Космический фаллос

Страница: 2 из 2

слезами дорожкам. Соленые от слез губы коснулись его губ. Они сами приоткрылись для поцелуя...

Я не хотел видеть себя со стороны, мне было бы противно. Я оправдывал себя тем, что целовал его вовсе не потому, что был возбужден и хотел трахнуться. Разумеется, это было бы неплохо, но в данный момент поцелуи были своего рода пидовским проявлением сострадания. Ясно было, что помочь ему я не мог. Ясно было, что его будущее не будет безоблачным. Это было ясно и мне, и ему. Он знал это лучше меня, потому что это было его будущее. В то время, когда я переступлю порог сытой и спокойной жизни в центре Европы, он переступит порог следственного изолятора или своей казармы. Его язык неумело скользит во мне. Это язык человека, который в ближайшее время не познает, что такое человеческое тепло. Он горяч, этот язык. Пока он во мне, Кольке ничего не грозит. Колька знает это и постепенно успокаивается. Становится мягким, нежным и совершенно свободным. Я медленно раздеваю его, а он продолжает танец языка во мне. Его тело пахнет терпким потом. Я облизываю его грудь, я уже привык к соленому привкусу. Он сопровождает меня, пока я пробираюсь вниз. И усиливается, когда я добираюсь до фаллоса. Тот возбужденно бьется о подбородок. Его фаллос еще больше похож на тот, космический, который уже почти добрался до заветной земной простаты. Я сползаю на пол и пытаюсь поймать ритм поезда. Колька гладит мою голову и что-то бормочет. Толстый, но не очень длинный член, до корня спрятанный во мне, изливается порцией сладкого. Руки отстраняют меня. Я лижу их по всей длине. Островатые плечи тоже с соленым привкусом. Опять горячие губы... И его язык... Я пытаюсь отстраниться, дабы дать ему передохнуть, но Колька непреклонен. Руки бережно опускают меня на кровать и начинают расстегивать мою рубашку. Потом гладят плечи, соски и пробуют меня там, ниже. После изнурительной работы на предыдущем перегоне член мой вяло откликается на прикосновение похожих на наждачку рук. На смену им неожиданно приходят губы. Они делают это неумело. И я не хочу этого. И снова его язык во мне. Колька лежит сверху, обхватив руками мою голову, гладит волосы и целует. А потом просто смотрит в мои глаза. Мы долго валяемся в этой неизменной позе. Потом, наконец, встаем. Закуриваем. Молча смотрим, как космический фаллос достигает своей цели и прячет головку за линией горизонта. И машет нам на прощание своем кометным хвостом.

 — Дим, я никогда не забуду эту ночь... , — вдруг медленно и без акцента говорит он.

 — Это из-за кометы?

Он обижается, он по-настоящему обижается. Я пытаюсь вымолить прощение поцелуем. Сигарета тлеет в руке, и поцелуй прерывается только тогда, когда она обжигает пальцы. Я снова сосу у него. Он постанывает, опять что-то бормочет и продолжает гладить мои волосы. Я не хочу, чтобы он кончал. Мне страшно, что когда он кончит, кончится и эта ночь. Она и вправду кончается, но в прямом смысле. Поезд донельзя удачно поворачивает, и нам на несколько минут открывается восход солнца. Я держу Кольку за руку, когда мы молча любуемся поэзией восхода. Приближается воспетая в анекдотах Жмеринка. Полчаса тишины, нарушаемой говорливыми бабками на перроне. Мы целуемся. Вопреки их призывам покупать вареники...

Колеса снова отсчитывают время. Странно, Львов будет только в четыре дня, а мне уже сейчас страшно. Через каких-то десять часов он выпрыгнет на львовский перрон, и темный и бесконечный, как большая жопа, тоннель поглотит его. И я его больше никогда не увижу. Поезд тронется, и с каждой минутой я буду удаляться от него. Извечный вопрос, почему судьба так несправедлива к тем, кто этого не заслуживает, сверлит мою голову чувствительнее, чем Колькин язык. И после всего этого я, я сетую на свою жизнь?! Жизнь продолжается, но я буду помнить тебя всегда, Колька! Я хотел бы увезти тебя с собой, но... Но я увожу тебя с собой в сердце, в мозгах. И... там.

Да, ты трахнул меня. Я сам попросил тебя об этом. И не потому, что хотелось. Просто надо было запомнить, какой ты, когда ты там... Ты долго барахтался своим елдаком во мне, как комета в безмерном космосе. Ты хотел доставить мне как можно больше кайфа, вытворяя совсем не натуральские штучки. Я даже кончил. А ты спустил в меня на подъезде к Хмельницкому. И рухнул на кровать, заснув на полуслове...

Мне вовсе не интересно, почему ты так легко раскрутился на поебушки. Меня больше занимает, почему я так сильно привязался к тебе за каких-то несколько часов. Я смотрю на тебя, улыбающегося во сне, и боюсь признаться себе в том, что моя привязанность к тебе возникла из чувства сострадания. Не расскажи ты свою историю, мы бы просто трепались за жизнь, я пошел бы по стандарту и, достав откуда-нибудь бутылку, споил бы тебя и трахнул. Впендюрил бы на всю катушку, слил, вытащил, подмылся из завалился спать на верхнюю полку. А потом спровадил бы тебя во Львове и поставил в мозгах и жопе очередную галочку. Если бы ты не был таким естественным... Я бы слизывал с тебя соленый солдатский пот, я бы глотал твою сладкую сперму, вовсе не зная, как горьки твои слезы. Я бы, как хвостатая дура комета, смотрел на все свысока, осознавая себя хозяином положения и представляя, что за кусок ветчины и стакан водки могу до самого Львова трахать твое потное и грязное тело. И вовсе бы не думал о том, сколько дерьма сидит во мне. А так... ты был прост. И я благодарен тебе, что ты не стал скрывать от меня то, чего я бы первому попавшемуся пидарасу не рассказывал. И именно поэтому я не хотел идти за бухлом. И именно поэтому я привязался к тебе. И вовсе не из-за сострадания.

В первый раз за многие годы я не обратил внимания на красивые львовские пригороды. Колька проснулся. Зевал и потягивался. Он отказался от обеда, сказав, что пообедает дома. С грустью как-то сказал. И с надеждой. Конечно, Коль, разве сравнится что-нибудь с домашним обедом?!

Наш поцелуй прерывает скрип тормозов, но резкий толчок поезда вновь соединяет нас в объятиях. Мы будем долго стоять на перроне вплоть до того момента, когда тронется поезд. Украинско-словацкая граница разделит нас навсегда. И только космический фаллос будет знать, что с тобой. И он впрыснет информацию об этом в необъятное межпланетное пространство... (с) 1997

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх