Похороны бабушки

Страница: 5 из 5

как?

 — Гладко, как мрамор! — воскликнула мама.

 — Тогда поцелуй ее, поцелуй, — Гита нагнула ее лицо к моей промежности.

 — Ты так приятно там пахнешь. Молодец — следишь за собой, — сказала мама, сделав глубокий вдох. — Но боюсь, что теперь так просто от тебя не отстану.

 — Хорошо, а теперь лапочка повернись и покажи нам свою попку, — велела Гита.

 — Нравится? — обратилась Гита к маме, когда я выпятила ягодицы прямо им в лицо.

 — Конечно. Я обожаю ее тело, ведь это моя дочь. Разве может быть иначе?

Раз так, то почему бы вам обеим не заняться сейчас любовью, прямо у меня на глазах. Вы, разумеется, сможете попрактиковаться дома. Но я хочу сейчас увидеть, как вы любите, друг друга, — «тетушка» хитро улыбнулась.

Больше не было матери и дочери, стесняющихся собственной наготы — мы обнялись, и мама, приподняла свои большие сиси и предложила их мне. Я тут же принялась сосать ее груди, но в этот раз не ради молока, а чтобы доставить ей удовольствие. И мне самой от этой мысли стало так хорошо. Потом я прижалась лицом к месту откуда вышла на этот свет, и которое окружал густой темный лес, но запах, исходивший от ее щелки вскружил мне голову. Мой язык пробирался к цели, словно путешественник через джунгли. Но когда он, наконец, добрался до горшочка с медом, то прошло совсем немного времени, и мама кончила. Отдохнув, она сполна расплатилась со мной за доставленное удовольствие.

Мы всю ночь занимались любовью самыми разными способами. «Тетушка» была ненасытна, и уже под утром опять трахнула маму, как мужчина женщину. За одним исключением — вместо члена у нее был клитор, которым она лихо таранила мамину писю. Гита, вообще, была очень опытной в этих делах, по сравнению со мной и мамой, и знала разные классные штучки.

Утром мы вернулись в бабушкин дом. Мужчины взяли урну с ее прахом и понесли к реке. А потом был устроен большой праздник, и все радовались, будто мы собрались на семейное торжество. Вечером родители уехали домой. Но мама сказала, что я могу остаться в деревне до понедельника, и прямо отсюда поехать в колледж.

Большинство родственников уехало вместе с родителями, и Гита предложила мне переночевать у нее, чтобы не оставаться одной в пустом доме. Когда я пришла к ней с вещами, то встретила очень смуглую пухленькую девушку лет 18. Гита познакомила нас — это была Сантха младшая сестра мужа, которая время от времени навещает ее. Когда Сантха вышла, то «тетушка» попросила меня помочь соблазнить ее, потому что очень хочет трахнуть эту девицу. И если у нее это получится, то она сможет утешаться с ее помощью. Поскольку муж бывает дома всего лишь несколько месяцев в год, а она — женщина горячая ей нужно, как минимум раз в день кончить. Ее золовка, девушка очень застенчивая и совсем не болтливая, но ей самой рискованно делать первый шаг — девушка может устроить скандал, и тогда — конец репутации. А я — человек со стороны, и скоро уезжаю, и поэтому моя помощь просто необходима.

Когда мы поужинали, то уже совсем стемнело. За едой «тетушка» заставила меня и Сантху выпить немного домашнего вина. После ужина она сказала, что у нее в спальне свободной кровати нет, поэтому мне и ее золовке придется спать в одной комнате.

Итак, наступила моя последняя ночь в деревне.

Глава 4

Сантха вошла в нашу с ней комнату, а мы с «тетушкой» сидели на моей кровати и разговаривали, увидев девушку, Гита пожелала нам «спокойной ночи» и удалилась, на прощание, незаметно подмигнув мне. Я завела разговор с «тетушкиной» золовкой о ее доме, учится ли она где-нибудь и так далее. Сантха была не слишком разговорчива, да и к тому же не слишком образованна — она всего лишь закончила курсы машинописи.

Во время разговора я все ближе и ближе придвигалась к ней, пока мы не коснулись друг друга коленками. На мне была блузка и длинная юбка, волосы были собраны в хвост, и специально для Сантхи я не надела лифчик. Я видела, как она нет-нет да поглядывала на мою грудь, мысленно сравнивая ее, со своей — когда бы не встретились две женщины, они даже подсознательно сравнивают сиськи друг дружки. Хотя, конечно, Сантха и не догадывалась, что я собираюсь соблазнить ее и передать «тепленькой» в руки Гиты, которая столько раз дарила мне наслаждение.

Я положила руку ей на плечо и придвинулась еще ближе, и тут же наткнулась на ее удивленный взгляд.

 — О, Сантха, ты такая красивая, можно я посмотрю повнимательней на твою прическу.

На ней была коротенькая, до середины бедер, ночная сорочка, которую ей дала Гита. В этой ночнушке пухленькая смуглянка выглядела особенно аппетитно. А когда я посмотрела на ее большие пухлые губы, которые так и просили поцеловать их, то решила не сдерживать своих желаний и поцеловать девушку, чего бы мне это стоило.

 — Ты мне очень нравишься, можно я тебя поцелую? — нагло спросила я ее.

Сантха была поражена, но из-за природной застенчивости ничего не сказала, а просто закрыла глаза, думая, наверное, что за бесстыжие девушки живут в городах.

Я, ни секунды не колеблясь, наклонилась вперед и нежно коснулась ее губ своими. Она не отодвинулась, но и не показала, что ей приятно. Я погладила ее черные вьющиеся волосы, а потом уложила на постель, а сама легла на нее сверху, и теперь наши сисечки все время терлись друг о друга.

 — Ты такая горячая, моя дорогая, обжечься можно, прошептала я ей на ухо, а потом опять поцеловала в губы.

Но она все так же оставалась безучастной к моим ласкам, — было непонятно нравятся они ей или нет.

Тогда я одной рукой обняла ее за талию, а другую сунула под ночную рубашку. Мои юркие пальчики мигом нашли ее густо заросшую, мокрую от пота подмышку принялась поглаживать волосики. Похоже, что ей это понравилось, и она попыталась остановить меня. Поэтому я еще пару минут щекотала ее подмышку, а затем вытащила руку наружу и понюхала пальцы — запах немного резкий, но не неприятный.

После этого я решила рискнуть и положила руку Сантхе на грудь. Очень-очень нежно я ласкала ее соски через рубашку и лифчик, прошло минут пять, и они набухли и стали длиной с половину моего мизинца. Я зажала соски между пальцами и принялась теперь их, чувствуя, как они ставятся еще тверже, посасывая при этом ее верхнюю губку. И, в конце концов, девушка сдалась и ответила на мой поцелуй. Я сосала и покусывала эти прекрасные губы, пока они не распухли. А потом наши языки переплелись, и я поняла, что победила.

Воодушевленная этим, я стала гладить ее живот и бедра, сначала поверху ночнушки, а затем задрала подол до пояса и обнаружила, что трусов-то на ней не было! Погладив волосатый лобок, я сунула палец в уже намокшую щелку. И скоро комнату наполнила неподражаемая смесь ароматов ее сока и пота. Немного погодя, я совсем стащила с нее ночную рубашку, и она осталась лежать только в лифчике — не слишком изящным — такие обычно только в деревнях и носят. Тут выяснилось, что крючка у него не было, только какой-то узел, с которым мне не удалось справиться. Но я жутко хотела увидеть, каковы ее грудки на самом деле, и девушка сама сняла лифчик и отбросила его в сторону. Я жадно сжала открывшиеся сокровища, и стала ласкать их сначала нежно, затем чуть сильнее, и, наконец, поглаживание превратилось в грубое тисканье. Мне хотелось месить их словно тесто — эти смуглые, почти черные сиськи без лифчика выглядели гораздо больше. А вдобавок к этому у нее была большая волосатая мокрая пизда (упс!). Не в силах устоять, я стала сосать груди, облизывать и покусывать соски.

 — О-о-о-о, еще, еще, — упрашивала она.

А я тем временем прочесывала ее промежность в поисках заветной цели, которую из-за густой растительности найти было нелегко, думая о том, что, когда Сантха выйдет замуж, то супруг сначала отведет ее к парикмахеру, а уж только потом трахнет. Наконец мне снова удалось найти щелку, но только когда заставила девушку шире раздвинуть ноги.

Но когда увидела, выглядывающею из густых зарослей красную кнопочку клитора, то, забыв обо все на свете, накинулась на ее писю. Зажав губами клитор, я принялась сосать его словно маленький член. Сантха извивалась на постели, и мне пришлось крепко ухватить ее за попу, чтобы удержать на одном месте. И когда она кончила, ее сок мощной струей хлынул мне в рот.

Немного передохнув, она решила, что нужно не только брать, но и отдавать, поэтому сняла с меня блузку и начала сосать мои сисечки — почти белоснежные по сравнению с ее дыньками. Затем, тщательно вылизав мне подмышки, Сантха сняла юбку, потом сорвала трусы и замерла, увидев мою гладенькую, без единого волоска, писю. Уверенна, ей и в голову такое не могло прийти!

Она легла на меня, и задвигалась, словно мужчина на женщине, но внезапно открылась дверь, и на пороге, кипя от возмущения, появилась «тетушка»

 — Сантха, чем это ты занимаешься? — завопила она.

Я просто не могу передать словами, какое выражение лица было у ее золовки в этот момент — она даже не представляла насколько это может быть унизительно, когда тебя ловят, что называется на месте преступления. Похоже, Сантха даже не могла решить, что делать: прикрыться самой, накрыть меня простыней или бежать прочь из дома Гиты. Жена ее старшего брата застала абсолютно голой с другой девушкой, тоже голой. Сантха расплакалась и упала на колени перед Гитой.

 — Сестра, пожалуйста, не говорите об этом никому. Это не я — это все она! — Сантха попыталась перенести часть вины на меня, даже не подозревая, что стала жертвой хитроумного плана «тетушки», которой всего-навсего хотелось трахнуть ее.

Гита великолепно сыграла свою роль, ее лицо покраснело, как бы от гнева, но я-то знала, что это — цвет победы.

 — Где это ты научилась таким гадостям — раздела бедную девушку, соблазнила ее, а теперь говоришь, что это она во всем виновата. Лгунья!

Я получила истинное удовольствие от этого спектакля — сама судьба уготовила Сантхе место в «тетушкиной» постели. Гита торжественно пообещала, никому не рассказывать про то, чем занимается ее золовка. А остаток ночи она провела с нами, делая со мной и Сантхой все, что захочется.

Для начала, она приказала Сантхе трахнуть меня, и после того как мы обе кончили, сказала, что ей давно хотелось заняться сексом с женщиной, и сейчас она впервые сделает это (кто ж тут лгунья!). Бедная Сантха вылизала Гиту с ног до головы, стараясь так ублажить ее лучше, чем муж. А Гита вовсю пользовалась этим, заставив девушку лизать ей подмышки, щелку, попу. Потом она отвела Сантху в ванную и побрила ее, после чего я попробовала эту свежевыбритую писю на вкус. А за это, Сантхе пришлось почти час лизать мне попу, пока я не кончила.

Утром она уехала, обещав, вернуться в следующее воскресенье. А вечером я тоже должна была отправляться в колледж, поэтому после ленча Гита буквально накинулась на меня. Намазав мое тело маслом, она стала фотографировать меня «полароидом». Я принимала разные позы, а «тетушка» лежала на постели и ласкала себя. Затем она велела встать мне на четвереньки, и трахнула в попу, используя вместо члена свой большой клитор. Кончив несколько раз, мы побежали в ванную. Там она целый час мыла меня, после чего я полизала ее. И на закуску, Гита пописала мне на лицо, после этого я опять помылась.

Поздно вечером, я приехала в общежитие колледжа, и только там поняла, как сильно я устала.

Бедная бабушка. Не думаю, что я вела себя на ее похоронах, как должна себя вести скорбящая внучка, но судя по огромному количеству ворон слетевшихся на угощение ни она, ни другие предки на меня не в обиде.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх