Огонь в бумагу не завернешь

Страница: 1 из 4

Зазвонил телефон. Громко и настойчиво. Громко выругавшись, ты выключаешь душ, выскакиваешь из ванной в прихожую, где стоит телефон, и резко хватаешь трубку: «Алло?». И слышишь приятный женский голос: «Это звонит Кира. Можно попросить вашу жену?» «А в чем дело?» грубо спрашиваешь ты. «Видите ли, она кое-что заказала для меня в одном магазине, и я хотела просто спросить, не прибыл ли заказ».

Уставившись на небольшую лужицу, которая уже образовалась у твоих ног, потому что вода продолжала стекать капельками с голого тела прямо на ковер, ты раздраженно что-то бормочешь в трубку, но тебя не поняли: «Не могли бы повторить, что вы сказали. В трубке какие-то помехи, и я не расслышала...» «Тем лучше», ворчишь ты, но тут тебе вдруг становится стыдно за грубость: разве эта женщина виновата, что у тебя плохое настроение?

«Простите, что вы сказали?...» повторила женщина: чувствовалось, что она смутилась. «Ничего, ничего, забудьте, пожалуйста. Я как раз принимал душ, когда вы позвонили. Теперь вот весь ковер мокрый». «О, мне очень жаль!» «Вы в этом не виноваты». В твоем голосе послышались примирительные нотки: «Собственно, жены нет дома. Она вынуждена была утром неожиданно уехать, я чем-то вам помогу?» «Не знаю», ответила Кира. «Вы уже просматривали почту? Я должна получить небольшую посылку». «Подождите, сейчас посмотрю на кухне». «Спасибо, я жду».

Ты босиком шлепаешь на кухню, где лежало несколько писем, но небольшой посылочки там не оказалось, о чем ты и сообщаешь женщине в телефонной трубке. «Возможно, завтра придет, тихо проговорила Кира, словно размышляя над чем-то. Вы не могли бы сказать поточнее, когда вернется ваша жена?» «Скорее всего, во вторник. Скажите мне, что за посылку вы ждете, и оставьте номер телефона. Как только она придет, я вам сразу же позвоню».

«Не поймите меня неправильно, но лучше я вам позвоню, в голосе Киры послышалась неуверенность. Видите ли, в посылке должно быть нечто очень личное, о чем мне не хотелось бы говорить. Можно позвонить вам завтра еще раз?» «Если вам так хочется, почему же нет? киваешь ты. Только не слишком рано, завтра ведь суббота...» «Согласна, засмеялась Кира. И еще одна просьба: когда придет посылка, пожалуйста, не вскрывайте ее...» «Но как же мне узнать, что она предназначена именно вам?» «Отправителем является предприятие по рассылке товаров покупателям. Совершенно определенная фирма, вы понимаете?» «Нет, ничего не понимаю», ворчишь ты.

«Я хочу только попросить, чтобы вы не вскрывали посылку, пока я не позвоню. Тогда я смогу сказать, для меня она или для вашей жены. Сможете вы оказать мне такую любезность?» «Ну хорошо, позвоните завтра после обеда. Я познакомлю вас тогда со своей почтой». «Вы рассердились?» «Да нет, мне это доставит удовольствие...» съязвил ты. «И все-таки рассердились, констатировала Кира. Однако, если бы вы знали содержимое посылки, тогда наверняка поняли бы меня». «Но я же не знаю этого...» «В том-то все и дело. В противном случае вы не только поняли бы меня, но и, возможно, осудили. А я этого не хочу.»

«Что за чертовщина?» Теперь ты вообще ничего не понимаешь, но звонок в дверь заставляет тебя быстро свернуть разговор: «Звонят в дверь, извините...» «В таком случае желаю вам хорошо повеселиться», ответила Кира. «Почему повеселиться?» озадаченно спрашиваешь ты. «Ну вы же соломенный вдовец», засмеялась Кира.

Тебе приходится сделать невероятное усилие, чтобы не брякнуть в трубку что-нибудь вроде: «Глупая гусыня!», и ты раздраженно вешаешь трубку. Прекрасное настроение, с которым ты проснулся, окончательно пошло ко всем чертям. Телефонный звонок этой сумасшедшей привел тебя в раздражительное состояние. Его-то ты и готов был сорвать на том, кто звонит в дверь. Ты быстро накидываешь халат и распахиваешь дверь.

«Привет!» перед тобой стояла ослепительная блондинка из соседней квартиры. Она буквально сияла и как сияла! И вообще! Ты сразу отметил, что она была в коротеньком домашнем халате, и мгновенно оценил откровенность его выреза. Судя по всему, под халатом ничего не было. Лишь теперь ты заметил, что Моника (так звали эту блондинку) протягивает пустую кофейную чашку: «У меня кончился сахар».

Изменение в твоем настроении прошло моментально, и ты галантно приглашаешь восемнадцатилетнюю Монику в квартиру: «Добро пожаловать! У меня столько сахара, что я просто задыхаюсь в нем». Девушка вошла в прихожую, остановившись там в ожидании, пока ты закрываешь дверь. При этом она ловко сумела продемонстрировать свои женские прелести: когда ты вновь обернулся, халатик Моники оказался еще немного короче, а вырез более открытым, что заставило тебя с восхищением оценить стройную фигурку гостьи.

Раньше вы частенько сталкивались в лифте, обменивались ничего не значащими словами, в которых, тем не менее, скрывалось взаимное влечение. Ты испытывал какое-то странное чувство к этой девушке и догадывался, что и она не совсем равнодушна к тебе. В конце концов, в свои тридцать девять лет ты был все еще интересным мужчиной!

«Вы сегодня вечером тоже одна?» интересуешься ты и берешь у Моники чашку. «Почему вы так спрашиваете? Вы тоже один?» «Конечно. Моя жена решила сделать меня на несколько дней соломенным вдовцом». «О, тогда мы можем вместе выпить кофе», сразу же предложила Моника, прекрасно знавшая, что ты на несколько дней остался один (она узнала это от твоей жены, с которой перекинулась несколькими словами, когда та уезжала). Поэтому-то девушка и была сейчас здесь, в твоей квартире в ожидании интересного вечера. Условия для этого, как ей казалось, уже созданы. Во всяком случае, оба вы были одеты только в халаты. Ты откашлялся: «Да, давайте попробуем. Я вношу в счет своей доли сахар и молоко, а вы кофе, согласны?» «Согласна. А где? Не лучше ли будет у меня?» «Прекрасно!»

Когда нагруженный сахаром и молоком ты вошел в квартиру Моники, сразу же почувствовал здесь себя как-то уютно, по-домашнему. Комната, служившая одновременно гостиной и спальней, была в полумраке, негромко звучала приятная музыка. Моника по-прежнему расхаживала в домашнем халатике (как, впрочем, и ты).

«Садитесь, девушка показала на кушетку. Кофе через несколько минут будет готов». Ты присел и стал рассматривать жилище Моники, которая суетилась в кухонной нише. Обстановка понравилась тебе. Все гармонировало друг с другом и создавало теплую и интимную атмосферу.

«Кто вы по профессии?» спрашиваешь ты. «Воспитательница в детском саду». Моника подошла к тебе: «Можно вам налить?» «Конечно, спасибо». Какое-то мгновение вы молчите. Оба пригубили кофе. «Ох, ну и горячий же!» смеешься ты смущенно. И тут же добавляешь: «Горячий, но и вкусный». Потом спрашиваешь: «Скажите, вам приходится, наверное, много работать?» «Да нет, моя работа нравится мне. Иногда по вечерам подрабатываю даже гувернанткой». «Вот тебе на!» громко вскрикнул ты. «А что тут такого?» засмеялась Моника. «Ну, вечером все-таки хочется немного отвлечься от дел, а вам нет?» «Гувернантки хорошо оплачиваются». «А это не слишком опасно?» «Что вы имеете в виду?» «Ну, такая молоденькая красивая девушка и, возможно, одна в квартире вместе с хозяином». Моника вновь рассмеялась: «Ах, это! Да, иногда действительно возникают щекотливые ситуации». «Насколько щекотливые?» хватаешь быка за рога. «Очень щекотливые. То облапают за грудь, то полезут под юбку, все бывает. Однажды отец семейства встретил меня в... чем мать родила. Другой же разделся лишь тогда, когда я сидела уже в гостиной. Он вошел, встал передо мной и начал онанировать». «О! удивленно вскрикнул ты, явно не ожидавший такой откровенности. А вы? Что сделали вы?» «Я просто с улыбкой смотрела на него». «И больше ничего?» уточняешь ты смущенно. «Он был не в моем вкусе». «Понимаю, а если бы оказался в вашем?» «Тогда я помогала бы ему». «Гм», бормочешь ты. «Вы шокированы?» засмеялась Моника. «Шокирован? Нет, скорее, удивлен».

Моника уселась поудобнее и положила ногу на ногу. Халатик пополз вверх и оголил бедро. «Видите ли, большинство ведь ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх