Прослушивание

Страница: 1 из 2

Дверь осторожно приоткрылась.

 — Можно?

Вадик нехотя прикрыл бумагами раскрытый посредине «Плейбой» и поднял взгляд. У двери жались два совсем ещё юных создания. Прелестная брюнетка с огромными карими глазищами и стрижкой а-ля Мирей Матье и пикантная голубоглазая блондиночка, прямо-таки излучающая детскую чистоту и невинность. У обоих были совсем не плохие формы и ножки от ушей. Лакомый кусочек, ничуть не хуже девиц Хефнера.

 — Нам нужно товарища Надворного.

При слове «товарищ» Вадик хмыкнул, но затем всё же разродился вежливо-скучающим «Я вас слушаю».

 — Это вы? — уточнила брюнетка.

 — Я, — ободряюще кивнул головой Вадик.

 — Нам сказали, что вам во второй состав требуются скрипачка с пианисткой.

 — Допустим, — Вадику эта игра начинала нравиться.

 — Вот мы и пришли, — с обезоруживающей простотой заключила брюнетка.

Порывшись с умным видом в лежавших перед ним бумагах (не видите что ли, насколько я занят), Вадик сделал паузу и с нарочитым безразличием выдавил из себя гениальную в своей простоте и ёмкости фразу:

 — Вообще-то с одетыми девушками я не разговариваю.

На какое-то время в кабинете повисла напряжённая тишина.

 — В смысле? — наконец откликнулась боязливым вопросом брюнетка.

Не удостоив её ответом, Вадик снова погрузился в бумаги.

 — Вы что, хотите, чтобы мы разделись? — после некоторой паузы; сглотнув, подала голос брюнетка. Она была явно побойчее подруги.

 — Я ничего не хочу. И на место в оркестре я тоже не претендую, — изрёк Вадик вторую гениальную фразу, с видимой неохотой отрываясь от бумаг.

Девушки переглянулись. Руки брюнетки неуверенно комкали подол мини-юбки. Помимо юбки, на ней была полупрозрачная блузка, сквозь которую проглядывали кружева лифчика, и туфельки на высоких каблучках-шпильках. Стройные длинные ноги были затянуты в чёрные узорчатые колготы. Блондиночка была одета скромнее: те же туфельки на шпильках дополнялись у неё джинсами-варёнкой и самой обычной блузкой. Последняя, однако, вздымалась такими соблазнительными округлостями, что выглядела ничуть не менее привлекательно, чем полупрозрачная блузка брюнетки.

 — Я вас не задерживаю, — пробурчал Вадик, зарываясь в бумаги с головой.

 — Это так неожиданно: — робко заикнулась брюнетка. — Может вы нас сначала послушаете?...

Но Вадик был сама непреклонность:

 — Извините, я занят. До свидания.

 — Да нет, подождите, вы нас не так поняли, — наконец-то решившись, брюнетка стала поспешно расстёгивать молнию на юбке: Блондиночка покраснела до корней волос, но, чуть помешкав, всё ж таки последовала её примеру: Через минуту обе девушки стояли перед Вадиком совершенно обнажённые.

Он с наслаждением изучал их красивые молодые тела. Природа наделила обеих весьма соблазнительными фигурками и очень даже не плохими сиськами. У блондиночки они заканчивались небольшими розовыми сосочками и в целом выглядели более привлекательно и упруго. Сиськи брюнетки были зато крупнее и поражали огромными бордового цвета ареолами. Такое вымя было просто создано для того, чтобы кто-то сжимал его в горсти.

О том, что блондиночка была вполне натуральной, безо всяких там ухищрений, свидетельствовала, помимо сосков, и нежного цвета растительность лобка. Волос в этом месте у неё почти не было — только пушок, светлый и лёгкий. Узкая светлая полоска прочерчивала низ живота и уходила вглубь меж двух прелестного вида ножек. Легко различима была и узенькая щель этого чудесного создания. Что до лобка брюнетки, то он оказался чисто выбрит, словно она специально готовилась к этому свиданию. Довольно солидных размеров клитор выпирал меж голых губ её пизды.

Пауза затягивалась. И без того пунцовая как рак блондиночка краснела всё больше и больше, наливаясь красным цветом такой насыщенности и густоты, что это становилось уже просто немыслимым. Краснота при этом распространялась не только на лицо, но и на уши, шею, грудь. Вадик вытащил специально приготовленный для подобных случаев фотоаппарат и быстро, прежде чем девушки успели опомниться, сделал несколько снимков: Убрав фотоаппарат обратно в ящик стола, он кашлянул и сделал приглашающий жест рукой. Жест был изящный и изысканный. Вадик ежедневно тренировал его перед зеркалом, доводя до совершенства.

 — Ну что ж, покажите теперь на что вы способны. Фортепиано перед вами. Скрипку я сейчас достану.

Подойдя к шкафу, он снял с него пыльный, забытый Богом скрипичный футляр.

Водрузив футляр на стол, Вадик бережно протёр его влажной тряпочкой и только после этого неторопливо извлёк инструмент.

 — Можно нам одеться? — умоляюще пролепетала блондиночка, комкая в руках трусики.

 — Нет, нет, зачем же, — мягко, словно успокаивая неразумного ребёнка, отозвался Вадик. Нарочито медленно приблизившись, он разжал судорожную хватку девушки и, забрав у неё трусики, кинул их на диван: — Пусть пока полежат там. А вот туфельки можете одеть. Я вовсе не хочу, чтобы вы обе простудились: — И уже другим, более жёстким тоном закончил: — Разбирайте инструменты и вперёд.

Блондиночка оказалась скрипачкой, брюнетка — пианисткой. Играли обе не так чтобы очень, но, с другой стороны, всё ж таки вполне прилично. Блондиночка жутко переживала из-за своей наготы, нервничала и иной раз сбивалась в самых безобидных местах: Брюнетка же приняла предложенные правила игры довольно легко и нагота ей, похоже, не особо мешала. Вадик с удовольствием смотрел на возвышавшуюся над табуретом молочно-белую жопку; наблюдал как она играет и переливается ямочками в такт движениям стройных ножек, нажимающих на педали фортепиано.

Не стерпев, Вадик коснулся этой пухлой жопки, осторожно погладил её. Потом его руки, зайдя сзади, потрепали, оценивая, сиськи девушки и, наконец, облапив по пути бёдра и живот, забрались ей между ног. При первом прикосновении брюнетка вздрогнула, дёрнулась, но тут же вновь взяла себя в руки и принялась играть как ни в чём не бывало.

Блондиночка наблюдала за ними в полном смятении, то и дело пряча глаза, но затем вновь всякий раз непроизвольно поднимая их. Когда Вадик попробовал было её приобнять, блондиночка дёрнулась так, что чуть не сковырнулась со своих каблучков. Опустив смычок, она прошептала со слезами на глазах:

 — Я так не могу: Вадик решил до поры до времени оставить её в покое: Вдруг дверь в кабинет без стука отворилась и в проёме возник толстый маленький человечек. При виде его брюнетка ойкнула и скрючилась на табурете в немыслимой акробатической попытке то ли спрятаться, то ли прикрыться. Блондиночка же и вовсе, окаменев в шоке, выронила из рук скрипку и застыла так словно статуя.

Испугался, похоже, и сам вошедший. Он ошарашенно попятился и, пробормотав что-то типа «Я зайду позже», попытался было ретироваться за дверь. Вадик его остановил.

 — Ну что вы в самом деле, Александр Борисович, как маленький. Это всего лишь две начинающие шлюшки, жаждущие получить место в оркестре. Они не кусаются.

Заходите, заходите: Пока Александр Борисович бочком протискивался обратно в комнату, Вадик обратился к девушкам:

 — Ну, ну, сколько можно кривляться. Продолжайте играть: Брюнетка неуверенно выпрямились. Блондиночка тоже начала подавать признаки жизни, но полыхала при этом так, что казалось ещё немного и она уже просто задымится. Снова зазвучала прерванная было мелодия. Александр Борисович приблизился и, испуганно озираясь, протянул Вадику бумаги на подпись. Тот озорно глянул ему в глаза.

 — Ну как вам девочки, Александр Борисович? Не хотите побаловаться?

Александр Борисович отшатнулся прочь словно ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх