Исповедь любящего сына

Страница: 1 из 2

Скажу сразу, я не стесняюсь того, что произошло, и пишу лишь потому, что знаю, как много парней мучаются тем же, чем мучался я — глубокой непревзойдённой страстью к своей родной матери. Говорю об этом в прошедшем времени, поскольку к настоящему моменту уже ощутил всю прелесть, весь кайф интимной близости со своей родной... мамочкой. Возможно, моя повесть поможет кому-то, подтолкнёт к казалось бы несбывшейся мечте...

В прошлом году моей маме исполнилось 40 лет. Это событие мы особенно не праздновали... отношения в нашей семье последнее время были натянутые. Особенно проблемными были отношения моих родителей... они уже лет пять спали в разных комнатах, почти не разговаривали. Как-то мама сказала, что живёт с отцом только ради нас, её детей. Нас двое... я (мне стукнуло девятнадцать) и моя сестра Таня. Мама планировала развестись, когда сестра закончит в школу и поступит в ВУЗ, т. е. через 3 года.

Меня мама считала уже взрослым человеком. Мы с ней даже обсуждали весьма откровенные темы, в частности, она не раз жаловалась, что давно не получала столь нужного женщине в её возрасте хорошего секса. «У меня уже столько лет мужика не было! А ведь у женщин многие болезни от этого...» — говорила мама. Она, наверное, и не знала тогда, что я бы полжизни отдал за то, чтобы стать её мужиком...

В июле сестра поехала отдыхать в Артек. Отец тоже уехал. Сказал, что в командировку в Москву, хотя мы с мамой догадывались, что куда-то на юг — с любовницей. Мы остались одни минимум на две недели. Мама продолжала работать, приходила вечером домой уставшая. Я же наслаждался студенческими каникулами... ходил на пляж, гулял с друзьями. Придя очередной раз домой после работы, мама сказала, что ужасно вымоталась и попросила сделать ей массаж. «Я за каких-то 15 тысяч вкалываю на этого урода, а он и отпуск мне дать не хочет! Сволочь!» — обижалась она на шефа, ложась на кровать. Я подождал, пока на мамином теле высохнут последние капли воды (она только что вышла из душа) и начал делать массаж. Я начал медленно гладить маму по спине, вспоминая как когда-то давно в санатории мне самому делали массаж. Я начинал с шеи, массировал плечи, затем опускался до её попки. Бюстгальтера на ней не было — она была в легкой сорочке, которую сняла и положила рядом, и чёрных трусиках. Для удобства я чуть приспустил мамины трусики, но тем не менее каждый раз массажируя низ спины задевал их. «Может ты их вообще снимешь?» — придавая голосу как можно большую уверенность, сказал я. «Сними сам, тебе же удобнее» — лениво попросила мама. «Ну, ты блин ваще! Обленилась!». Я просто трепетал от счастья, произнося эту фразу. Моё сердце билось, как сумасшедшее, когда я стягивал этот последний кусочек одежды с маминого тела. Передо мной лежала сорокадвухлетняя брюнетка, с загорелым, ухоженным телом... гладкая спина, незагорелый треугольник на красивой, слегка широкой попке, блестящие от крема длинные ноги. И при этом совершенно голая! Моему члену этого было уже достаточно — ствол напрягся, а головка вылезла из трусов. Я попытался уместить своего «дружка» в тесных плавках, но тщетно, он рвался наружу. К счастью, мама не заметила мои мытарства. Мои руки тем временем продолжали гладить мамину спину — особое внимание я уделял нижней части спины, хорошо «прогревая» зону копчика и ягодиц. Я сидел на маминых бёдрах, растирал крем на её спине, а сам прокручивал в голове одну единственную мысль — как было бы хорошо, если бы я смог обладать этим телом, если бы смог гладить, целовать эти руки, ноги, трогать эту чудесную попку, ласкать большие слегка обвисшие груди с большими сосками и бархатные губки между маминых ног!"Я бы всё сделал, чтобы маме было приятно» — думал я.

 — Тебе ноги тоже массажировать? — сказал я с надеждой.

 — Давай ещё спину немного. Вот здесь, где лопатки и шея. Да, вот так. Сильно не дави.

Я воспринял это, как согласие помассировать и ноги. Потерев немного спину, я встал с маминых бёдер, сел рядом на кровать и принялся гладить мамину ногу. Я начинал от самой попки, проходил до колена, а затем возвращался. Приходила очередь другой ноги. Мне казалось я сошёл с ума... сердце стучало бешено, член уже никак не хотел умещаться в плавках и торчал наружу (как бы не заметила мама!), дыхание стало прерывистым, а в голове будто молоток стучал — «Давай, давай, давай!...». Прошло ещё десять минут. Я понял, что ещё чуть-чуть и массаж пора заканчивать. Настало время решаться на что-либо, — другого такого случая могло и не представиться. И я решился...

Массируя очередной раз ножку мамы, я очень осторожно прикоснулся губами к её попе, ожидая ответной реакции. Я ждал чего угодно... «Ты что с ума сошёл? Ты чего это там делаешь? А ну перестань сейчас же!». Ничего. Мама не сказала ни слова. Но удивляться этому мне было некогда — я стал покрывать мамину попку поцелуями. Мама продолжала тихо лежать с закрытыми глазами. Руками я раздвинул её «булки» и проник языком в открывшееся пространство — ещё через мгновение я уже вовсю ласкал мамин анус. Мамочка стала периодически покрываться «гусиной» кожей, а её дыхание заметно участилось. Наигравшись вдоволь с маминым задним отверстием, я принялся целовать её ноги, а затем спину, постепенно приближаясь к шее. Мой язык уже не раз прошёлся по маминой шее, когда она дала понять, что чувствует мои «ухаживания».

 — Алёша, ну что ты делаешь? Перестань!

Мама сказала это мягко, со вздохом. Я понял, что она хотела сказать совсем другое... «как же я давно я этого ждала, дорогой!» или что-то в этом роде.

 — Мам, это же просто массаж. Тебе же приятно!?

 — Не надо лучше...

Я понял, что победил в этом коротком разговоре. Чутьё мне говорило, что мама тоже возбуждена. Покусывая мамино ушко, я прошептал... «Теперь давай поворачивайся, я тебя спереди помассажирую».

 — Зачем? Не надо — только и успела возразить мама, поворачиваясь с моей помощью на спину. Повернувшись, она тут же схватила лежавшую рядом сорочку и прикрыла ей интимное место.

Я сел рядом с мамой. Она заметила мой раздутый торчащий из трусов член, из которого уже начала выделяться смазка. Теперь она уже не закрывала глаза. Мои руки мягко гладили её тело, начиная от подбородка и до места, закрытого сорочкой. Сидеть рядом (хоть и на двуспальной кровати) было неудобно, и я сел на мамины ноги повыше кален. Ещё несколько секунд — и я уже покрывал поцелуями мамину грудь... поочерёдно ласкал языком каждую, осторожно покусывая большие коричневые соски. От груди я перешёл к шее, нежно убирая с плеч мамины тёмные волосы, а затем начал целовать маму в щёки, нос, лоб, глаза. И вот долгожданный момент настал... мама обняла меня, и наши губы слились в страстном поцелуе. Я почувствовал мамин язык у себя во рту, а она обхватила губками мой. Как это было здорово! Все мои страхи вмиг рассеялись — я понял, мама хочет меня, так же как и я её.

Целовались мы так минут пять. Всё это время мама нежно водила руками мне по спине, а я продолжал поглаживать её шею и плечи. Для нас, как для двух наконец-то встретившихся любовников, время остановилось. Я хотел доставить удовольствие маме, а она с благодарностью позволяла мне это. Но, конечно, это было только начало нашей взаимной ласки. По крайней мере, я и не думал останавливаться на достигнутом...

Я поднялся с маминых ног и развернул маму поперёк кровати, а сам встал на пол на колени, так, чтобы мамины ноги, были направлены в мою сторону. Затем я аккуратно убрал ставшую совсем ненужной сорочку, и моему взору открылась великолепная, покрытая ровным газоном чёрных волос мамина «киска». Это было величайшее зрелище! На меня смотрели две нежно-розовые губки, охватывающие маленький лепесток клитора. Они просили ласки и любви. Я слегка раздвинул руками мамины ножки и приник лицом к этой красоте. Я стал целовать, лизать эти губки,...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх