Похороны бабушки

Страница: 3 из 5

очень мягкие волосы, и их очень приятно гладить, но, лапочка, почему такие заросли? Я очень хочу полизать тебя писю, однако вряд ли проберусь к ней, сквозь эти джунгли. Вот, посмотри на мою.

Моя соседка приспустила свои красные атласные трусы, и что же я увидела — у нее между ног не было ни волосинки. Когда же она успела сбрить такой роскошный куст? Уверенна, это случилась сразу же после наших дневных забав. Ее пися была очень большой, но выглядела такой миленькой, когда Гита побрилась.

 — Я хочу, чтобы и у тебя, лапочка, была такая же.

 — Нет, тетушка, это же неприлично.

 — Нет уж, сладенькая моя, сказано — сделано. Я сама тебя побрею!

Она отвела меня в ванную, достала крем для бритья и безопасную бритву. Нанесла крем с помощью мужниного помазка и принялась за дело. Мои заросли начинались прямо от пупка, с них-то Гита и начала. После четырех или пяти движений, она ополоснула бритву, а затем велела мне лечь на спину и раздвинуть ноги пошире. И через пять минуть ни между ног, ни в попе у меня не осталось и волоска. Она сполоснула побритые места водой, а затем протерла лосьоном. Видимо он содержал спирт, потому что у меня сразу немного защипало писечку.

Потом мы вернулись в спальню. Я улеглась на постели, а «тетушки» набросилась на мою выбритую щелку. Она облизывала клитор, словно леденец, дергая при этом меня за соски. Затем Гита устроившись на мне сверху, раздвинула мои ноги еще шире, стиснула обеими руками ягодицы, и, слегка, приподняв меня, вонзила язык в щелку. Ее большие груди покачивались из стороны в сторону и касались моего живота, а между ног у меня было самое настоящее наводнение. «Тетушка» показывала мне все, на что способна. Когда я открыла глаза, то увидела ее пышные ягодицы, нависшие над моим лицом. Губки писи раскрылись, и я не смогла устоять перед искушением лизнуть ее. На вкус она оказалась сладкой словно мед, а от источаемого ею запаха у меня голова пошла кругом. А Гита, тем временем, так усердно сосала и вылизывала мою щелку, что мне на мгновение показалось, вместо ее губ и языка там работает пылесос, включенный на полную мощность. Я попыталась делать все то же самое, что и она, но Гита полностью сосредоточилась, чтобы довести меня до оргазма. «Тетушкины» старания увенчались успехом, и парою минут позже, я уже забыла о ее щелке, паря на крыльях наслаждения. И когда мой полет был прерван мощным оргазмом, то я потеряла сознание.

«Тетушка» дала мне несколько минут передышки, а потом перевернула на живот. Она действительно собиралась теперь полизать мне попку. Я даже не предполагала, что это так здорово. Гита сначала лизнула дырочку кончиком языка, а затем, воткнув туда два пальца, растянула ее, чтобы было удобней, и приступила к делу. Мне было безумно хорошо, я умоляла ее остановиться, но она естественно не послушалась, и опять вознесла меня на седьмое небо удовольствия. Я стонала, вопила, царапал ей плечи, и в конце коцов не сдержалась и пукнула. «Тетушка» засмеялась, когда это случилось. А я чувствовала стыд и удовольствие одновременно, «тетушка» добилась своего — она превратила воспитанную в городе молодую женщину в распутницу, которая пердит, когда ее трахают.

Я могла даже посмотреть ей в лицо, так стыдно мне еще не было. Я закрыла глаза и притворилась, что заснула. Но Гиты были другие планы на мой счет. Она пальцами подняла мне веки, и с улыбкой победительницы уселась мне на лицо. Ее пися снова прижалась к моим губам. Пришло время вернуть «тетушке» долг. Я сделала все возможное, чтобы доставить ей удовольствие. Она скакала на моем лице, словно на лошади, залив его своим соком, и все это время тискала мои грудки. Кончив, Гита чуть-чуть отдохнула, привстала, повернулась ко мне попой, раздвинула ягодицы. Ее темная снаружи дырочка изнутри оказалась розовой и очень-очень миленькой. Я сразу поняла, что она хочет, и хорошенько вылизала ей попу.

Не помню когда и как закончился наш маленький праздник секса, хотя, ощущение такое, будто тетушка так и заснула, прижавшись ртом к моей щелке.

Утром я приняла душ, переоделась в чистую одежду, которую принесла с собой, позавтракала и отправилась в бабушкин дома. Там я встретила родителей, которые приехали утренним поездом. Мама тут же стала охать и ахать, как я тут прожила столько дней без нормальной ванны и туалета. Я рассекала про нашу любезную соседку, опустив, само собой, кое-какие подробности. Мама призналась, что сама была бы не прочь, освежится с дороги, тогда я посоветовала ей сходить к Гите. Мама согласилась, но попросила меня пойти вместе с ней, чтобы представить ее. Однако когда мы подошли к дому «тетушки», я с удивлением увидела, как они кинулись друг другу в объятья. Оказалось, что мама и Гита, когда-то давно учились вместе. Я оставила их и поспешила обратно, чтобы закончить приготовления к первой церемонии.

Глава 3

Когда я принесла отцу чай, он что-то отчаянно искал, роясь в их с матерью вещах. Я спросила, что он потерял, и отец пожаловался, что никак не может найти свой бумажник, и попросил меня, спросить у мамы, может она видела его. Я сказала ему, что мама сейчас у соседки и вернется где-то через час. Но отец настоял, чтобы я прямо сейчас пошла к Гите и выяснила у мамы все про его бумажник.

Делать нечего, пришлось мне возвращаться к «тетушке». Прошел уже час, как мы с ней расстались, и я наделялась, что мама уже вылезла из ванны. Но когда я подошла к дому, то оказалось, что дверь заперта. Тогда я решила пройти в дом через кухню, но оказалось, что черный ход тоже закрыт изнутри. У меня не было другого выхода, кроме как заглянуть в «тетушкину» спальню, которая была рядом с ванной комнатой. Я тихонько подкралась, отодвинула занавеску и заглянула внутрь. И увидела мама, сидящую на резиновом коврике и «тетушку», стоявшую позади нее. Когда Гита отошла в сторону, я смогла рассмотреть маму получше. Она была абсолютно голой, и все ее тело лоснилось от какого-то масла, которым, безусловно, намазала ее Гита. Я никогда раньше не видела маму голой, она была женщиной строгих нравов и никогда не переодевалась на виду у других (естественно, я не знаю, распространялось ли это правило и на моего отца). И мне стало, обнаружив, что она сидит голой в присутствии женщины, которая совсем недавно соблазнила меня. Поэтому я решила воспользоваться случаем и разглядеть маму во всей ее красе.

Когда она встала с пола, я смогла полностью рассмотреть ее. После восхительной ночи проведенной с «тетушкой», мне без труда удалось смотреть на маму, как на еще одну голую женщину. И поэтому, не отрывая от нее взгляда, я сунула руку в трусы.

У нее была пышная попа, которую Гита не преминула потискать, после того, как обильно намазала ягодицы маслом. Маме сейчас было сорок пять лет, и без сомнения в молодости она была настоящей красавицей. Хотя с возрастом она и располнела, но, несмотря на этот избыток плоти — мощные бедра, толстые ляжки, выступающий живот — у многих мужчин при виде ее стало бы тесно в штанах. Ее огромные груди слегка обвисли, но сохранили великолепную форму. Но больше всего мой взгляд привлекли волосы, обильно росшие у нее между ног. Я никогда еще не видела таких зарослей, сомневаюсь, что их можно было бы закрыть тарелкой. Начинались эти джунгли между ягодиц, и наиболее густо росли вокруг щелки, которая была абсолютно неразличима, и доходили до пупка. А на лобке они были, по-моему, дюйма три глубиной. Вьющиеся, шелковистые, блестящие от масла — просто великолепное зрелище.

Теперь-то понятно, почему мама не смогла управиться за час. Они с «тетушкой» очень давно не виделись, но мне было не ясно, как Гита, было видно, что она наслаждается видом голой мамы, смогла убедить столь пуритански воспитанную женщину (маму) раздеться в ее присутствии.

Вдруг я вспомнила, зачем пришла сюда и, вернувшись к парадной двери, нажала кнопку звонка. На пороге появилась Гита, и спросила о причине моего прихода. Я все ей объяснила, она ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх