я не за фигурой слежу, а за фигурами.

 — И когда ж ты будешь играть против Каспарова вместо этого кастрата Карпова, а? Не доживу я, наверно...

 — Не знаю, что ты пьешь от головы, но тебе это явно не помогает. Не ссы, тебе еще моих внуков нянчить придется, — я захлопнул входную дверь.

 — Тебе только коней своих со слонами рожать, — услышал я у лифта прокуренный голос.

Х-ха, «рожать». Во выдала старая! Прекрасно ведь знает, что у меня никого нет. Однажды, год назад, я привел домой девчонку из клуба. Якобы французскую защиту вместе разучивать. Это она такой предлог нашла. Я догадывался, что за французские страсти от меня требуются, но я не знал, что не буду к этому готов. Она взяла на себя всю инициативу, у меня там было все в порядке, но... в самый под... входящий момент в башке вспыхнул... вариант отравленной пешки. Есть такая фенечка во французской защите. Мой боец вмиг оказался в патовом состоянии, и девочка удалилась, обдаренная обломом и с отравленным самолюбием.

Я не хотел знать, что такое секс. Мастер мне как-то сказал в приватной беседе, что десятки гениальных самородков-акселератов кончили с шахматами, потому что начали кончать в кого-то. Прочитав в Библии о жестокой судьбе Онана, я дал себе зарок не заниматься даже этим. И не хочется ни капельки! Отсюда регулярные поллюции и столь же регулярное ворчание бабки: «Опять дрочил? Сам стирать будешь, у меня руки болят». «Бабк, это поллюции», — виновато отвечал я. «Попизди у меня», — бабка протягивала руку и огонораривалась за стирку блестящей денежкой.

Я никогда не стирал. Всё она. Но за деньги. Так повелось с шестого класса, когда я начал прилично для столь юного возраста зарабатывать. Ходил в парк играть блиц с большими дяденьками. У меня тогда первый разряд был. Плюс по-детски быстрая реакция. Это и приносило в конечном итоге комфорт в виде свежеговыстиранного нижнего и наножного белья. Двумя годами позже, когда я был камээсом, обобранные до последнего рубля дяденьки изгнали меня от греха подальше. В прошлом году я заглянул в парк снова. Вырос, не признали сразу. В кармане была мелочь и десять долларов. Я предложил пышноусому седовласому деду, которого я помнил с детства под именем Стас, сыграть на мелочь. Поддался, старик сгреб в горсть мое богатство и спросил, хочу ли я еще. Я ответил утвердительно. И добавил, что могу поставить десять долларов на свою победу, причем, не глядя на доску, вслепую. Стас поставил по такому случаю в пять раз больше. Пятьдесят баксов перекочевали в мой карман ходов после двадцати. И в этот раз я долго в парке не продержался. Немного поторчал в ожидании новичков, но солидарное старичьё меня моментом разоблачало. Позарившуюся было на зелень бабку пришлось учтиво обломить.

Иду за свой стол. Немцов уже на месте. Нетерпеливо стучит пальцами по столу. Сажусь: «Привет». «Привет». Судья вскрывает конверт с моим записанным ходом и воспроизводит его на доске. Немцов, немного подумав, протягивает руку и дырявит меня карими очами: «Поздравляю с победой». «Спасибо». Он задерживает мою руку на некоторое время, заставляя бросить на него вопросительный взгляд. «Не за что, кушайте на здоровье». Во нахал, а! Быстро ставлю автограф на его хрюкописях, протягиваю свой листок, бережно кладу его в карман: «До свидания, Миша Нимцович. Учите «Рубика», говорят, полезная вещь». «Да пошел ты!» — летит мне в спину.

Вот почему в шахматах, в отличие от других видов спорта, соперник противником называется. Ну как такого можно соперником назвать? Не надрывайся, болонка крашенная, не видать тебе мастера спорта. Вот еще и Тропарёв наш тебя сделает... А кстати, как он там?

Тропарёв появился в нашем клубе на неделю позже меня и сразу сделался главным моим противником. Когда на турнир нужно было послать одного от клуба, Мастер устраивал между нами настоящее побоище — десять партий с укороченным лимитом времени. Почти всегда единственную путевку выигрывал я. Но это не помешало Тропарёву в прошлом году стать разом со мной мастером спорта, а еще чуть раньше и моим другом. Мы вместе прикалывались над второразрядниками, вместе дрючили нашего Мастера... да всё вместе. Я и секретом о существовании в парке денежных стариков на уровне третьего разряда с ним поделился. И даже процентов не затребовал.

Тропарёв — боец. Но нудный, зараза — иногда может перетянуть на свою сторону стопроцентно ничейную партию. Сидит, нудит, вымучивает, а ты зевай себе во весь рот и рожу его рассматривай. Двадцать лет почти, а еще не бреется. Кожа нежная, щеки вечно розовые. Глаза веселые, живые и зеленые. Ровнехонько два метра ростом (Тропарёв — не глаза), еще худее, чем я. Такая вот вся сухая, но шибко умная жердь.

Сейчас эта жердь зависла в позе Мыслителя над доской, размышляя над безнадежно ничейным ладейным эндшпилем. Его ничья делала меня единоличным лидером турнира. Два первых места едут на межзональный турнир в Варшаве. Я не сомневаюсь, что мы поедем вместе. Первый раз в загранку!

Вопреки турнирной логике, мне хочется, чтобы он вырвал очко у очкастого хлюпика, сидящего в оппозиции с гордым видом пешки, чудом проведенной в ферзи. Командная солидарность, наверное... Честное слово, мне все равно, кто из нас выиграет турнир, главное, чтобы второй занял второе место. Особо сильных соперников не видать. Немцов, разве что. Если Тропарёв сделает его в следующем туре, а он обязательно его сделает, всё встанет на свои места.

Оглядываюсь вокруг. Народ углублен в думы о судьбе остатков своих войск. На одно лицо все: очки, прыщаво-ботанический видок и печать задроченности на лицах. Юные паганели. По сачку в руки — и за мухой цеце в страну Намибию!

Ну а я, понятно, вне конкуренции. Когда кто-нибудь из новых знакомых узнаёт, что я мастер спорта, у них рождаются варианты от бокса до плавания. На мое чистосердечное признание отвечают смехом. Ну и пусть, мне это нравится.

Тропарёв между тем подписывает очкарику пол-очка. Чтобы носить очки, мало быть умным, нужно еще и плохо видеть. Очкарик свою ничью узрел, разменяв последние ладьи.

Назавтра Тропарёв зевает от Немцова «линейный мат». Немцов — мастер. Спорта. Подхожу, поздравляю. Тонет в компании одноклубников и даже не благодарит. Возвращаюсь к своей доске и дожимаю своего паганеля в эндшпиле с разнопольными слонами. Турнир мой! ===Нахожу забившегося в угол Тропарёва:

 — Олег, не дрейфь, сдам тебе партию послезавтра, и ты второй. Ты ж вроде обходишь Нимцовича по доппоказателям в случае равенства очков?

 — Сдавать партии нечестно. Блядь, я «линейку» с десяти лет не получал!

 — Олег, но ведь мы же друзья?

 — Мы противники, Мить, мы навсегда противники... У нас с тобой еще столько всего впереди, а ты «сдам»! Я не привык быть должником.

 — Тут даже и не в дружбе дело. Ты что, не хочешь, чтобы клуб два первых места взял? И в Варшаву не хочешь?

 — Хочу, но не таким способом.

 — Тогда выиграй, возьми и выиграй у меня. Давай, Атаку Торре, она у тебя мощная?

Подходит Мастер:

 — Да, Митяй, надо бы слить вот этому (кивает на красного, как пожарная каланча, Тропарёва) партейку, только невзначай. Зевни пешкаря или качество за атаку пожертвуй, а там он тебя и додавит.

 — Да о чем речь, Мастер? Я-то готов, да вот Тропарёв не хочет.

 — Ну пусть так выиграет, умник. Мастеру спорта, как щенку безразрядному, закатывают «линейку», он даже сдаться не успевает, а теперь мне тут гонор свой показывает! Торре будете играть, Тропарёв, понял меня?

Тропарёв понял. Мы преклонялись перед нашим Мастером. Никогда не называли его по имени-отчеству. Всегда Мастером. Он не только сделал нас первоклассными шахматистами, он привил нам сладостный, ни с чем не сравнимый мандраж по этой игре. Ни я, ни Тропарёв не можем и дня прожить ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх