Вызов в школу

Страница: 1 из 2

Александр стоял в коридоре школы и молча злился. На работе назрел давнишний конфликт с шефом и он рисковал потерять работу. Да тут некстати еще это вызов к классной руководительнице сына, на воспитание которого он уже давно махнул рукой. Вот уже битых полчаса он разглядывает произведения малолетних извращенцев на доске подоконника. Надо сказать, что в наше крайнее время, познания у детишек в области секса весьма продвинулись. Существовавшие в далеком прошлом надписи «Оля+Вася=...» давно ушли в небытие и, в общем, об этом жалеть не стоило. Его немного удивили интимные подробности, которые сообщались, но, наверное, прелести детства быстро меняются на совсем другие ценности.

За дверями слышался неразборчивый шелест голосов — с такими же бедолагами как он велось обсуждение их малолетних чад. Слышался железный метал учительского голоса и бормотанье родителей. «Мученики, они такие же страдальцы как и я», но никого особо жалеть он сегодня не собирался. Посмотрев на часы он тихо пробормотал себе под нос, «Никакое поведение ребенка не является оправданием для того, чтобы тащить меня сюда в девятом часу вечера». Сдобрив это порцией тихого мата Александр зашагал взад-вперед вдоль коридора. Он только собрался взорваться в гневе и ворваться в кабинет, когда, наконец, дверь классной комнаты открылась и исторгнула из-за себя распаренного папашу и тихую мамашу. Судя по их виду, трепку они получили изрядную. «Теперь моя очередь, что бы меня отодрали...», хмыкнув, Александр решительно вошел.

 — Пожалуйста, проходите и присаживайтесь.

Голос Нины Петровны, классной руководительницы сына, был зловеще елейный. Пока она разбиралась с какими-то бумагами на своем столе и делала пометки, он сел за парту перед ней и стал внимательно ее рассматривать. На вид ей было лет сорок пять, полная брюнетка, но фигуру зрелой женщины слегка портил старомодный костюмом с отворотами. Большая грудь была затянута белой блузкой. «Как сынок говорил, дойки у нее ничего, старая перечница неплохо сохранилась», он криво усмехнулся своим мыслям, «При возможности, я бы трахнул ее без проблем». Наконец, она подняла голову и посмотрела на него. Взгляд учительницы был суровый и уничижающий, но Александр спокойно его выдержал. Раздражением, кипевшем в нем, можно было растопить глыбу льда.

 — Меня зовут Нина Петровна, я классный руководитель Меркурьева Васи, а вы, наверное, его отец?

«Кто, б... дь, выглядит более похожим на меня чем мой сын?!» он молча удивился, но вежливо ответил:

 — Да, э-э-э, я отец Василия, но я не смогу надолго задерживаться с вами. Мы можем закончить разговор пораньше? Я работаю с вечера и мне скоро нужно там быть.

Она сверкнула быстрым взглядом на Александра и зло проговорила:

 — Я не думаю, что нужно спешить, тогда, когда речь идет о вашем ребенке. У вашего сына имеется много проблем с учебой и даже хуже, он стал очень развязным по поведению в классе! Его выходки иногда просто возмутительны. На педсовете встал вопрос об исключении его из школы, а вы решили мимоходом все решить!

 — Я вырастил Васю хорошим парнем и считаю, что если он подвижен и развит, то это не основание для обвинений. Тем более, я слышал от него, что вы устроили настоящую тиранию в классе и не даете мальчикам проходу. Все ваши действия направлены на подавление их личности!!

Нина Петровна моментально взвилась и язвительно ответила хорошо поставленным учительским голосом:

 — Я теперь вижу, откуда хамские, мерзкие замашки в Василии! Уж вы то точно сформируете из него полноценную личность!

Тут Александра пробрало окончательно, вся накопившаяся злоба выплеснулась как извержение вулкана, и он уже был вне себя от ярости:

 — Вы — просто мерзкая старая сука, которая не может справиться с одним парнем и хочет все свои грехи свалить на меня! Тебе вообще не место в школе, идиотка!!!

Его несло, все неудачи и проколы как будто бы сконцентрировались в этой женщине. Странное чувство — раздражение перемешивалось с возбуждением. Он почувствовал, как в его штанах начало расти напряжение.

Глаза учительницы широко распахнулись, лицо на глазах побагровело и с яростью в голосе она произнесла:

 — За все свои годы преподавания со мной никогда не говорили с такой грубостью. Немедленно покиньте класс!

Александр встал и навис над ней:

 — Вася был прав, ты просто старая ведьма, которую давно уже никто не трахал! И в свое время не еб... и как следует.

Она ошеломленно слушала и только открывала беззвучно рот, глядя на небритого здоровяка размахивающего руками над ее головой. Наконец, она выдавила из себя что-то невнятное. Но Александра уже нельзя было остановить, раз он начал, то решил добивать ее:

 — Что, я прав?! У тебя же никогда не было настоящего секса?! Ты давно в глаза х. й видела?! Отвечай!!

 — Почему вы решили, что у меня никогда...

 — Я тебя спрашиваю?! Давно ты живой х. й видела?!Она побледнела и отвернула глаза в сторону. Но он решительно взял ее за подбородок и повернул к себе:

 — Я так и думал... Ну, смотри, старая лоханка, наверное, это твой первый и последний член в жизни.

Александр громко рассмеялся и расстегнул ширинку. Его «дружок» давно уже рвался на волю и тут же ловко подскочил вверх. Она сконфузилась полностью и некоторое время зачарованно смотрела на его 20 сантиметровый член нагло торчащий из штанов, но тут ее самообладание взяло вверх и она подскочила из-за стола:

 — Если вы немедленно не уйдете, то я вызову милицию! Вас арестуют! Вы неотесанный грубиян и пошляк!

Александр пристально посмотрел на нее несколько мгновений и громко захохотал. Он слегка качнул бедрами и его ствол закачался с ним в такт. Он весело произнес:

 — С чего ты решила, что я должен уйти? Я видел, как ты смотрела на мой член только что. Если бы тебе не было интересно, ты убежала бы сразу сама!

 — Вы сумасшедший! Я просто не могла...

 — Уверен, все ты можешь. Каждая женщина, с которой у меня были отношения, любила отсасывать мой член. Почему бы тебе не попробовать?

Она была в полной растерянности и опершись на стол смотрела на глаза Александра, боясь взглянуть ниже.

 — Вы не можете...

 — Если по хорошему не получается, придется грубо!

Александр решительно обогнул стол и схватил Нину Петровну за волосы. Она взвизгнула и пыталась отбиваться, но сильная рука рывком поставила ее на колени. Голова женщины оказалась на уровне болтающегося члена Александра. Он притянул ее поближе и проговорил уже другим тоном:

 — Что, девочка, мы почти уже там, давай потихоньку, лапочка.

Запах мочи и пота был так резок, что первой ее реакцией было стошнить, но давление не ее губы было таким настойчивым, что она приоткрыла рот, и сантиметр за сантиметром член вошел в ее рот... Александр зажмурился от удовольствия.

 — Что, девочка, получила свое? Давай.

Нина Петровна чувствовала, как весь ее рот, а затем и глотка заполняются живым теплым телом. В душе ее всегда жила фантазия об этом моменте, но в ее мечтах это был красивый молодой человек, любящий ее в первую брачную ночь. Тайной мечте суждено было сбыться, но не совсем так, как она это себе представляла.

Она давно не видела вблизи мужской член и его величина в эрекции ее поразила. Нина Петровна хорошо разбиралась в литературе и плохо в мужской анатомии. Руки, державшие ее за волосы задавали такт движениям, и она старательно работала языком и губами. Вскоре она услышала стоны над своей головой, а затем услышала:

 — Да ты отлично все делаешь. Кто знал, что за этой неприступной маской прячется такая х... соска!

«Х... соска!», эти слова поразили ее. Она никогда не думала, что это прозвучит по отношению к ней, к заслуженной ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх