Рутина

Страница: 4 из 5

блестящие и изнывающие от всего, что мы с ними выделывали. Давая передохнуть Сюрпризу я приник к Реакции, которая потекла сразу и обильно. Похоже так мы быстренько раскочегаримся все трое, что может быть и к лучшему, поза на столе для девчонок не самая удачная, да и стол жестковат. Зато мне — так полный улет.

Я заныривал в глубины Реакции, опускался ниже на Сюрприз и поднимался обратно к Реакции. Руки шарят по «бутерброду для эротомана» на столе Стол уже ходил ходуном, мне даже подумалось, что надо будет его вписать в ведомость на списание — ночи он явно не переживет, да представьте, об этом, сосредоточься я на том что делаю, уже б раз пять обкончался. Но в конце концов я то же не железный! Реакция зашлась в оргазме щедро поливая меня и вагину Сюрприза, Сюрприз практически не отставала, чуть чуть не дотягивая до кульминации. Я вскочил и довольно грубо воткнулся в Сюрприза, хотя в нашем состоянии за грубость уже фолы не дают. Вагинка Сюрприза узенькая, мокрая и горячая приняла меня с протяжным чавканьем. Начинаю набирать обороты. При переходе с первой на вторую передачи Сюрприз выгибается луком, подбрасывая Реакцию и сдергивая свою пещерку с моего копья, жалко только, что она такая же молчунья, в этом процессе, как и я, но и ее хриплые стоны были вполне достойной наградой. Тут же переключаюсь на Реакцию, хотя ее и без меня уже во всю пробрало, буквально десяток мощных толчков в пульсирующем и хлюпающем влагалище — отполировали картину. Стол пока держался но всеми средствами давал понять, что это не на долго. Теперь надо не дать остыть моим красавицам, и я самозабвенно занялся ротацией. Дальше как у классиков — «все смешалось в доме Обломовых», от ротации в две пещерки, я перешел к ротации в четыре пещерки. Весь мой бутерброд был обильно полит нашими соками и потом, наши постанывания сделали бы всемирную славу озвучке любого фильма. Крыша съехала окончательно и бесповоротно и я понял что кончаю уже непосредственно в самом процессе, благо, что в самой нижней пещерке (а к этому времени дырочки именно так и выглядели) Сюрприза. Выдернув свой яростно отстреливающийся член из жаркого котла, я излил остатки на спину Реакции.

Последний патрон был расстрелян и над полем брани повисла тишина. Сил не было даже на стоны, причем похоже у всех. Сюрприз бессильно уронила ноги и руки. Реакция поднялась на вытянутые руки над Сюрпризом, выгнувшись в спине, голова ее бессильно свешивалась на грудь, сперма потекла со спины по ложбинке попы, заполняя еще не закрывшийся анус, стекая по влагалищу и капая на промежность Сюрприза, где продолжала свой путь уже в обратном порядке. Из под меня будто выдернули ноги и я рухнул на стул сзади. Картинка передо мной останется со мной на всю жизнь, и точно будет скрашивать старость, какой бы она не была. Реакция похоже так же исчерпала резервы и, прогнувшись еще раз, рухнула на Сюрприз. Ее вновь мелко затрясло. Сюрприз не подавала признаков жизни. Собрав остатки сил встаю и приобнимаю свой бутерброд сверху. Так и стоим, отходим. Стол узковат для двоих а тем более троих рядом лежащих, а на более длительное изменение дислокации пока нет сил и желания. Мимо проходит вечность.

 — Дорогие мои — нарушаю я священную тишину — Ваш загнанный Россинант просит о перекуре с пересыпом.

 — Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли? — похоже мы с Реакцией смотрели одинаковые фильмы подумалось мне

 — Да и собственно помыться таки надо — не совсем в тему произносит частично ожившая Сюрприз.

 — Тогда план такой — подвожу я итог — Расплетаемся, отлеживаемся на лавке, потом моемся.

 — Принято единогласно — хмыкнула Реакция, начиная процесс высвобождения, с моей всесторонней помощью.

Утвердив Реакцию на ногах, легонько шлепаю ее по попке, для придачи ускорения в нужном направлении, и занимаюсь Сюрпризом. Сюрприз поднимать уже легко, хоть она практически не помогает, по ее лицу блуждает задумчивая улыбка чему то одной ей известному. Так, поддерживая Сюрприз, а может опираясь на нее, перебираемся на лавку, где уже лежит Реакция, закинув руки за голову. Сажусь в ее изголовье, и с другой стороны укладываю Сюрприз, кладу ее голову на свои колени, Реакция подтягивается к нам и укладывает голову рядышком с Сюрпризом, я откидываюсь на стену и вытягиваю ноги. ВСЕ, три трупа на Плющихе. Состояния не стояния, не сидения и пожалуй не шевеления. Но где то там, под нами, пиво и сигареты.

 — Проверьте под кем припасы — говорю я через некоторое время в потолок.

Девчонки, судя по звукам, зашарили под лавкой руками, вставать видимо и у них не было желания.

 — Подо мной — заявила Сюрприз, доставая подряд то, что нашупывала.

Засунув ненужное за спину я таки оказался обладателем бутылки, пачки и зажигалки. Сигарету в зубы, зажигалкой открываю пиво, запаливаю сигарету.

Сигарета пошла по кругу, бутылка последовала за ней. Мы просто лежали и молчали, видимо каждый о своем, а может об одном и том же. Время шло, наверное было уже часам к десяти.

Силы возвращались постепенно, а с ними приходило несравненное удовлетворение. Наверное что то подобное испытывает художник, написавший с любовью картину, которую с благодарностью и восхищением приняла публика. Девчонки так же зашевелились.

 — Пожалуй на подходе третья часть Марлезонского балета — провозгласил я, прикидывая как выбраться из столь милого заточения.

Девчонки поднялись сами, решив тем самым мою проблему, и синхронно потянулись. Потягивающаяся, хорошо оттраханая, девушка до боли напоминает мне только проснувшегося ханорика (живет у меня такой зверек смесь хорька и норки). Кто таковых не знает, может представить себе горностая, та же грация и гибкость. Итак, двинулись к душевым. Девчонки разбежались к своим пакетам, за причиндалами, я запустил воду в одной кабинке и встал под поток. Упругие струи возвращали телу упругость и силу, а с ними возвращалась и крыша, из каких то неведомых далей. Подошли девчонки, о чем то перешептываясь. В руках поролоновые губки и бутылки шампуня, похоже из одной партии, а вот конструктор этих бутылок явно был сексуальным маньяком. Вы, думаю встречались с такими бутылками — высокая круглая бутылка со сглаженными ребрами и шарообразной крышкой — ничего не напоминает? Вот вот, мое воображение, полу оглохшее и парализованное, услужливо нарисовало мне очень пикантную картинку с участием двух девушек, двух таких бутылочек и меня болезного. Центр, отвечающий за резервы организма, наложил категорическое вето на сий образ. Девчонки вручили мне свою ношу и нырнули в струи душа, благо кабинки не маленькие, а конус вылетающей воды широкий.

Справедливо решив, что за перерасход шампуня я не буду расстрелян, обильно выливаю его на губки, и тискаю их как эспандер, белая пена капает с рук на частую деревянную решетку душевой. Девчонки резвятся вовсю, вот уж у кого все в порядке с регенерацией. Подлавливаю выскочившую из воды Сюрприза и начинаю напенивать ее двумя губками с двух сторон, намыленное тело скользит под руками, возвращая смысл жизни и подтачивая ранее наложенное вето. Сюрприз подняла руки над головой и посмеиваясь стала поворачиваться по кругу, я только вращал губками, опуская их к ступням и поднимая к шее. Как Афродита из пены, из струй вышла Реакция, и я переключился на нее, и мы повторили предыдущий прием с намыливанием. Сюрприз пока намыливала волосы, волосами Реакции я занялся сам. Потом мы все занырнули под душ, активно отфыркиваясь и посмеиваясь. Видимо идея замылить меня пришла им одновременно, по крайней мере они не сговариваясь вытолкнули меня из воды и вышли сами, вооруженные губками и шампунем. Похоже, вето на картинку было таки преодолено моей нижней палатой, начавшей подавать недвусмысленные признаки жизни, и во исполнение плана, я отобрал у них обе бутылочки, сполоснув их под душем.

Реакция, надраивающая ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх