Анна оставила нас вдвоём

Страница: 1 из 2

Анна оставила нас вдвоем со своей сестрой Еленой под предлогом необходимости встретить в аэропорту родственницу (т. е. в действительности Лору). Шепнула: «У вас два часа разобраться, что к чему. Я не ревнива, милый, а ей это очень надо... Муж спился, помер полгода назад, и она не еблась месяца четыре. Кстати, и не писала с утра... Удачи!»

Мы с Еленой выпили шампанского и ликера еще, и я предложил: «Не хотите померить штуки, что я купил для вас по заказу Анны?» Анна поднялась со своего места, поправила рюши на облитом шампанским платье, оживилась:

 — Хочу! А что это?

 — Очень сексуальный наряд: трусики, лифчик, чулочки с пояском.

 — Она хочет, чтобы я его надела? А что значит «сексуальный»? Все наружу? Это же неприлично.

 — Ну, не носить все время, а одеть, померить... Потом, это же белье, в конце концов... Оденьте заодно вон ту ее юбку и кофточку поверх, и всего-то делов. — Я был само спокойствие. Подошел к ней вплотную. Елена забормотала:

 — Не знаю, что и сказать... Вы меня смущаете. А вам тоже хочется, чтобы я все это одела?

 — Да, Леночка. Я бы очень хотел на вас в нем посмотреть.

 — Как это? Я перед вами буду в одних трусиках и лифчике? Да они еще и просвечивают, небось... Сиси мои и писю сразу увидите... Мне стыдно!

 — Ну-ну! Ничего страшного... Один поцелуйчик для смелости. — Елена, видимо, хотела что-то возразить, но я поспешно запечатал ее рот поцелуем, на который она через мгновение стала активно отвечать. Я сам приободрился, осторожно погладил ее героических размеров теплые сиськи поверх обягивающего их платья, нащупал крупные соски, покрутил их через ткань. Елена застонала мне в рот, слабо попыталась высвободиться, но я только переместил свои руки ей на бедра, притянул вплотную и прижал ее животом к своему восстающему члену. Елена почувствовала член, вздрогнула всем телом, закрыла глаза, отдала в поцелуе мне свой язык. Я с удовольствием его обсосал от ее сладкой слюны, оторвался и вручил ей в руки пакет. С некоторой задержкой раскрасневшаяся Елена открыла глаза, посмотрела на пакет, перевела свой взгляд на меня, улыбнулась:

 — А вы проказник, если не сказать больше! Что Анна скажет, если узнает, что я с вами... целуюсь вот по такому-то поводу... и стриптиз для вас готовлю, то есть собираюсь в таком вот белье показаться? Белье небось прозрачное, все мои интимные места будет видать, а? Ладно, так и быть, переоденусь... вот, в туалете, мне заодно... сикать хочется...

 — Спросит, как на вас выглядели обновки, вот и все. Ну еще спросит, как мне понравилось то, что я узрел.

Елена несколько успокоилась, взяла пакет и прошла в ванную. Я одним прыжком заскочил в смежный туалет со стеной из полупрозрачного зеркала (200 баксов игрушка! Но стоит своих денежек, ох стоит!).

Елена быстро разделась и осталась в голубых трусах и закрытом лифчике размером с двухместный детский гамак. Ее сиськи выпирали и из этого чуда шестого номера, когда она завела руки расстегнуть его застежку. Из чашек вывалились две дыни-рекордистки с крупными вишнями сосков. Елена наклонилась, стягивая с себя трусы, и одарила меня видом своей ядреной жопы с глубокой мохнатой щелью между пухлых ягодиц. Переступила, повернулась к зеркалу (то есть ко мне лицом), огладила себя, начиная с грудей, отчего ее соски разом напряглись и встали, вздохнула, погладила себе живот, низ живота, залезла в пах, разгладила на пробор волосы, запустила на мгновение средний палец себе в оголившуюся красно-коричневую щель, хорошенько пошевелила им там, вытянула весь мокрый и, надсадно выдохнув и краснея, поднесла его к своему носу, обнюхала и тщательно облизала. То, что она вытащила из пакета, заставило ее покраснеть еще больше: черные бюстгальтер и трусики, маленькие и прозрачные, черные чулки со швом, пояс с длинными красными подвязками. Завороженная, Елена начала быстро натягивать на себя все это. Относительно быстро справилась с застежками, однако побоялась повыше подтянуть чулки, доходившие ей только до середины ляжек. Все было маловато: соски у елениных сисек нахально торчали наружу, поверх кружев, крупную жопу тонкая веревочка «G-string» при всем желании не могла прикрыть, узкий треугольничек спереди казался отороченным черным мехом из пушистых лобковых волос. Елена здорово смутилась. Однако ее старое белье уже валялось в тазу для замачивания: сама бросила. Оставалось натянуть мини-юбку и блузку Анны. Блузка более-менее подошла по размеру, только двух верхних пуговиц не хватало: озорница — Анна их срезала заранее. А вот юбочка мало того что была мини, у нее еще и разрез был на заднице. В одетом состоянии подол юбки еле прикрывал края чулков, а в разрез уже выглядывали голые ляжки поверх чулок: картина потрясающая. Подобная мысль, видимо телепатически, дошла и до Елены, которая густо покраснела. Но делать нечего, надо выходить. Так она и вышла, забыв пописать в мою «галошную» конструкцию. Я встретил ее одобрительными возгласами и, чтобы сгладить ее смущение, тут же пригласил на медленный танец потоптаться. Она спрятала свое горящее лицо у меня на груди и тесно прижалась ко мне, ища, видимо, утешения. Я утешил: огладил ее задницу, проверяя, на месте ли трусики. Она поняла, что я ничего не обнаружил, забормотала мне что-то в плечо, типа: «Я одела трусики и лифчик, как вы просили... но они такие... такие...»."Какие?» «Лифчик такой малюсенький, как будто его вовсе нет, сиси мои совсем не закрывает, а трусики ваши, да, сексуальные... одна веревочка в попе... и писю почти не прячут... у меня пися... такая... крупная очень... наружу вываливается... ой, что я говорю!» — прошептала она, и я в благодарность за признание стал крепко оглаживать ее ягодицы, с усилием приподнимая их кверху и залезая рукой в разрез юбки, чтобы погладить голые елениниы ляжки поверх края чулок. Елена, судорожно вздыхая и переминаясь с ноги на ногу в танце, постепенно расставляла пошире ноги, и я залез рукой повыше, под шнурок ее трусов, нащупал пальцем анус, быстро сжавшийся от прикосновения, полез глубже и попал в горячие влажные срамные губы, погладил их, залез во влагалище и ощутил, как оно спазматически сжалось, оросив мне пальцы густой слизью. Елена сильно вздрагивала вне ритма танца, Другой рукой поднял к себе ее лицо, наклонился и впился долгим поцелуем в ее дрожащие губы. Елена страстно выдохнула мне в рот и вся отдалась поцелую, завладев моим языком и сося его, как леденец. Я тем временем парой пальцев месил ее хлюпающее влагалище, которое она, тихонько охая, спазматическими толчками часто надевала мне на пальцы, и оторвался только прихватить со стола пару бокалов с шампанским: — На брудершафт?» Елена не посмела отказать, хотя я уверен был, что она вот-вот напрудит под себя. Только спросила почему-то шепотом: «Вы... вы мою писю трогали... мне так стыдно... я вам руку ею обмочила, простите... Но это... вы не подумайте, что я вам написала на руку... Я и посикать-то забыла... Это... это я спустила немножко, это мой сок... Ой, что я говорю!» Выпили, я еще раз ее поцеловал, спросил игриво: «Покажешься мне в своих сексуальных трусиках?», и полез между нашими животами к себе в ширинку. Вытащил полунапряженный член и прижал его к ее животику. Елена поняла, что это там такое и ойкнула. Однако прижалась своим упругим животом, сладко поелозила по моему члену и забормотала: «Я... я... ладно... я вам покажусь в этом белье... но...» Я заглушил возражения еще одним поцелуем и еще сильнее прижался к ее животу. Мочевой пузырь Елены подал отчаянный призыв о помощи, и Елена отшатнулась от меня, автоматически прижав свою ладонь к низу живота: — Я... мне надо... в туалет... я по-маленькому... сейчас... — бормотала она, расширившимися глазами разглядывая как я подрачиваю свой член на нее. С некоторым усилием отвернулась и скакнула в ванную. Я следом. Она стояла, расставив ноги,...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх