Дневник Алены

Страница: 3 из 5

Это называется «скобочка»: а с мальчиками ты баловалась?» — «Да, но по настоящему не ебалась:» — «Ты можешь давать им попку: им это очень нравится, к тому же ты останешься целочкой». — «Но это же больно?» — «Это приятная боль, и не слишком сильная, если делать все правильно. Член должен быть в твоей смазке: а, ты же целочка: тогда оближи его как следует, и вводить его в очко надо медленно.

Если резко, рывком, тогда действительно будет больно: тем более что попка у тебя еще не разработана: Хочешь попробовать?» — «Конечно, хочу! А с кем? С твоим мужем?» Мила засмеялась. «С мужем — это скучно. Мы же на море едем, отдыхать. Найдем с кем. А сейчас спи давай.» Я перелезла на свою полку. Мила сразу заснула, а я принялась себя ласкать, прокручивая в голове все, что только что произошло, и мечтая о том, что же будет, когда Мила найдет мне кого — нибудь «разработать» мою попку. Я кончила еще несколько раз и тоже заснула. Я проснулась от того, что проводница стучала в двери и предупреждала, что поезд подходит. Мила уже не спала. Она так и лежала голая, читала какую — то книжку и между делом себя ласкала. Когда она заметила, что я проснулась, отложила книжку, но ласкать себя не перестала. Я подошла, чмокнула ее и собралась было одеваться. «Ты куда?» — спросила Мила. «В туалет, пока не закрыли: поезд же скоро подходит:» — «Потерпи до гостиницы. Потерпишь? А сейчас ложись. Я тебе осталась кое — что должна:» и слегка подтолкнула меня к полке.

Меня долго уговаривать не надо: я легла, раздвинула ноги, Мила пристроилась между ними и стала меня вылизывать, опять же вставив палец мне в очко. Я быстро кончила. Потом Мила вынула палец, поставила меня раком и стала лизать очко, пытаясь засунуть язычок внутрь, рукой лаская мне клитор. Пиздец, я снова кончила. «Нравится? Теперь ты мне:». Мы поменялись местами. Я засунула руку ей во влагалище, и стала вылизывать очко. Дааа, попка у нее явно «рабочая». Я облизала два пальца и засунула ей в зад. Она начала постанывать. Блин, поезд тормозит!"Неееет, Алена, не останавливайся, я сейчас кончу!...» Поезд уже остановился, а я ебу ее двумя руками — ладонь одной руки во влагалище и два пальца другой в заднем проходе. Ее муж стучится в купе, «Девочки, чего вы там?!» Мила ему: «Сейчас, одеваемся!», а мне тихо: «давай, давай, не останавливайся!!!». Наконец, она со стоном кончила, я встала: и охуела. На перроне перед нашим окном стоит мужик и пялится на нас! Я задернула шторку и начала лихорадочно натягивать одежду.

Мила спокойно встала, отдернула шторку, показала мужику язык, и стала спокойненько одеваться: Когда мы вышли из купе, проводница уже начала убирать в вагоне, кроме нас, все пассажиры давно вышли, Милина дочка подпрыгивала от нетерпения, а ее муж ждал нас со спокойствием индийского йога (позже я узнала, что он и в самом деле занимается по системе йогов. Не только гимнастикой, но и сексом). Выйдя на перрон, я увидела, что мужик, который заглядывал к нам в окно, так там и стоит. Я дернула Милу за руку и кивнула на мужика. Мила снова показала ему язык и мы пошли ловить машину.

07. 07.

Ох ты, уже почти час ночи — уже седьмое число! Во я увлеклась воспоминаниями. Надо тампакс сменить, извините за подробность: ага: вот что интересно: обе мамины ближайшие подруги — бисексуалки. А моя маман? Знает она, что ее подруги со мной развлекаются? А может, она поебывает Милину дочку, как Мила меня? Мне приятно думать, что знает, и что поебывает. И дочку, и Милу, и Наташу. И очень хочется, чтобы она выебла меня: а я ее. Но, блядь, не знаю, как к ней подступиться. К братцу просто залезу голая в постель при первом удобном случае, схвачу за хуй и напомню детские развлекушечки. Если после этого он меня не выебет, то я — лошадь Пржевальского. А с мамочкой не знаю как: То, что у нее есть любовники — мужчины, это я знаю точно. А на меня она никак не реагирует. Видела меня онанирующей — ноль реакции. Я якобы случайно зашла в ванную, когда она стояла голая под душем — ноль реакции. А как бы мне с ней хотелось: а если бы еще втроем с братцем!: а вот на отца у меня почему — то «не стоит». Хотя знаю от его любовницы, что он классно ебется. Маман со мной на такие темы не говорит:

Добрались мы до гостиницы, вселились в номера. Опять же — я с Милой в одном номере, ее муж с дочкой — в другом. Я, как зашла в номер, рванула в туалет — ссать хотелось! А Мила хватает меня за руку: «По-до-жди!!!» Чего это она?! Разобрались с вещами, муж с дочкой ушли в свой номер принять душ, Мила мне: «Теперь пойдем!» Раздела меня, снимая джинсы, стала передо мной на колени, лизнула мне пизду (трусы я в спешке не надела, да и вообще я их редко одеваю после того как близко познакомилась с Наташей), разделась сама, включила воду, встала под душ, протянула мне руку. Я залажу к ней в ванну, и от звука льющейся воды чувствую — не могу, сейчас обоссусь! А Мила встает передо мной на колени и говорит: «Давай на меня:» До меня не сразу дошло: «Что — на тебя?» — «Писай на меня!» Оба-на!!! Но я уже не могла сдерживаться и начала ссать, попала прямо Миле на лицо. Не успела я подумать, что она рассердится, а она открывает рот и ловит ртом мою струю, потом прижимается лицом к моей пизде и начинает лизать то самое место, откуда моча то течет. Клаааасссс!!!

Я сразу кончила: Когда я перестала ссать, Милин язычок стал нырять мне во влагалище, играть с клитором: Мила целовала мою пизду, как губы, взасос. Я кончала снова и снова: «Сделаешь для меня то же самое?» Честно говоря, мне не очень хотелось, чтобы мне ссали в рот. На лицо еще ладно, эта мысль меня даже возбуждала, но пить мочу: но отказать было неудобно и я встала перед Милой на колени. Она раздвинула своими красивыми пальчиками губки и пустила струю прямо мне в лицо. Я открыла рот, но она пальчиком изменила направление струи, ссала мне на грудь, в лицо, на волосы, и только потом прижалась пиздой к моим губам. Надо сказать, вкус мочи оказался совсем не такой противный, как я ожидала. И я честно вылизала Милу, вставив ей, как она меня научила, четыре пальца во влагалище и большой палец в очко. Она кончила несколько раз подряд. Потом мы мылись, целовались, слегка ласкали друг друга. Меня интересовал один вопрос, и я, немного поколебавшись, его задала: «Мила: а как ты насчет: покакать?»

Она засмеялась. «Ну, это слишком. Даже для меня. Максимум, на что я способна, так это взять в рот после того как меня выебут в очко: или не меня. Иногда на хую кое — что остается. На вкус — кисленькое. Но чтобы просто есть дерьмо: я не пробовала. Если попробуешь, расскажи!» — «Ладно: а ты обещала, что научишь меня давать попку:» — «Ну, ты неугомонная. В этой гостинице остановился мой знакомый, он еще вчера приехал. Вечером он к нам придет. А сейчас давай перекусим, и на море!» — «Мила: а ты со своей дочкой... ?» Она опять засмеялась. «Да ей еще рановато. Дорастет до твоего возраста, тогда: может быть». — «А твой муж:?» — «За него не беспокойся. Он своего не упустит, но и нам мешать не будет». — «А ты с ним вообще не ебешься?» — «Почему нет. Это кстати он научил меня давать попку. Просто чтобы не надоесть друг другу, нужно разнообразие: выйдешь замуж — поймешь».

Ну, что там было в ресторане и на пляже, я плохо помню. Нахуй мне этот пляж. Народ на пляже приличный до отвращения. Парней интересных практически не было, сплошные «папики» с брюшками. Девок много красивых, холеных, но все в купальниках. Только финнки какие — то или норвежки были без лифчиков, да их импортные дети обоего пола носились друг за другом по пляжу голышом. Но дети совсем маленькие, а у пацаненка даже хуй не стоял. Я не хотела надевать лифчик, но Мила заставила. Вот лицемерка. Еще б на дочку свою малую лифчик надела. Девчонка, надо сказать, была вреднющая. Вечно ныла, клянчила чего — то. Правда, что Мила, что ее муж на это нытье особого внимания не обращали. Муж,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх