Старая история

Страница: 3 из 4

то обнаруживает себя сидящей на батарее и удерживаемой за скомканный в огромный кулак отворот уже расстегнутой шубы, в то время как другую руку мужчина запустил ей под свитер и ласкает, не сильно мнет её маленькие, не требующие бюстгальтера, груди, то, приподняв её над батареей, ловко задирает короткую юбчонку, и одним резким движением рвет на ней колготки и трусики... И каждый раз Марина со страхом и удивлением осознает, что уверенные и властные действия насильника начинают её возбуждать все больше и больше.

Внезапно сознание полностью проясняется, и Марина понимает, что снова висит в воздухе, не сильно прижатая к стене, а стоящий перед ней мужчина держит её на весу за отвороты и, чуть откинувшись назад, медленно опускает её вниз, на торчащий прямо под ней огромный кол. Пытаясь избежать столь страшной «казни», она дергается, но мужчина только лишь сграбастывает, ещё сильнее сжимает её и, прошептав: «Не трепыхайся», начинает опускать её чуть-чуть быстрее. «Казни» не избежать... Толстый, дубовой твердости кол, нет, не кол — настоящее бревно медленно и неотвратимо входит в неё, погружается все глубже и глубже и вдруг начинает выходить из неё: насильник медленно поднимает Марину вверх, почти полностью сняв с «орудия казни». Затем снова, но уже быстрее и глубже, «сажает её на кол», поднимает и опускает, ещё и ещё... И каждый раз Марине кажется, что вот-вот, вот прямо сейчас жуткое «орудие казни» проткнет её насквозь... Так продолжалось долго, очень долго, бесконечно долго... Наконец насильник задрожал, прямо таки забился в конвульсиях, и горячая струя спермы ударила, залила Марине все внутренности. Она снова впала в туманное забытье...

Очнулась, сидя на батарее, уткнувшись лицом в меховой отворот полушубка насильника. Одной рукой он, как всегда, держал её за шубу, другой нежно и ласково гладил по голове, слегка прижимая её к своей твердой груди... Поняв, что Марина очнулась, он чуть сильнее притянул её к себе и так держал, пока она окончательно не пришла в себя. Тогда он отстранил её, обеими руками взял за грудки, не сильно встряхнув, прошептал: «Ты молодец! Сиди тихо и будь умницей. Мы ещё встретимся». И ушёл, растворился в темноте коридора.

Марина посидела ещё немного, ни о чем не думая, выкурила сигарету, спрыгнула с батареи, подобрала разодранные в клочья колготки и трусики (не оставлять же в подъезде — дома выброшу), запахнула шубу и пошла наверх, к лифту. Дома приняла душ и, совсем обессиленная, завалилась спать.

Проснулась на следующий день позже обычного, отдохнувшая и выспавшаяся.

Занятия в институте уже закончились — начиналась сессия — и особо спешить было некуда. По дороге в институт, где ей надо было сдать часть книг в библиотеку и попытаться добыть другие, нужные для предстоящей после сессии подготовке диплома, Марина пыталась осмыслить вчерашнее происшествие. С одной стороны, её откровенно изнасиловали, употребили, не спросив на то её разрешения и согласия. С другой — хоть насильник и овладел ею силой, вел он себя очень порядочно, чуть ли не по джентельменски (она мысленно улыбнулась), не только ни разу не ударив её (этого бы она никому и никогда бы не простила), но и не причинил ей боли. В конце — концов, он же не виноват, что его «мужская гордость» имеет такие размеры, что ею и впрямь можно гордиться! А то, что он таскал и трепал Марину за шубу, за грудки, — так это не страшно, не впервой, ей было вполне удобно висеть в его мощных руках. В конце концов, Марина была вынуждена признаться себе, что хоть она и не испытала оргазма, все же состоявшаяся вчера «казнь» доставила ей немалое удовольствие. А посему не только переживать, но и расстраиваться нет оснований. А если его слова об ещё одной встрече не пустой звук, если он опять подловит её, возьмет за грудки и... ? Ну что ж, что будет то и будет! Она не очень возражает, что бы он ещё раз отодрал её как вчера!

Стесняясь почему-то признаться в этом самой себе, она умышленно засиделась в гостях у подруги и приехала к дому последним автобусом. Но ни в этот, ни в последующие два дня никто её в подъезде не ждал. Решив, что насильник удовлетворился одним разом, или боится снова прийти на место преступления, Марина постаралась выбросить это приключение из головы. И в тот же вечер снова была изнасилована. Как и раньше, насильник подловил её в парадном, сграбастал за шубу, трепкой, поцелуями и ласками довел до умопомрачения и «казнил», посадив на кол. С той лишь разницей, что Марина не пыталась сопротивляться в процессе «казни» и полученное ею наслаждение граничило с оргазмом. Как и прошлый раз, мужчина дождался, пока она придет в себя, и ушёл, предупредив о предстоящей встрече. Которая произошла опять неожиданно — на следующий же день, точнее, вечер. Повторив процедуру «казни», после того, как опять одуревшая и только что испытавшая таки полноценный оргазм Марина пришла в чувство, он придвинул к ней лежавший на батарее сверток и сказал: «Это тебе. Компенсация нанесенного ущерба». И исчез.

Дома, развернув пакет, Марина обнаружила в нем семь пар колготок и трусиков. «Три пары он уже порвал, значит, собирается порвать ещё четыре» — с улыбкой подумала Марина.

Через день он появился снова. Привычно сгреб Марину за грудки, поднял, занес на облюбованное место за лестницей. Но, видимо решив, что жертва смирилась с неизбежностью «казни», не стал долго трепать Марину, а сразу посадил на батарею и, после крепкого, но всего лишь одного поцелуя, начал расстегивать на ней шубу. Когда он расстегнул верхний ремешок шубы, Марина, сама не зная зачем, поддавшись какому-то импульсу, схватила его за отвороты тулупа, сгребла что было сил и попыталась встряхнуть. Понятно, что неравенство сил и весов было не в её пользу. Но это проявление активности страшно возбудило партнера (теперь она воспринимала его именно так). Буквально выхватив из штанов уже набухший и продолжающий расти член, он быстро задрал Марине, не расстегивая, шубу и юбку, опять разодрал колготки и трусы и направил принявший боевую готовность член ей в промежность. Схватив Марину за шубу на бёдрах, он рывком страшной силы бросил её на себя, насаживая на каменной твердости дубину. Только сейчас дошло до Марины, что все прошлые разы он жалел и щадил её, загоняя в неё всего половину, нет, треть, даже четверть того, что у него было! Но сейчас ждать пощады не приходилось: от неожиданности и испуга Марина ещё крепче схватила партнера-насильника за полушубок, а это ещё больше возбуждало его. Подняв членом насаженную на него Марину, придерживая её одной рукой за второй сверху, не расстегнутый ремешок шубы, а другой рукой за ремень в почти горизонтальном положении, насильник-партнер раскачивал её из стороны в сторону, вверх-вниз, вправо-влево... Могучий агрегат мял, перемешивал Марине все внутренности, доставляя вместе с тем острое наслаждение. Очень быстро она испытала оргазм, затем второй, уже приближался, подкатывал третий, а насильник все не кончал. Она подумала, что больше не выдержит, сойдёт с ума, но вместе с наступившим оргазмом в не ударила горячая тугая струя спермы...

Марина постепенно приходила в себя. Насильник продолжал держать её на весу, обнимая за спину и осторожно прижимай к себе левой рукой, держа правой за отворот и не вынимая из неё обмякший член. Он стоял, покачивай её, как ребёнка. Она положила голову ему на грудь, сама уткнулась лицом в мех тулупа. Почувствовала, как, наклонив голову, партнер нежно потерся подбородком, носом, губами по её голове, поцеловал в макушку. Марина просунула руки, насколько это позволяла толстая, неповоротливая шуба под полушубок партнера, с трудом обхватила могучий торс, обняла и прижалась к нему. И тут же зашевелился, начиная распухать, удлиняться, расти так и не вынутый из неё член. Марина вздрогнула, с ужасом подумав, что сейчас предстоит повторение только что пережитого сумасшествия, что её, в конец изможденную, снова будут пороть, доводя до исступления, но сделать ничего не могла: сильные ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх