Львиные страсти

Страница: 2 из 3

коготь, и что моя сперма была как кислота... Мне стыдно признать, что в наши дни у нас все еще есть подобные львицы, и что многие им верят. Как ни странно, Сараби не защитила меня, — а ведь мы были с ней много раз, и уж она-то знала точно, что эти истории — досужие вымысле. Интересно, верила ли им Сарафина? Сараби была ее близкой подругой, и они наверняка часто разговаривали о таких вещах — к тому же, обе львицы не были новичками в этом деле. Сарафина имела много контактов с Муфасой перед «решением» отца. Я испугался, что несмотря ни на что, Сарафина все же верила этим глупостям — да я просто не смог бы овладеть испуганной львицей.

Наконец мы поднялись на холм, и отошли вглубь него, нас невозможно было заметить. Сарафина заметно дрожала. Я догнал ее и лизнул в щеку.

«Что-то не так? Ты хочешь отказаться от своего решения?» — спросил я мягким мурлычущим голосом. «Если так, то все в порядке, нам не обя — зательно делать это.»

«Н-н-н-нет, в-все в-в пор-рядке», еле выговорила она сквозь дрожь. «Я просто н-немного волнуюсь»

«Посмотри на меня», произнес я и она подняла на меня свои глаза.

«Сарафина... Я знаю насчет тех историй о когте и кислоте... Уж не думаешь ли ты, что они — правда? Да если бы это было так, Сараби бы сейчас была в плохом состоянии, тебе не кажется?»

Она перестала дрожать. «Д-да, я думаю так, но мне все еще немного страшновато»

У меня появилась идея. Я сказал: «Посмотри сюда». Она подошла ко мне. Я перевернулся на спину и поднял одну из задних лап. Я напряг нижние мышцы своего живота, и мой член выскользнул из ножен. Сарафина осторожно обнюхала его своим носом, и он значительно увеличился в размерах.

«У тебя... у тебя такой же как у Муфасы», — она захихикала. «Такой же размер... толщина». Я посмотрел на нее и увидел удивление в ее глазах.

«Ты разве не знала, что у братьев-близнецов все одинакового размера»

Она продолжила исследовать мою нижнюю часть своим носом, я чуть не кончил от возбуждения.

«Тут нет никаких когтей», она сказала с ноткой радости.

Я тяжело дышал. «... и если ты продолжишь делать это, ты увидишь что история с кислотой тоже сплошная фальшивка», прошептал я, задыхаясь.

Сарафина на секунду остановилась, затем осторожно легла между моих ног. Высунув кончик языка, она начала облизывать мой член от головки до яичек. Скорее всего, Муфаса любил то же, что и я — она знала, где лизать, чтобы доставить наибольшее удовольствие. Я откинулся назад и вытянул лапы в блаженном удовольствии. Я не мог более сдерживаться — я закрыл глаза и испустил тихий стон-рычание. Пять мощных струек спермы вылетели из головки моего члена.

Самая первая струя ударила Сарафине в нос, и она отпрыгнула, быстро вытирая мордочку передней лапой.

«Посмотри,» 7 — спазал я. «Понюхай — это просто львиная сперма — не кислота.»

Она приблизилась к белесой лужице на земле и обнюхала ее, стараясь не касаться жидкости. «Пахнет как у Муфасы», сказала она. Наконец, она осмелилась тронуть ее кончиком своего языка. Секунду она стояла неподвижно, словно ожидала, что моя сперма начнет жечь ей язык. Наконец, она вздохнула и поглядела назад, на Скалу.

«Наоми,» — Сарафина тихо промурлыкала, — «лгунья!» Я ухмыльнулся, — «А зачем ты вообще ее слушаешь?»

Она посмотрела на меня. Я все еще лежал с раскинутыми лапами, кончик моего члена выступал из оболочки. Сарафина подошла и легла головой между моих ног. «Я хочу еще раз попробовать», сказала она, повторяя те же самые действия. На этот раз она проглотила все семя.

«Похоже на Муфасу, правда?», спросил я. «Да, никакой разницы,» ответила львица.

Я встал и потянулся задними лапами. Они должны будут немало потрудиться в следующие пятьдесят пять часов. Сарафина подбежала и потерлась своим пушистым телом о меня, затем начала шагать по кругу. Я следовал за ней, совсем близко. Примерно через две минуты она упала на землю, раскинув передние лапы. Ее зад был немного приподнят. Испокон веков этой позицией львица говорила своему партнеру: «Оседлай меня — НЕМЕДЛЕННО»

Я задержал свой нос под её хвостом чтобы исследовать ее феромоны. Она была готова к совокуплению. Я взглянул на ее влагалище — влажное, открытое. Я поднял свою косматую голову. Почувствовав это, львица посмотрела на меня.

«Ты абсолютно уверена, что хочешь этого?», твердо спросил я.

«Да, ДА!»

Я положил свои лапы на её бока и изогнул поясницу, чтобы достать ее. Уже на втором толчке я почувствовал, как я туго вхожу в мою пушистую подругу. Я сделал движение поясницей, входя в нее еще глубже, и она резко выдохнула воздух.

«Ты в порядке?», поинтересовался я, останавливаясь с членом глубоко внутри нее.

«Да, да... Ты такой... большой как Муфаса, но как-то тебе... я не знаю, удается доставлять огромное удовольствие»

Я непроизвольно делал такие же движения, какие доставляли наслаждение Сараби. Она была первой моей львицей, и я с самого начала поклялся себе, что обязательно доведу её до оргазма. Я слушал её учащенное дыхание, чувствовал содрогания её пушистого тела. За те два года, что она была моей любовницей, я отточил своё умение. Очень просто кончить для льва — его оргазмы коротки и быстро проходят, унося наслаждение (хотя, обычный лев может кончить едва ли не сотню раз в период спаривания), но львица кончает долго и сильно. Трудно довести её до оргазма, но это возможно каждый раз, если ты, конечно, думаешь не только о себе. Собственно говоря, я и был хорош лишь только в любви, в те годы.

«Долго практиковался,» — ответил я, продолжая совокупление. Она стала дышать с присвистом, тяжело; вскоре я почувствовал, что её вагина начала сокращаться. Первые несколько раз, влагалище львицы будет сокращаться из-за коротких, жёстких волосков на пенисе льва. Эти волоски — их несколько сотен, — они раздражают нежные ткани львицы, что приводит к стимуляции овуляционной функции. Необходимо делать это 150—200 раз каждый год, чтобы достигать беременности. Спаривание под конец превращается в выматывающее действие, длясь около 2—3 дней. Самец, обычно, может направить волоски так, чтобы эти рефлекторные сокращения вагины доводили бы львицу до оргазма. Глубокое, сильное мурлыканье Сарафины подсказало мне, что я близок к цели. Я увеличил быстроту толчков, в то же время уменьшая их амплитуду. Сарафина замяукала, выгибая спину ко мне навстречу, стараясь прижаться. Она заскребла землю лапами, будучи на финишной линии. Внезапно, она начала мурлыкать и мяукать — почти рычать — одновременно. Я чувствовал сильные её сокращения. Она кончала, дрожа всем телом, и я тоже, не в силах вынести сжатия её вагины. Я обхватил задними лапами её бёдра и вонзил свой член в нее до конца, сквозь тугие кольца сокращающихся мускулов, схватив зубами её за загривок, не кусая, а просто удерживая, и струя за струей, мое семя заполонило её.

Когда её оргазм прошёл, она повернула голову и посмотрела на меня. Это сигнал самцу слезть. Некоторые львицы могут зарычать или даже укусить его. Сарафина ничего из этого не сделала, но явно против своих инстинктов. Я извлёк свой пенис из глубин её тела и отступил в сторону, ложась рядом с ней. Она опустила голову к моей гриве, зарылась в неё носом и заплакала.

«Спасибо, Така,» — произнесла она. — «Не знаю, что бы я делала без тебя». «Всё в порядке,» — ответил я. — «Я рад быть полезным...» Судя по положению солнца, был всего лишь полдень.

«Не знаю, где ты научился так заниматься любовью, Така» — сказала она, — «но любая львица была бы счастлива быть с тобой»

Я почувствовал прилив сил. Наконец-то, кто-то говорил мне, что я был нужным.

«Мы с Сараби много практиковались,» — всё, что я смог вымолвить в ответ.

Мы поднялись минут через пять и повторили всё сначала. Когда лев и львица занимаются сексом, первые пять-десять раз — огромное наслаждение....  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх